Хоккей

«Мы играли красиво, а американцы — нет. Но они — чемпионы мира». Подводим итоги выступлению сборной России на МЧМ

Известный хоккейный функционер и эксперт «Матч ТВ» Леонид Вайсфельд разбирается в неудачах нашей команды на молодежном чемпионате мира.

1. Тренеры сборной постоянно говорили об атакующем стиле. Но в двух матчах за медали мы забросили всего одну шайбу. Почему реальность оказалась так далека от планов?

— Тут два варианта. Либо предлагаемый стиль в принципе нерабочий, и его надо серьезно корректировать. Либо у команды что-то пошло не так. Судя по итоговому интервью Игоря Ларионова, сборная все делала верно и движется в правильном направлении. Но при этом все видят, что результата нет.

Фото: © ФХР

Тогда тренер должен объяснить: что же конкретно у него не получилось, почему его идеи не сработали и мы только на четвертом месте оказались? Игроки в команде не те? Питание, проживание? Может, времени на подготовку не хватило?

Но я-то лично считал, что подготовка — как раз наш главный козырь на этом турнире! Потому что у нас, в отличие от североамериканцев, чемпионат страны в самом разгаре, мы посылали «молодежку» на Кубок Карьяла. То есть у всех игроков сборной была приличная практика. А на деле это почему-то не помогло.

Меня смущает, что мы постоянно говорим о возрождении «советского стиля». Звучит, конечно, красиво. Но где гарантия, что это будет работать в современных условиях? Ведь 30 лет прошло, и хоккей сильно изменился. Одними красивыми комбинациями турниры не выигрываются.

2. Как только соперник выходил вперед в счете, у наших ребят словно руки опускались. Попав в положении отыгрывающихся, они ни одной шайбы не забросили. Так было с чехами, канадцами, финнами. Получается, характера у команды не было?

Фото: © ФХР

— Ну так мы же в атаке играем! То есть в теории отыгрываться вообще не должны. Лишь доминировать. И тут вопрос — мы чего в принципе хотим? Играть красиво? Но на практике выходит, что забиваем одну и пропускаем девять. А американцы, допустим, играют «некрасиво», но они чемпионы мира. Получается, нам результат не так уж и важен? Но логика подсказывает обратное.

Когда мы проигрывали, я смотрел на площадку и пытался понять: за счет чего мы можем этот матч переломить? И, скажу честно, никаких мыслей в голову не приходило. Обреченность была. И не только с канадцами, даже с финнами. Вот сняли вратаря — и сразу две получили. Ведь если голкипера меняешь на шестого полевого игрока, то как минимум должен быть контроль шайбы, преимущество. А этого не происходило. Снимаем — тут же пропускаем.

Я вспоминаю прошлый чемпионат. Год назад у меня было стойкое ощущение, что мы упустили победу в уже фактически выигранном финале. А сейчас я не видел шансов для успеха. И это чувство появилось еще в матче с чехами на групповом этапе, когда мы не смогли взломать далеко не самую сильную оборону. Другие-то сборные из разряда «топ» с чехами без проблем разбирались.

При этом не взломали мы ее не из-за недостатка мастерства. А потому что хотели чистые шайбы красиво забивать, пренебрегая «мусорными» голами. А вот канадцы с соперниками не церемонились — набрасывали шайбу на ворота и шли добивать. Но Ларионов сказал, что это не наш стиль.

3. Вас не удивило, что в нашей команде никто ярко не сверкнул? От кого вы ждали большего?

Фото: © ФХР

— Если бы я работал скаутом, то сказал, что в нашей сборной на чемпионате мира никто не проявил игровых качеств, из-за которых я захотел бы иметь его в своей команде. Ни один не выделялся. При этом нельзя сказать, что у нас в сборной плохие игроки. Но они себя не проявили. И это тоже о чем-то говорит. Возможно, о том, что схемы были нерабочие.

Вот мы рассуждаем, что у нас семь человек получили опыт, который им здорово пригодится через год на следующем чемпионате. Речь идет о 18-летних игроках. Но тут опять же есть реальный пример перед глазами — Василий Подколзин. Который уже на трех чемпионатах мира сыграл, и что-то ему это сейчас не очень помогло! Скажу больше, на своем первом чемпионате Василий смотрелся лучше. Возможно, капитанство и роль лидера ему помешали. Он много энергии тратил на скамейке, чтоб команду заводить. А на льду-то набирать очки не получалось. Грошева с прошлогодним опытом вообще в запас сажали.

Я ждал большего от Чинахова. Но Егору-то, возможно, травма помешала себя проявить. Что касается Амирова — тут много авансов. Все понимают, что это талантливый нападающий, но ему надо себя более мощно проявлять. Хотя в нынешней сборной Родион — лучший бомбардир.

Тут опять же надо определиться: либо мы переоценили своих лидеров, либо мы их не совсем правильно использовали.

4. У Ярослава Аскарова уже на втором чемпионате мира игра не пошла. Почему в битвах против более взрослых соперников у него получается лучше, чем против сверстников?

— Насчет игр «против мужиков» я не исключаю, что на молодежном чемпионате мира и уровень хоккея и особенно накал матчей все же повыше, чем на Евротуре и в КХЛ. Что касается конкретно Аскарова, тут важно понять — кем мы его считаем? Если просто хорошим вратарем, то Ярослав сыграл нормально. Грубых ошибок не допускал, ничего не привез.

Но если его расценивать как одного из лучших вратарей в мире по своему году, тогда спрос с Аскарова совсем другой. Такой вратарь должен вытаскивать матчи. Особенно когда команде тяжело, когда у нее игра не идет. А такого на этом турнире не было.

Поэтому впечатление от игры Аскарова двойственное. Он не напорол. Но и шансов партнерам не дал. Возьмите полуфинал с канадцами. Когда мы на первой же минуте пропускаем — о каких шансах речь? Я не скажу, что он виноват в той шайбе. Но если ты позиционируешься как преемник Андрея Василевского в сборной России, то надо подвиги совершать!

Все удивляются — как же так вышло, что Аскаров постоянно терял клюшку во время игры. Но мне показалось, что Ярослав ее не терял, а намеренно отбрасывал в тех эпизодах. Потому что она ему в тот момент мешала. И это отчасти он сам подтвердил в своем интервью после турнира.

Но тогда к нему другой вопрос. Если ты клюшку сам специально отбросил, зачем потом берешь ее у полевого игрока? Ведь понятно, что при атаке на твои ворота ты оборону серьезно ослабляешь, если клюшку у защитника забираешь.

Вообще это какой-то нонсенс. Никогда не видел, чтоб вратарь так часто без клюшки оставался. Тут же подсчитали — 15 раз за турнир! Есть повод задуматься. Раньше за ним такого не замечалось.

5. Можно ли в принципе побеждать на крупных турнирах, делая ставку лишь на комбинационный атакующий хоккей? Ведь практика показывает, что чем красивее задумана комбинация, тем легче ее разрушить. А судьбу матча часто решают так называемые «мусорные» голы, от которых сборная Ларионова намеренно отказалась.

— Мне кажется, что эта идея в принципе выглядит несколько утопической. Она работала тридцать лет назад. Так и то при наличии в сборной СССР Ларионова, Макарова и Крутова. Конечно, когда у тебя есть мастера, которые на голову превосходят всех остальных в мире, можно в любом стиле играть и все равно побеждать. Но в современном хоккее такого тотального превосходства ни у кого нет и быть не может.

Когда я работал в Высшей школе тренеров, заведующий кафедрой Валентин Савин дал Владимиру Петрову задание: подготовить доклад, как играло в обороне звено Михайлов — Петров — Харламов. Я специально потом пришел послушать. Вот Петров рассказывает: при атаке с ходу мы действовали так, при позиционной атаке — вот так. Савин его послушал и говорит: «Все это хорошо, но у тебя тема была — игра в обороне». А Петров отвечает: «Так когда у тебя за спиной Харламов, соперник об атаке не думает, поэтому в обороне мы вообще не играли».

Поэтому советский стиль классный, когда у тебя одна тройка Макаров — Ларионов — Крутов, а другая Хомутов — Быков — Каменский. У соперников же рядом с ними поставить некого. А как мы сейчас себе подобное превосходство в классе обеспечим? За счет чего?

Почему мы вдруг решили, что будем играть именно в такой стиль? Вот никто в мире в него уже не играет, а мы будем. Мне кажется, что сейчас вообще нельзя декларировать «мы играем только в обороне» или «мы играем только в атаке». Наоборот, все сборные пытаются действовать универсально, все средства использовать для победы, когда пять игроков впереди и пять сзади. А мы вдруг решили одной атакой себя ограничить.

Читайте также: