«Как говорит папа: «Моя фамилия усложнит тебе жизнь». Это правда». Честное интервью Михаила Губерниева

Сын комментаторов «Матч ТВ» Дмитрия Губерниева и Ольги Богословской — о детстве, взрослении, отношениях с родителями и будущем.

В день рождения Дмитрия Губерниева сайт «Матч ТВ» решил поздравить его необычным образом — записать интервью с его сыном Михаилом о том, каково ему живется с такой известной фамилией. В этом интервью Губерниев-младший откровенно рассказал:

  • Кто из родителей больше занимался его воспитанием
  • Как к Михаилу относились сверстники в школьные годы
  • Из-за чего у него происходят ссоры с отцом
  • Что ему нравится больше: биатлон, который комментирует папа, или легкая атлетика, которую комментирует мама
  • Почему Губерниев-младший пошел учиться в Высшую школы экономики, а не на журфак МГУ
https://www.instagram.com/p/BTjsf4JDZnf/

— Твой телефон мне скинул твой папа. Ты у него записан как Курулдубаса. Что это означает?

— Понятие не имею. Как-то у него возникло это слово. Наверное, мне тогда было лет пять. А потом прижилось. Это просто набор букв, не более того.

— Каким ты вспоминаешь свое детство?

— Я был очень баловливым ребенком. Родители рассказывали, что в 3 года начал ругаться матом, конечно, не понимая, что делаю. Это пошло от няни, которая меня к этому приучила. Но не могу сказать, что были какие-то проблемы в детстве, и не помню времени, когда был совершенно несчастлив. Детство было веселое, разнообразное. Занимался спортом, хотел стать футболистом, но в итоге понял, что спорт в профессиональном виде — это немножко не мое. Сейчас учусь в Высшей школе экономики на «Международных отношениях», то есть на факультете, совсем не связанном со спортом. Спорт мне просто не так интересен, как отцу. Хотя раньше футбол был главным увлечением. Думал, чтобы стать нападающим или даже вратарем. Папа все время рассказывает, как в 5-6 лет бросал мне мандарины, а я их запросто ловил.

— Кто занимался твоим воспитанием? Что закладывали и прививали тебе в детстве?

— Надо сказать, что мама и отчим Саша сыграли здесь наибольшую роль. Дело в том, что папа достаточно рано развелся с мамой и не мог так часто принимать участие в моем воспитании, как могло бы быть. Но в этом абсолютно нет ничего страшного.

Мама у меня очень добрый человек, поэтому прививала мне такие вещи, как неравнодушие к людям, сострадание. Для нее важно, чтобы я отучился в школе, затем в университете, получил определенный багаж знаний, чтобы им впоследствии воспользоваться и найти работу по душе. У папы немножко другой подход. Он, например, не считает, что Высшая школа экономики — это приоритет для меня. Отец, как мы знаем, учился в институте физкультуры, но больше образовывался сам — читал книжки, что-то изучал, интересовался. Мама, несмотря на то что окончила университет гражданской авиации, а работает комментатором и корреспондентом, говорит, что в институте заточила мозги, чтобы хорошо соображать и работать по максимуму.

Поэтому мне сейчас достаточно трудно находиться между двух огней. Каждый смотрит на мое образование со своей колокольни. Естественно, оба родителя являются для меня большими авторитетами, но я понимаю, что мне нужно делать определенные выводы и двигаться в своем направлении.

https://www.instagram.com/p/BSQp5kBglg1/

— Какова была папина роль в воспитании?

— Папа всегда в меня душу вкладывал, всегда интересовался моей жизнью. Он хотел, чтобы я знал языки, занимался спортом, читал книжки. Я же, честно сказать, вообще не книгочей. Раньше папу не слушал, обижался. Он сыграл огромную роль в том, что объяснял важность каких-то вещей, которые, возможно, мама не так сильно объясняла. В том числе по поводу чтения книг и изучения языков. Но, кстати, папа сейчас не согласен с тем, что вторым языком я учу испанский. Он хотел, чтобы я изучал немецкий, объясняя это тем, что с Германией у нас максимально благоприятные отношения в экономическом плане. Но в итоге сказал, что лучше уж учи два языка, чем ни одного как он. Поэтому могу сказать, что папа играл и играет до сих пор большую роль в моем воспитании.

— Когда ты осознал, что твой отец — достаточно известный человек?

