Хоккей

«Я выиграл Кубок Стэнли не за 10 минут. Я к этому шел всю жизнь». Волшебная история российского форварда «Тампы»

«Я выиграл Кубок Стэнли не за 10 минут. Я к этому шел всю жизнь». Волшебная история российского форварда «Тампы»
Александр Волков / Фото: © Bruce Bennett / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Обозреватель «Матч ТВ» беседует с нападающим «Тампа-Бэй Лайтнинг» Александром Волковым – одним из четырех россиян, кто недавно завоевал Кубок Стэнли.
  • Александр Волков провел только 9 минут и 34 секунды в этом плей-офф;
  • Но это был шестой матч финала Кубка Стэнли;
  • Волков не был статистом — сначала на нем схватил удаление защитник «Далласа» Джон Клингберг, и «Тампа» реализовала большинство;
  • А потом Волков уехал на лавку, и за ним потянулись три игрока «Старз». Поймав соперника на пересменке, «Тампа» забила второй гол. Победила со счетом 2:0 и поставила точку в финале;
  • Теперь фамилия Волкова, наравне с Никитой Кучеровым, Андреем Василевским, Михаилом Сергачевым, будет выгравирована на Кубке Стэнли.

«Даже думал, что стоит попросить обмен из «Тампы»

Я звоню Волкову, который совсем недавно прилетел в Москву. «Да я вот в гостинице жил, только домой переехал. Пока не стал снимать квартиру, сейчас остановился у бабушки в Новых Черемушках, — рассказывает Саша. — А через две недели обратно в Америку уеду».

https://www.instagram.com/p/BoW1imBnbmY/

— Обратно — это куда? В Тампу или Сиракузы, где фарм-клуб?

— Надеюсь, что в Тампу. Тренировочные лагеря, по идее, откроются в середине декабря. Но не факт, что сезон стартует 1 января. Говорят, что могут еще перенести. Однако готовиться к чемпионату уже можно.

— Только что в НХЛ прошел драфт новичков. Это счастливый случай, что «Тампа» выбрала вас во втором раунде? А вот взяли бы они какого-нибудь Кайлера Ямамото, а вы играли бы в «Эдмонтоне». И жизнь сложилась бы иначе, и мы бы сейчас не говорили.

— Я считаю, драфт вообще не имеет значения. Вы видели фотку, которую Янни Гурд выкладывал в инстаграм? Он, Барклай Гудроу, Ян Рутта снялись вместе и написали: «Неважно, задрафтован ты или нет. Если будешь стараться, то достигнешь всего». Их никто не выбирал, как вы понимаете.

— Еще помню момент, когда вы получили травму и поехали в фарм-клуб. И говорили, что уже задумались об обмене. А если бы попросили его тогда?

— Меня три года подряд отправляли в АХЛ, хотя я должен был бы проходить в состав «Тампы», если судить по предсезонке. Но говорили, что нет места.

И вот я опять один из лучших, и на последней минуте последнего контрольного матча… Я был без шайбы, соперник проигрывает, а меня Хоффман бьет исподтишка. Влетаю в борт, получаю растяжение мышц. Не мог тело повернуть, шайбу бросать. Только на коньках едешь, но без движения в стороны.

Никто не понял, что у меня травма. Матч закончился, наутро — тренировка. Меня отправляют в «Сиракьюз». И только там узнали после обследования.

https://www.instagram.com/p/BM__G1mB0zR/

Это был эмоционально сложный момент. Но когда я ехал в Америку, то знал, что все три года буду добиваться своего шанса. У меня не возникла мысль, что нужно вернуться в Россию. Я думал о другом: может, попросить обмен? Но в «Тампе» сразу ответили: «Нет, мы на тебя рассчитываем в дальнейшем».

— Был момент, когда вы думали, что «Лайтнинг» не возьмут вас в пузырь?

— Да. Там возникли непонятки, когда начнется плей-офф. И поначалу мне сказали, что я не еду. Я уже успел отдохнуть в Москве, готовился, купил домой велосипед. А тут такая новость…

Но потом мне позвонили и сообщили, что хотят видеть в команде, что я буду в составе в следующем сезоне. «Может, тебя сейчас не выпустят, но полезно быть в коллективе, тренироваться с нами, общаться с ребятами». Вот я и поехал…

«Лидеры клуба сказали Куперу, что хотят видеть меня в составе»

— Пару месяцев вы жили в отеле Торонто, потом переехали в Эдмонтон. Ребята играют, вы глухо сидите в запасе. Как убивали время?

— Вообще я живу в отелях с 16 июня. Сначала ведь приехал в Тампу, сидел на карантине. Это почти четыре месяца получается?

Было тяжело видеть, как ребята бьются, какая атмосфера на льду и в раздевалке, сам дух хоккея. Мне очень хотелось играть. Но оставалось только тренироваться, ждать своего шанса. И в последнем матче его получил.

— Почему-то эти пятизвездочные отели кто-то называет тюрьмой. Удивительно!

— У нас гостиница в Торонто была прекрасной. Чем-то похоже на Новогорск — можно выйти на улицу, большая территория, футбольный стадион. То есть это не тюрьма. Мы каждый день в теннис с ребятами резались.

Но мы привыкли, что перед матчами ты можешь сходить в ресторан, прогуляться по городу, посмотреть достопримечательности, подышать воздухом. А тут каждый день — одна и та же рутина, та же еда в ресторанах.

И тренироваться каждый день тяжелее, чем играть. Потому что в матчах ты занимаешься любимым делом. А на тренировках ты просто устаешь ментально и физически. А еще не видишь свою семью. Вот это угнетало.

— Идет финал Кубка Стэнли. Четвертый матч, пятый… Возникали мысли: «Ради чего я здесь?»

— Если честно, как бы это ни звучало, мне каждый день снился сон, что я выйду с «Далласом». Не знаю, как это можно объяснить. Но такой сон у меня был на протяжении всего плей-офф. Что я выйду и сыграю.

До последнего дня старался и верил в свой шанс. Даже когда «Тампа» вела 3-2 в финале, я чувствовал, что еще могу выйти. Хотя понимал, что есть опытные ребята — Стивенс, Верхеге, кто уже играли в плей-офф. Но каким-то местом я чувствовал, что выйду. Каждый день серьезно работал, старался. И теперь не понимаю, как выдержал так три месяца.

Даже потом тренеры сказали: «Мы тебя поставили на шестой матч даже не за то, что ты умеешь. А потому, как ты старался на тренировках».

https://www.instagram.com/p/B4SgbPjgPDR/

— Как вам объявили?

— Сначала ко мне подошел наш Патрик Марун. И сказал: «Ты завтра будешь со мной играть в звене. Готовься, ты на 99 процентов в составе. Последнее решение за тренерами, но мы выбрали тебя».

Оказывается, у лидеров команды прошло собрание с тренером, и они подбирали человека к Маруну. Потому что три звена были укомплектованы, а четвертое может всегда меняться. Оно не так часто выходит на лед, чтобы там наигрывать связки. И вроде бы лидеры сказали на том собрании, что хотят видеть меня.

Но даже за час до старта матча я официально не знал, что играю. Даже пришел на раскатку и не был окончательно уверен. Готовился, и где-то за полчаса до старта главный тренер Джон Купер сказал мне, что я в составе. Я тогда просто разминался на земле.

— Какую установку вам дал Купер?

— Он сказал: «Просто играй в хоккей, нам нужны твои свежие ноги и свежая голова. Мы понимаем, что ты долго не играл. Но перенеси в матч свое старание, которое мы видели на тренировках. Мы не просим тебя обыгрывать красиво соперников, забивать голы. Но помоги команде сделать так, чтобы это был последний матч финала».

«В том моменте, когда удалили Клингберга, мне повезло»

Александр Волков / Фото: © Bruce Bennett / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Возникло чувство, что вас потряхивает? Это был странный плей-офф, без зрителей на трибунах.

— На удивление, мандража не было. Я не волновался вообще. Переживал только за то, что долго не играл. А к тому, что это финал Кубка Стэнли, я отнесся спокойно. Хорошо настроился, отлично поспал ночью. Вышел играть с холодной головой.

— Семь с половиной месяцев без игровой практики. Как вы чувствовали свое тело?

— Физически я был готов очень хорошо. Думал, может, ноги будут забиваться. Ведь на тренировках другой ритм работы ног, чем в игре. Вдруг начну быстро уставать и не смогу принести пользу?

Но после первой, немного скомканной смены почувствовал, что физически все хорошо. Правда, видение площадки немного непривычное. Ты давно не видел эту атмосферу, не находился на поле. Поначалу я даже не понимал толком, куда бежать. Глаза не знали, куда смотреть.

А потом — успокоился, привык. И даже на мне заработали удаление, и тренеры за это похвалили.

— Опишите тот момент с Клингбергом.

— Там был стандартный раскат из нашей зоны. «Даллас» очень хорошо играет в средней зоне. И мы решили, что будем просто доставлять шайбу — и бежать туда, бороться за нее.

Получилось так, что я был на скорости. Клингберг сначала ехал спиной. Я его обогнал. Он не хотел, но случайно его клюшка попала мне в конек. И все — это удаление. Для меня это было везение, что так получилось.

— А что было в моменте, когда «Тампа» забила второй гол?

— Там был проброс. От нас требовалось выиграть вбрасывание — и перевести шайбу в их зону. Еще у меня конек немного затупился. Я чувствовал, что одной ногой не могу нормально тормозить. Мне или Маруну было нужно увести соперников за собой, уехать на смену.

Если бы не конек, думаю, я бы тогда не поменялся. Играл бы смену дальше. Но уехал на лавку и даже не видел гол. Просил, чтобы мне лезвие поменяли, а вокруг все вдруг начали кричать.

«Я не стал просить себе чашу — другие ребята это больше заслужили»

— Самый популярный комментарий, когда пишут о Волкове: «Представляем, что чувствует Илья Ковальчук, который всю жизнь шел к Кубку Стэнли. А этот парень выиграл его за 10 минут».

— Тут важна удача. Но легко сказать, что это простое везение. Ребята, извините — для начала ты должен в команду попасть. Сделать все, чтобы оказаться в НХЛ, пробиться в основу за три года. Отработать три месяца в пузыре и дождаться, когда тебя выпустят на решающую игру.

То, что Кубок Стэнли не выиграли другие — у каждого своя судьба. Мне сейчас повезло, но мы не знаем, что будет дальше. Ковальчук не завоевал чашу, но посмотрите на его блистательную карьеру. И он еще будет играть. И шанс еще есть.

Нет сценария, по которому ты с гарантией возьмешь Кубок Стэнли. У каждого — свой путь. Своя судьба и удача. Овечкин сделал это в 32 года, я — в 23, Михаил Сергачев — вообще в 22.

И знаете, без разницы, как ты выиграл Кубок Стэнли. Главное — ты его завоевал. То, ради чего ты играешь в хоккей.

— Сколько дней вы тусовались после победы?

— Мы толком не спали дней пять.

— Такого Никиту Кучерова мы не видели никогда! Раскрылся парень…

— В своей компании он другой. При своих ребятах, друзьях, семье ведет себя иначе. Много шутит, мы смеемся. Обычный веселый человек. Совсем не замкнутый. Просто на камере, во время игры он сосредоточен. И не работает на публику, как другие.

— Что вы делали с Кубком Стэнли?

— Каждый мог взять его к себе домой на час-два, покушать, собрать друзей. Домой, в ресторан, к семье, в магазин. Кто куда возил. Вместе катали его на параде на катерах. Потом носили на стадион во время матча по американскому футболу.

— У вас были хотя бы полчаса наедине с чашей?

— Нет. Я просто не стал просить. В команде есть ребята постарше, они больше заслужили. Фоткался и веселился только на общих мероприятиях. Надеюсь, еще придет время, когда принесу больше пользы и смогу насладиться моментом.

— Кто у вас слушает «Руки вверх» и «Отпетых мошенников»? Это чей был телефон, когда вы плыли на катере русской тусовкой во время парада?

— Там все телефоны были подряд — то Василевского, то мой, то Сергачева. Кто что включал. Но когда поставили, всем понравилось. Без таких песен не обойдется ни одно наше празднование.

— Что там говорят? Вы сможете привезти Кубок Стэнли в Россию?

— Пока из-за коронавируса непонятная ситуация. На днях прислали информацию: что-то может быть в конце октября. Но это неточно. Или к началу следующего сезона. Если все ребята будут в Тампе, конечно, на день-два прилетим в Москву — и покажем чашу своим городам, тренерам и всем, для кого это важно.

«Мне важно играть в «Лайтнинг»

— Не тревожит, что у вас нет нового контракта, а «Тампа» прижата под потолок зарплат?

— Мой агент ведет переговоры. Надеюсь, все будет хорошо.

Мне важно играть в «Тампе». У нас фантастическая команда. С таким составом можно каждый год бороться за Кубок Стэнли, выигрывать его. Неважно, кто поменяется — кто уйдет, кто придет. Важно провести хороший лагерь, подготовиться. Показать, что тебя не зря поставили в последнем матче. И доказывать в новом сезоне, что ты достоин.

— Видел заголовок о вас: «Сбежал из СКА». Ваш отъезд в НХЛ был реально как побег?

— Нет, это некорректный заголовок. Совсем не мой случай. Как это бежал? Мы спокойно поговорили с руководством клуба. Меня «Тампа» выбрала на драфте. Я объяснил, почему хочу уехать, как я вижу свое будущее.

Да, в СКА с этим были немного не согласны. Понятно, что у каждого — свое видение на развитие игрока. Передо мной были две дороги: пойти по пути, как видят в СКА, или отправиться по своему пути.

Я выбрал свой путь и не жалею ни о чем. Но я никуда не бежал. Меня никто не останавливал, за рюкзак не хватал. Мы разошлись на хорошей ноте.

«Мелькнула мысль: «А вдруг уроню Кубок Стэнли и опозорюсь?»

https://www.instagram.com/p/CFtxIT-gF7i/

— Говорят, что хоккеисты играют в плей-офф НХЛ бесплатно. А бывают бонусы за победу в Кубке Стэнли?

— Да, идет бонус от лиги. На каждый раунд — своя сумма.

— Что вы купите на эти деньги?

— Ничего такого. Буду просто дальше копить.

— У вас есть собака? Как вы с ней обходитесь в Америке, когда нужно летать туда-сюда?

— В принципе, это не тяжело. У нас маленькая собака — шпиц. Когда летаем, то она сидит в переноске. Трудность только в том, что дорога бывает часов по 17. Прямых рейсов из Сиракуз в Тампу нет, берешь пересадки.

Но когда живешь в Америке, особенно в Сиракузах — там скучно. А собака — какое-то разнообразие, новый член семьи. Когда переживал, что не вызывают в НХЛ, что уже третий год играешь в АХЛ — это отвлекало.

— Если сравнивать Сиракузы и Тампу — это как Челябинск и Лас-Вегас? Как сильно различаются города?

— Это как Ярославль и Сочи. В принципе, Ярославль — красивый старинный город. Но он сам по себе небольшой. Сиракузы тоже небольшие, там отличный центр. Но за его пределами мало куда можно сходить.

Тампа отличается, в первую очередь, погодой. Это большой фактор. Много достопримечательностей в даунтауне. Ну а так, кроме пляжей и океана, больше ничего грандиозного нет.

— Вы когда пойдете на прием к президенту США? А что с чемпионскими перстнями?

— Как я слышал, перстни дают перед началом следующего сезона. А по поводу Белого дома даже не узнавал. Все пойдут — и мы пойдем.

— Какой миг из пятидневного карнавала после победы в плей-офф вы вспомните прежде всего?

— Это когда я поднял кубок на льду. Мне его передал или Митчелл Стивенс, или Миша Сергачев. У меня было какое-то мутное состояние. Толком не осознавал, что сейчас подниму чашу.

Но возникла мысль: «А смогу ли я вообще его поднять?». Главное, смотрю на остальных, как они поднимают кубок. С другой стороны, все говорили, что он тяжелый. А вдруг не потяну? И вот приходит моя очередь… Думаешь: «А вдруг опозорюсь? Вот будет прикол, если его сейчас уроню? Войду в историю!»

Но оказалось, что Кубок Стэнли не тяжелый. Весит где-то 15 кг. Уверенно поднял, уверенно передал. Теперь мечтаю сделать это еще раз!

Читайте также: