Хоккей

«Вратарский дуэт «Рейнджерс» Георгиев – Шестеркин? Я буду только за». Александр Георгиев – о переходе в НХЛ

«Вратарский дуэт «Рейнджерс» Георгиев – Шестеркин? Я буду только за». Александр Георгиев – о переходе в НХЛ

Серебряный призер молодежного чемпионата мира Александр Георгиев рассказал «Матч ТВ», как стал игроком системы «Нью-Йорк Рейнджерс»

Карьера 20-летнего Георгиева удивительна. Он был первым номером молодежки на чемпионате мира в Хельсинки, но после удачно проведенного турнира все равно остался в Финляндии, где выступал за ТПС. Хотя молодой, перспективный вратарь с российским паспортом – лакомый кусок для многих клубов КХЛ. В минувшем январе Георгиев подписал новый 3-летний контракт с клубом из Турку, а сейчас назвал причины такого решения, которое в итоге привело его в «Рейнджерс».

– Удивительно, как игрок с действующим контрактом может взять и уехать.

– Между местной элитной лигой и НХЛ есть соглашение, по которому заокеанский клуб может в любой момент подписать игрока взамен на денежную компенсацию.

– То есть одного желания «Рейнджерс» вполне достаточно, и ТПС вообще ничего не решал?

Фото: © Getty Images

– Ну не совсем так. Пусть возможность уехать в НХЛ – стандартный пункт в любом контракте с финскими клубами, но все-таки не одностороннее движение. Например, ТПС мог не отпускать меня до 15 июля, но мне пошли навстречу.

– В вашей ситуации к тому же есть важный нюанс: человеческие отношения. ТПС дал вам шанс, когда вы оказались никому не нужны в России, а сейчас вы покидаете Финляндию через несколько месяцев после заключения трехлетнего соглашения с «Рейнджерс». В Турку вас поняли?

– Я только прилетел в Финляндию из Москвы и пока еще не успел встретиться с генеральным менеджером ТПС Антеро Нииттимяки. Но и он, и наш тренер Фредерик Норрена известные в прошлом вратари. Уверен, они понимают, к чему я стремлюсь, и хотят, чтобы я развивался дальше. К тому же клуб получил за меня приличную компенсацию и сможет найти усиление на эти деньги.

– В прошлом сезоне у вас была отличная статистика в регулярном чемпионате (1,7 пропущенных шайб в среднем за игру в 27 матчах), а в плей-офф играл другой вратарь. Получается, могли уйти и из-за недостаточного доверия?

– Дело точно не в этом. А то, что в плей-офф сыграл только раз… Вот так получилось. Сами знаете, главный тренер доверяет тому, кто лучше готов. По регулярному чемпионату у меня была статистика лучше, чем у другого Оскари Сетонена. Но в плей-офф выпускали его, наверное, как более опытного. Плюс в концовке регулярки несколько матчей провел неудачно – тоже могло сыграть свою роль.

– С тех пор, как вы удачно сыграли за сборную на молодежном ЧМ-2016 и стали известны стране, болельщики задаются вопросом: «Как наш талантливый, молодой, прогрессирующий вратарь не попал в КХЛ, где можно получить контракт явно выше, чем в Финляндии?»

– Такого момента, когда я был прямо вот близок к возвращению в Россию, не было. Были разговоры, предложения, варианты, но у меня изначально стояла цель уехать в НХЛ. И подписывая зимой трехлетний контракт с ТПС, держал ее в уме. Хотел подписать контракт в НХЛ за эти три года, видите, хватило и нескольких месяцев.

– А кто из КХЛ выходил на вас сейчас, наверное, уже не секрет?

– Не вдавался в детали. Агент спрашивал: «Ты бы хотел? Есть вариант», но я сразу говорил, что с прицелом на НХЛ мне лучше оставаться в Финляндии.

– Получается, первостепенное значение имел как раз вот этот пункт в финских контрактах, позволяющий уехать в Северную Америку в любой момент?

– Совершенно верно. Если подписать трехлетний контракт в КХЛ, то на этот срок о НХЛ можно забыть, а финский контракт дает тебе гибкость. Свободу в принятии решений: играй отлично и в любой момент можешь поехать за мечтой. Также мне хотелось продолжать работу именно с Норреной, который пригласил меня в Финляндию и многому научил.

– А как проходил сам процесс подписания контракта с «Рейнджерс», ведь вы же не были задрафтованы?

– Мы общались с клубом какое-то время. Меня спрашивали о планах, стремлениях. То есть еще до июньской поездки в Нью-Йорк я знал, что являюсь одним из кандидатов на контракт. А в лагере развития, естественно, клуб хотел на меня посмотреть вживую, пообщаться и показать, как устроена инфраструктура.

– И какие впечатления?

– Был в лагере развития в течение пяти дней. Сначала показывали организацию, как все устроено. Занимались в зале, а потом три дня проводили двусторонние игры с участием хоккеистов, которых клуб выбирал на драфте в разные годы и просмотровых хоккеистов вроде меня. Смотрят, как игроки развиваются и дают им советы, как прогрессировать, чтобы попасть в клуб. Даже был доктор по сну. Это, конечно, удивило.

– Клуб уже обозначил, какие у вас перспективы на ближайшее будущее?

Фото: © РИА Новости/Алексей Куденко

– Конечно, когда тебе дают контракт в профессиональном хоккее, клуб обозначает, в какой роли тебя видит. На данный момент, в команде НХЛ первым вратарем, очевидно, будет Хенрик Лундквист, а его сменщиком Ондржей Павелец. Меня же видят первым голкипером фарм-клуба «Хартфорд» в АХЛ. Понятно, что никаких гарантий нет, и будет серьезная конкуренция. Надо будет доказывать и пользоваться шансом.

– К тому же были примеры, что пробиться из АХЛ в основу реально.

– Андрей Василевский – отличный ориентир. Начал в АХЛ и постепенно зацепился за шанс в первой команде. Буду стараться повторить его путь.

– Вы знаете, что «Рейнджерс» через два года рассчитывает заполучить другого российского вратаря Игоря Шестеркина?

– Знаю, что он задрафтован клубом, но сейчас на контракте со СКА. С самим Игорем лично не знаком и не общаюсь.

– Российский вратарский дуэт в «Рейнджерс» через два сезона стал бы большим событием для наших болельщиков.

– Я буду только за. Только именно дуэтом реальнее через четыре года (смеется). Все-таки Лундкивст – легенда, а его контракт рассчитан как раз на такой срок.

Фото: globallookpress.com, Getty Images, РИА Новости/Алексей Куденко

Читайте также:

«Первый год я играл за обеды». История вратаря, который не пригодился «Химику» и заиграл в Финляндии

Нет связи