— Он всегда был для меня авторитетом. Наверное, это случилось лет в 4-5. Садишься перед телевизором и видишь, как он ведет какое-то мероприятие или что-то комментирует. Когда ты на это смотришь, то подсознательно у тебя откладывается, что у тебя папа — великий человек. Ты, естественно, гордишься. Может, не показываешь ему это, но внутри чувствуешь. В детстве у меня был период, когда я очень любил, что мою фамилию произносят, что говорят, что я сын Дмитрия Губерниева. Но потом осознал, что это некультурно, что надо добиваться чего-то самому. Как говорит папа: «Моя фамилия немножко усложнит тебе жизнь». Это правда. Начинаю понимать это сейчас. Нужно доказывать, что ты лучше, что ты первый. Раньше же я был капризным ребенком, который ни к чему не стремился, которому ничего не было нужно.

— Родители тебя не избаловали? Покупали все, что просил?

— Абсолютно. Все всегда было. Да, мы говорим, что детство было счастливым, но сейчас сложно прокладывать дорогу самому, потому что всегда думаешь: «Ну ладно, родители помогут если что». Сейчас стараюсь смотреть на эти вещи по-другому: не надо мне помогать, я сам. Иначе я просто никем не стану. Мне бы очень хотелось в какой-то сфере стать профессионалом, номером один. Это для меня важно. Чтобы в будущем я стал не Губерниевым-младшим, а просто Губерниевым. Есть у меня такие мечты и желания. Переживаю по этому поводу сильно. Надеюсь, что все будет хорошо.

https://www.instagram.com/p/CE3wPS_BP7T/

— Как ты думаешь, почему у тебя папа — номер один в профессии?

— Мне кажется, что тут нужно уметь быть современным. Мир меняется космически быстро. Надо понимать все тенденции. Вчера в моде одно, сегодня — другое. Никого не хочу обижать, но есть люди, которые выстрелили сегодня, а завтра уже все. Сегодня цветок вырос, а завтра завянет. Папа — такой человек, который каждый раз подстраивается под современность, под сегодняшний мир. Важно цепляться за все что только можно. Недавно все обсуждали историю с Бузовой, сегодня — ну, была и была. Когда ты каждый раз понимаешь, что нужно людям, тогда успех тебе обеспечен. Важно быть современным, несмотря на то, что становишься старше.

— Как тебя воспринимали с фамилией Губерниев в школьные годы?

— На самом деле мне повезло, потому что меня в школе не воспринимали как-то по-особенному. Если честно, то у меня не очень все хорошо сложилось с одноклассниками. Просто я человек коммуникабельный, а друзей у меня в школе не было. Но это произошло не из-за фамилии, а по каким-то личным мотивам. Чтобы в школе кто-то издевался, подкалывал, задавал какие-то неудобные вопросы — такого не было. Но такое было в футбольном лагере, в который я каждый год ездил начиная с 8 лет. Там была другая атмосфера. Спортивный лагерь, где все прекрасно знают, кто мой отец. Действительно происходили такие вещи, когда я приезжал, никому ничего не сделал, но ко мне люди начинали относиться как-то плохо.

— Как это проявлялось?

— Какие-то подколы, какие-то угрозы даже бывали. Разные случаи.

— Сейчас у тебя открытые страницы в соцсетях. В директ за папу «прилетает»?

— Иногда действительно бывает. Но я абсолютно спокойно это воспринимаю. Ну, какие-то люди, которые ничего не добились, где-то там сидят… А как это еще объяснить? Если человеку что-то не нравится и он адекватно реагирует на вещи, то он не будет строчить огромное количество комментариев по поводу того, какой ты там козел. То, что есть люди, которые все эти вещи пишут, тоже показывает авторитет отца. Он правильно говорит: «Главное, чтобы не были равнодушными». Чем ты большего добиваешься, тем больше у тебя хейтеров и поклонников. Это нормально. Не могу сказать, что это как-то задевает. Я иногда могу, конечно, в инстаграме кому-то ответить. Но это больше веселья ради. Не надо принимать подобное близко к сердцу.

https://www.instagram.com/p/BVFXGubjda9/

— Читаешь ли новости? Следишь за папиной деятельностью?

— Не могу сказать, что всегда слежу. Часто я не понимаю, где он находится. Созваниваемся мы тоже не каждый день. Может, это неправильно, конечно, и надо каждый день спрашивать. Сейчас он это прочитает и может мне по балде дать: «Почему это ты не знаешь, где я?» Но ты просто привыкаешь к тому, что твой отец — это человек, который находится везде и всегда. Сегодня в одном месте, завтра — в другом, послезавтра — в третьем. Это уже какая-то бытовуха.

— Как часто видишься с папой?

— Сейчас мы видимся чаще, чем раньше. Раньше — это 8, 9, 10 классы. Тогда виделись реже. Теперь восполняем этот пробел. Какие-то концерты, съемки, мероприятия — всегда вместе. Папа постоянно меня куда-то приглашает. Там уже мы с ним можем все обсудить, поговорить о жизни, воспитании. Время находим. Понятно, что не так много, как с мамой и Сашей, потому что я с ними живу. Но тем не менее сейчас ситуация лучше.

— Часто бывает, что, когда у подростка очень занятые родители, то он предоставлен сам себе и начинает связываться с плохими компаниями, где алкоголь, сигареты. У тебя был такой период?

— Могу сказать честно, что один раз в седьмом классе попробовал курнуть «электронку», чтобы понять, что это дрянь еще та. Больше никогда в жизни ничего из такого в рот не брал. Никогда не было с этим проблем. Конечно, это в первую очередь благодаря маме и отчиму, которые меня держали в кулаке. Да и все знают, что я с подобным связываться не буду. Это абсолютно не мое.

— Самый большой проступок, который совершал в детстве?

— Не могу сказать, что я где-то конкретно накосячил. Я все-таки ребенок, выросший в тепличных условиях, и до сих пор я в них живу. Бывали какие-то мелочи в основном. Может быть, какие-то ссоры с родителями из-за недопонимания, но не более того.

— С папой серьезно ссорился?

— Бывали разные ситуации, но в основном они были высосаны из пальца.

— Например?

— Не могу сказать. Просто из-за какого-то недоразумения. Например, я, по его мнению, не очень корректно выразился по какому-то вопросу. При этом я ничего плохого не имел в виду, никакую подлость не совершил. Но вдруг звонит папа и кричит… Видите, даже какой-то более конкретный пример не могу привести, потому что ни папа не понимает, почему произошла ссора, ни я. Просто ерунда. Иногда надо выпускать пар. Но у нас никогда с ним не было ссор по важным вопросам. Всегда какая-то мелочь, которую брать в голову точно не стоит.

Кому-то со стороны может показаться, что папа грубиян или слишком эмоциональный. Но люди разные. Бывает, что человек на первый взгляд кажется очень милым, добрым, ласково с тобой разговаривать, а потом в один момент может просто тебе нагадить. Папа такого никогда не сделает. Да, он может сорваться в какой-то ситуации, но никогда не совершит подлость по отношению к кому-то. Если его изучить получше, то понимаешь, что он очень добрый, искренний и всегда придет на помощь, когда это нужно.

https://www.instagram.com/p/Bnbp_t8H8jS/

— Твоя любовь к хэви-металл пошла от папы?

— А от кого же еще? Со «Smoke on the water» Deep Рurple. Мне было, по-моему, лет пять. Он к нам приехал в квартиру, где стояло караоке. Помню, какие-то песенки на нем пели. И тут папа включает «Smoke on the water»… Тун-тун-тун-тун-тун-тун-тун. Это произвело на меня такое впечатление. Я тогда понял, что вот она моя музыка. С тех пор началось мое знакомство с хэви-металл, так и продолжается до сих пор. С папой можем часами общаться на эту тему. У нас без этого встречи не проходят. Всегда к хэви-металл возвращаемся.

— Но это же музыка не твоего поколения. На концертах же наверняка почти все намного старше тебя.

— Да, конечно, очень редко вижу ребят моего возраста на концертах. Но понимаете, мы живем в глобализированном мире, где что-то быстро появляется и так же быстро исчезает. Мода такая вещь: сегодня есть, завтра нет. Я на этой музыке вырос. Хоть и надо знать, что происходит в современном музыкальном мире, но мне это совершенно неинтересно. Мои музыкальные предпочтения отличаются от предпочтений моих друзей. Однако не могу сказать, что в жизни это как-то мешает.

— Комментировать спорт никогда не хотелось?

— Не могу сказать, что хотелось, но мне очень нравится камера. Мы с папой вместе проводили прямой эфир (1 июня) на «Матч ТВ». Я такое удовольствие получил, даже не представляете. Это все так атмосферно, да и поговорить я люблю. Было приятно, что папа меня похвалил. В тот день зашел в инстаграм, а ощущение было такое, что как будто все обсуждают нас с папой и больше никого. В основном комментарии были позитивные. Конечно, это приятно. В школе я проводил какие-то мероприятия: день рождения школы, другие праздники. Туда одноклассники приходили, но никому это было не нужно. Провел и абсолютно никакого удовольствия не получил. А тут такая движуха, все что-то делают, и ты на одной волне с ними. Это затягивает. Тогда сразу появляются стремление и интерес.

https://www.instagram.com/p/CPmwEGprcyp/

— Что сказала мама?

— Ей понравилось. Сказала, что для первого раза я молодец. Понятно, что есть над чем работать. Я пересматривал эфир, пытался какие-то ошибки для себя выявить. До идеального результата еще очень-очень далеко. Другое дело, что я все равно задумываюсь над тем, чтобы не копировать маму или папу. Стараюсь быть самим собой. Раньше казалось, что надо как папа — эмоционально, что всем это нравится. Но кому нужен второй папа? Я слушаю папу и маму, вникаю, анализирую, но стараюсь выработать свой подход, найти свой стиль. Естественно, у меня в этом плане мало опыта, но надо каждый раз что-то пробовать, постепенно наращивать мускулатуру.

— Провокационный вопрос: легкая атлетика или биатлон?

— Знаете, почему выберу легкую атлетику? Потому что на лыжах я практически никогда не катался, а бегаю до сих пор.

— Смотришь папины и мамины репортажи?

— Иногда смотрю, но больше случайно, а не специально. Если возьмем Олимпиаду, то да, смотрел легкую атлетику. Но не могу сказать, что, например, слежу за тем, когда начнется биатлонный сезон. Не особо. Я сейчас учу языки, делаю домашки, пытаюсь найти себя. Родители смотрят на это по-разному. Мама говорит: «Миш, я в твоем возрасте не знала, что стану спортивным комментатором и корреспондентом». Отец наоборот: «Миша, кем ты будешь работать? Я уже знал, кем хочу быть. Читал книжки в спортивном направлении, следил, изучал. А ты что хочешь?» Но это он так говорит, потому что человек такое существо, которое, опираясь на какие-то свои успехи, начинает во многом идеализировать прошлое. Папа здесь скажет: «Опять мамиными словами говоришь!» Да, это мама мне объяснила, и я с ней в этом плане согласен. Сейчас у меня такое время, когда я не зацикливаюсь на чем-то одном. Стараюсь и в спорте, и в истории, и в языках. Расчет на то, что в будущем у меня уже будет какой-то багаж знаний и опыт, который я смогу применить и найти себя. Пока не знаю, чем стану заниматься. Единственное, уверен, что мне интересно общение — на камеру, с людьми. Точно с этим будет связано, но в какой именно сфере — большой вопрос.

— По какому принципу выбрал Высшую школу экономики?

— В 11 классе я понял, что математика, физика и химия — это вообще не мое, а история и языки даются лучше. Высшая школа экономики — такой вуз, который не направлен на что-то конкретное, в отличие от МГИМО. В МГИМО люди идут, чтобы сразу стать дипломатами, послами. «Вышка» дает тебе базу, и ты сможешь применить ее в будущем. Если честно, то многие ребята в моем возрасте не знают, кем хотят быть. Тут есть все: культура, право, политология, языки. Попробовав все, можно что-то выбрать. Поэтому предпочтение института исходило из этого. Престижный вуз, где тебя будут нормально обучать, раз ты сам не знаешь, чем хочешь в дальнейшем заниматься.

https://www.instagram.com/p/CTUfK6AogRJ/

— Варианты с журналистикой не рассматривал?

— Мама мне всегда говорила: чтобы быть журналистом, не надо поступать в МГУ на журфак. Зачастую те, кто туда пошел, журналистами толком не стали. Папа и мама никакой журфак не заканчивали, а являются лучшими в своем деле. Поэтому акцент делал на что-то более престижное и даже общеобразовательное. Общеобразовательное с точки зрения, что там есть все.

— Ты сказал, что папа Высшую школу экономики не воспринимает. А он что хочет? Кем тебя видит?

— Он хочет, чтобы я решил, кем стану, но считает, что институт — это просто трата сил и времени. Не то чтобы он очень сильно против, но, мне кажется, не очень знает, зачем нужна Высшая школа экономики. Если ты на «Международных отношениях», то интересуйся политикой, читай книги, телеграм-каналы, образовывайся самостоятельно. Он говорит: «А что дальше, после Высшей школы экономики?» Действительно: а что дальше? Это такой вопрос, на который я не могу найти до сих пор ответ. Надеюсь, что какая-то дорога сложится. Понимаю, что, если не идти в институт и ничего не делать, то точно никем не станешь. Это лучше, чем ничего.

— Это интервью выйдет в день рождения твоего папы. Что бы ты хотел ему пожелать?

— Я хочу пожелать, наверное, с одной стороны, самого банального, а с другой — настолько важного в нашем мире. Хочу пожелать ему быть счастливым, чтобы внутри ему всегда всего хватало. Все остальное уже внутри этого понятия закладывается. Быть счастливым — это быть здоровым, добрым. Чтобы он ни в чем не нуждался. Счастья!

Открыть видео

Читайте также: