Хоккей

«Выходили на лед при минус 33. Одна тройка на льду, а две в раздевалке греются». Так начинался наш хоккей

Отечественному хоккею — 75!

В 75-летний юбилей принято вспоминать большие победы на Олимпиадах и чествовать великих игроков прошлого — кумиров многих поколений. И ведь действительно нам есть, что вспомнить и есть чем гордиться. Уж где-где, а в хоккее было бы желание — тосты на праздновании круглой даты рекой польются.

Но захотелось почему-то вспомнить тех, кого называли на ледовых аренах первопроходцами в середине прошлого века. Ведь их поколение постепенно уходит. А нынешнее — уже толком и не понимает, из чего и в каких условиях поднимался наш хоккей…

«Я хоккейную амуницию первый раз в 18 лет примерил»

Евгений и Борис Майоровы / Фото: © РИА Новости / Юрий Сомов 

— Отец нам с братом Женькой достал одну пару коньков на двоих, — рассказал мне однажды двукратный олимпийский чемпион Борис Майоров. — Вот, говорит, держите — будете кататься по очереди. И чтоб по-честному! Но разве можно было ждать?! Мы их поделили тут же по-братски. Мне — правый, Евгению — левый. Так и научились кататься — сперва на одной ноге…

Для современных юных хоккеистов, приезжающих на тренировки в семь лет с огромными профессиональными баулами, такие истории кажутся сказочными небылицами. Но вот вам правда: однажды я готовил материал о том, как эволюционировала хоккейная форма. И за консультацией опять же обратился к Майорову.

— Дим, а ты знаешь, когда я впервые хоккейную амуницию примерил? — неожиданно спросил меня Майоров. — 18 лет мне было! До этого только в хоккей с мячом играл. А потом наверху было принято решение сделать упор на хоккей с шайбой. И вот нас, троих самых перспективных, командировали в команду «Спартака» по канадскому хоккею. Выдали амуницию. А я понятия не имею — как ее надевать? Что там куда пристегивать? Игроки, которые поопытнее, нам на первых тренировках помогали в нее облачаться…

Уже через пять лет после этого момента Майоров завоюет свою первую медаль на международной арене. А затем выиграет золото на шести чемпионатах мира кряду и двух Олимпиадах.

«Если начнем строить катки, народ не переселим из подвалов»

Виталий Давыдов / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

Как же так вышло, что хоккей за считанные годы завоевал СССР? И на совершенно пустом месте создали сборную, которая долгие десятилетия будет доминировать в мире?

— Хоккей — молодой вид спорта, послевоенный. Но так получилось, что он сразу пришел во все дворы. Всех покорил, — вспоминает трехкратный олимпийский чемпион Виталий Давыдов. — Не было такого дома в Москве, чтоб возле него самодельную ледовую площадку не залили… Казалось бы — на улице холод, шайба бьет больно, клюшки самодельные… Но мальчишек захватила самоотверженность этой игры. То, что там нужна и скорость, и борьба, и взаимопомощь… Вот за это все мое поколение было влюблено в хоккей. Мы бились двор на двор, обязательно в каждой школе были соревнования, и в вузах тоже.

Биться на улицах приходилось не только мальчишкам, но и уже признанным мастерам из сборной.

— Даже после появления Дворца спорта в «Лужниках» нас туда пускали только по большим праздникам, — вспоминает Майоров. — Мы продолжали играть на открытых катках. А какое удовольствие выходить на лед в Перми при минус 33, да еще и с ветром? Одна тройка на льду, а две в раздевалке сидят и греются.

Но пробить идею строительства арен под крышей было непросто. После победы на Олимпиаде-64 была встреча спортсменов с правительством СССР на Воробьевых горах. Так Хрущев в ответ на просьбу создавать в стране катки отрезал: «Если мы сейчас начнем катки строить, никогда наш народ не переселим из подвалов». И это было правдой. После войны действительно очень много народу ютилось в подвалах разрушенных городов.

«Холодно, ноги газетой обернуты, стоим греемся у ресторанной трубы. Но матчей не пропускали»

Владимир Юрзинов / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

Зато с кадрами, желающими заниматься хоккеем, проблем не было.

— Я по жизни всегда юный динамовец, Володька Юрзинов с Писцовой улицы, — рассказывал мне наш знаменитый тренер Владимир Юрзинов-старший. — Это был один из самых спортивных районов Москвы. Оттуда Тарасов. Там Венька Александров голубей гонял, Саша Альметов в одном классе со мной учился. Рядом жили Давыдов Виталька, Толя Хлыстов — вообще через дорогу. Мы все оттуда. Куда деваться было от спорта? Тем более у меня отец всю жизнь работал на авиационных заводах, токарь высочайшей квалификации. А по выходным играл в футбол за «Пищевик», который рубился с ВВС. Зимой — в русский хоккей. И одновременно мальчишек тренировал. Вот и получалось — с утра с отцом на стадион. За мальчишек отыграл, жду его. В юношеской команде кто-то не пришел. Ну, давай, сынок, еще за них хоть полтайма. И так до самого вечера. А с 1953 года пошла мода на шайбу. На хоккейные матчи стали стадионы собираться. Мы тоже — через забор, и там. Холодно, ноги газетой обернуты, не у всех было, что надеть, стоим греемся у ресторанной трубы. Но ни одного матча не пропускали. И опять же, отец мне первым сказал: «Сынок, давай-ка попробуй». И купил мне настоящие коньки-канады у защитника ЦДКА Андрея Васильевича Старовойтова. Вот так я и оказался в юношеской команде «Динамо».

В те годы открытые стадионы действительно были всегда забиты под завязку. Зрители стояли на морозе плечом к плечу. «В послевоенные годы сильно было развито чувство патриотизма. Слово «победа» тогда на стадионах звучало по-другому, не так, как сейчас», — вспоминают игроки тех лет.

«Тарасов сгибать крюк сперва запрещал»

Анатолий Фирсов / Фото: © РИА Новости / Юрий Сомов

Кстати, играли тогда совершенно прямыми деревянными клюшками. И к загнутым крюкам, которые начали применять первыми североамериканские игроки, относились с недоверием. Анатолий Тарасов поначалу даже категорически запретил их в сборной и ЦСКА. Но затем со скрипом разрешил использовать ноу-хау нападающему Анатолию Фирсову, славящемуся мощнейшим броском.

— Ребята надо мной сперва смеялись: «Вот еще, клюшки гнуть!» — вспоминает Анатолий Фирсов, ставший первым хоккеистом в нашей стране, согнувшим «крюк». — Но я решил попробовать. Тарасов это сперва запрещал, считал, что загиб ухудшает бросок «с лопаты». Но потом разрешил это мне, а следом и остальным.

Как же изменился наш хоккей за 75 лет! Однако главный посыл для роста мастерства кроется не в загибе клюшек и удобстве коньков.

— Если хочешь стать хорошим хоккеистом — надо посвятить спорту всего себя, — советует современному поколению юных игроков Давыдов. — Ничего другого в жизни быть не должно. Не теряй время на гулянки, не трать свой талант попусту, сохрани его хорошей работой над собой. Попав в команду мастеров, держись за это дело до конца. И тогда все будет супер. Прошла тренировка — не останавливайся на этом. Задержись на льду, поработай самостоятельно. С утра пробеги кросс без тренерской указки. Мы так и шли к своим победам. И заставлять нас не надо было.

Читайте также: