Хоккей

«Хотел бы остаться в «Витязе» еще на пару лет». Джереми Яблонски – о Назарове, Панарине, драках и любви к России

Интервью с бывшим тафгаем подмосковного клуба.

С 2005 по 2012 годы чеховский «Витязь» был одним из самых популярных клубов в России. Славу и хорошую посещаемость команде обеспечивали североамериканские тафгаи, которые любили вступить в бой с соперниками. Всего за этот период у «Витязя» набралась 241 драка.

Канадец Джереми Яблонски стал в Чехове легендой, хоть и сыграл за команду всего 24 матча. Он запомнился не только своими дисквалификациями (одна из них была до конца сезона, но позже КХЛ амнистировала Яблонски) и навыками в хоккейной драке, но и в уличной — в 2011 году он вместе с Джоном Мирасти и Кипом Бреннаном устроили разборки с участниками свадьбы в Магнитогорске.

Корреспондент сайта «Матч ТВ» связался с Джереми и узнал, чем он занимается сейчас. Также в этом интервью:

— У вас довольно забавный никнейм в инстаграме — goatsmilk (козье молоко). Почему выбрали такой?

— Как-то давно мы общались с друзьями, разговаривали о молоке. Я вспомнил, что в детстве не мог пить коровье, поэтому пил козье. Сказал тогда, что козье молоко делает меня сильнее.

— А в «Витязе» какое-то прозвище у вас было?

— Меня называли просто Ябо — сокращенная версия моей фамилии. Такое прозвище было у меня во всех хоккейный командах, в которых я играл.

— Где вы живете сейчас?

— В Далласе, штат Техас.

— Почему именно там?

— Это отличное место. Раньше в межсезонье я тренировал спортсменов. У меня были клиенты по всему миру, постоянно летал с места на место. Мой старый хоккейный агент живет в Далласе и еще несколько знакомых, бывших хоккеистов. Как-то прилетел сюда и понял, что это отличное место. Сейчас работаю здесь со спортсменами, помогаю тренерам.

— Как выглядит ваш обычный день?

— Они все разные. Все зависит от спортсменов, с которыми предстоит работать в этот день. Но всегда пару часов уделяю собственным тренировкам. Делаю кардио, работаю с железом. Затем уже приступаю к тренировкам со спортсменами. Дни проходят великолепно.

— В хоккей играете?

— Можно сказать, что нет. Иногда мы собираемся с ребятами, бывшими игроками НХЛ, которые здесь живут. Просто катаемся ради удовольствия, весело проводим время.

— Ходите на матчи «Далласа»?

— Да, посещаю несколько игр за сезон. Люблю наблюдать, как играет Александр Радулов. Мы с ним знакомы. Рад, что он все еще играет.

— Общаетесь?

— Не так часто. Общались несколько лет назад, сейчас уже не так плотно. Он занят своей работой, я — своей.

Александр Радулов / Фото: © Bruce Bennett / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— На ринге больше не деретесь?

— Нет-нет. Этот период прошел. Мой последний бой в ММА был, наверное, в 2010-м году. Но я счастлив увидеть, как мой хороший друг Александр Поветкин выигрывает чемпионский пояс WBC. Был просто восхищен. Поветкин — очень хороший человек. Я его от всей души поздравляю. Думаю, что полечу на матч-реванш.

— Пять лет назад в Казани планировали провести бой между вами и латвийским баскетболистом Каспарасом Камбалой. Вы что-то знаете об этом?

— Да, я хотел этой драки. Со мной связывались по этому поводу. Я согласился и был очень воодушевлен. Мне сказали, что пришлют контракт на бой, однако его я так и не увидел. Не знаю даже, прошел ли этот бойцовский вечер или они отменили только наш бой. Но я был готов прилететь в Россию.

— А сейчас согласились бы на такой бой?

— Если у меня будет время на подготовку и правильный тренировочный сбор, то точно готов драться.

— Когда у вас была последняя хоккейная драка?

— Думаю, что в мой последний сезон в карьере была парочка боев. Получается, что это 2013–2014 годы.

— А вне хоккейной площадки, на улице?

— Последняя подобная драка случилась в России.

— Та самая, в Магнитогорске в 2011 году?

— Да. Знаете, я же не уличный боец. Никогда сам не начинаю драки за пределами хоккейной площадки. Дерусь только в случае, если этого не избежать. Можете спросить обо мне у людей, которые меня знают. Вам ответят, что я достаточно приятный парень. Тогда мне нужно было защищать себя и своих друзей. Вы, наверное, заметили, что мы достаточно долго пытались им объяснить: «Эй, ребят, мы не хотим проблем. Нам не нужна драка». Мы не старались избить как можно больше людей. Сделали необходимое, чтобы защитить себя, и сразу ушли.

— На видео, которое попало в сеть, видно, что против вас было достаточно много людей. Вам не было страшно?

— Нет. Я же боксирую с 12 лет. У меня никогда не бывает страха в моменты, когда нужно постоять за себя и своих друзей. Я всегда спокоен, даже если это драка в хоккее. Нет причины переживать. Знаю, что мне нужно делать, и как это сделать. Если ты теряешь контроль, слишком возбужден, у тебя хлещет адреналин, то это не играет тебе на пользу. Опытные бойцы остаются спокойными.

— Что вы вспоминаете первым делом, когда думаете о времени, проведенном в «Витязе»?

— Это было великолепное время. Я получал много удовольствия от общения с людьми, от поддержки фанатов команды. Я возвращался в Чехов примерно через год. И люди по-прежнему подходили и тепло разговаривали со мной. Тогда я почувствовал, что нахожусь дома. Я люблю Чехов. У меня только хорошие воспоминания.

— Как думаете, какие воспоминания остались о вас у российских болельщиков?

— Мне кажется, что вспоминают какие-то мои драки на льду. И это хорошо. Мне нравится играть жестко и агрессивно. Но я всегда был дружелюбен с болельщиками. Они поддерживали команду, я поддерживал их. У нас были прекрасные отношения. Надеюсь, что у них тоже остались приятные воспоминания обо мне.

— Помните, как в 2011 году вам пришло это приглашение из России?

— Да, кто-то из представителей «Витязя» связался со мной и спросил, не хочу ли я поехать в Чехов. Они знали, что у меня закончился контракт с «Нью-Йорк Айлендерс». Я ответил, что хочу приехать. Был рад провести какое-то время в России и повидать мир. Когда мне предложили этот переход, это было вдохновляющее время для меня.

— Зарплату в «Витязе» предложили больше, чем у вас было в клубах до этого?

— Это было примерно сопоставимо с тем, что я получал раньше. Скорее всего, в Чехове зарплата была немного выше, чем в других клубах. Но у меня за карьеру никогда не было особо крупных контрактов. Так что в «Витязе» были достаточно обычные суммы.

— Как вам объяснили вашу роль в команде?

— Тренером тогда был Нази (Андрей Назаров. — «Матч ТВ»). Он сказал, что я здесь, чтобы защищать своих партнеров по команде и дарить физические подарки соперникам на льду. В первый год играть было немного непривычно. КХЛ отличалась от НХЛ и АХЛ. В ней не так много силового хоккея, не так много драк. Многие парни хотели подраться со мной, но в то же время они не были такими физически мощными. Затем я немного понял, как все происходит. Нази и Алексей Жамнов (на тот момент генеральный менеджер «Витязя». — «Матч ТВ») мне очень сильно помогли, объяснили, как нужно играть в России. Партнеры по команде тоже со мной хорошо обращались. Я старался все делать правильно, но не всегда получалось.

— Легко сработались с Назаровым?

— Нази очень эмоциональный в игре. Думаю, что мы в этом с ним похожи. Он всегда хочет выиграть. Ему не нравилось, когда кто-то замахивался на него или на команду. Он был отличным тренером. Мне нравилось в нем то, как он работал со мной, даже в плане изучения языка. Я немного понимаю по-русски (это предложение Джереми произносит по-русски практически без акцента). Назаров был отличным тренером.

— В России вы играли под руководством двух тренеров, Андрея Назарова и Юрия Леонова. Наверное, ваш ответ на мой последующий вопрос очевиден, но все же: чья философия нравилась больше?

— Мне больше нравилось управление Назарова. У него есть опыт выступления в КХЛ и НХЛ, и он отлично замиксовал этот опыт в тренерской деятельности. Его методы мне лучше подходят. Да и игроки его уважали намного больше, чем Леонова.

— Кто-то просил вас вступать в драки на льду?

— Нет. Я знаю свою роль на льду с 16 лет. Всегда понимал, что и когда мне нужно делать. Никто мне не говорил об этом. Все знали, что я за игрок. Может, я что-то делал неправильно в КХЛ, за что и получил несколько дисквалификаций. Но это был хороший опыт. Я благодарен КХЛ.

— Когда вы играли в «Витязе», драки стали чем-то вроде фирменного бренда клуба. До этого выступали в командах, где главными героями считались тафгаи, а не хоккеисты, забрасывающие шайбы?

— Да, такие команды были. Раньше многим командам в Северной Америке были прямо необходимы хорошие тафгаи. Все любят тафгаев. Например, в том же «Сент-Луис Блюз», за фарм-клуб которого я играл. Там раньше бились парни типа Тони Твиста и Келли Чейза. Они были очень известными людьми в Сент-Луисе. Их знали и любили все в городе.

— Какая самая тяжелая драка в карьере была у вас?

— Против Стива Макинтайра. Он был супер-тафгаем и побил меня. Также мы провели несколько очень хороших боев с Тревором Гиллисом. Мы с ним хорошие друзья, но раза четыре-пять дрались так жестко, что никто не хотел встревать.

— Серьезные повреждения были?

— Было несколько операций на плечо. Но это никак не связано с драками. Просто где-то неудачно упал на лед или что-то вроде. Это достаточно обычная травма для хоккея.

— Кто был самым сильным в «Витязе»?

— В первый год я, Джон Мирасти и Кип Бреннан. Во второй — я и Тревор Гиллис. Это были самые жесткие тафгаи.

— Дрались с ними когда-нибудь во время тренировок?

— Нет-нет. Мы все очень хорошие друзья. С Тревором Гиллисом вообще как братья. Мы были шаферами на свадьбе у друг друга. С Тревором дрались часто, но только когда он был в другой команде. Просто выполняли свою работу. Выходишь на лед, дерешься, а когда заканчиваешь, снова становишься друзьями.

— В «Витязе» у вас в партнерах были не только игроки с хорошими бойцовскими скиллами, но и хоккеисты с отличной хоккейной техникой. В первую очередь я говорю про Артемия Панарина.

— Абсолютно точно. Он — великолепный игрок, у которого сейчас складывается потрясающая карьера в НХЛ. Мне очень повезло поиграть в команде с такими одаренными хоккеистами, как Панарин и Евгений Тимкин.

— Вы понимали тогда, что Панарин станет суперзвездой?

— Был уверен в этом сразу. Перед тем как перейти в клуб, я изучил состав команды. Когда увидел его фамилию, то подумал: «Ничего себе! Это же юная суперзвезда. Я читал статью о нем». Когда мы встретились с ним впервые в раздевалке, то удивился, что он еще так молод. А когда увидел на льду, то был в шоке от его великолепных способностей.

— Вы не думаете, что без тафгаев его карьера могла бы сложиться по-другому, что его могли просто сломать?

— Да, такое случается. Поэтому в Северной Америке принято защищать своих молодых звезд. Если кто-то гоняется за ним и хочет ему навредить, то твоя задача — не дать сопернику это сделать. Я считаю, что очень важно защищать своих одноклубников.

— Тренеры просили защищать Панарина?

— Нет, да им и не нужно было. Я и Тревор прекрасно знали нашу работу. Мы понимали, кто здесь звезда, и всегда вставали на его защиту. Это то, чем мы занимались всю карьеру.

— Вы общаетесь с Артемием сейчас?

— Нет. Не разговаривали уже несколько лет.

Артемий Панарин / Фото: © REUTERS / Gary A. Vasquez-USA TODAY Sports

— Ходили на матчи, когда он приезжал со своими командами в Даллас?

— Так получилось, что каждый раз, когда он приезжал играть против «Даллас Старз», меня не было в городе в этот момент. Поэтому, к сожалению, я ни разу не видел, как он играет вживую.

— С кем-то из «Витязя» поддерживаете связь?

— Немножко общаюсь с Тимкиным, но не так часто. Единственный человек, с которым остались прочные связи — Тревор Гиллис. Мы все еще лучшие друзья и общаемся пару раз в неделю.

— Когда вы поняли, что ваше время в «Витязе» подходит к концу?

— Когда увидел, что положение дел в команде стало меняться. Я бы хотел остаться в «Витязе» еще на парочку лет, но этого не случилось. Был расстроен тем, что пришлось возвращаться. Но когда одна дверь закрывается, открывается другая.

— Вы пытались остаться?

— Да. Мы могли бы подписать контракт, но это оказалось невозможным с новым руководством.

— Другие клубы КХЛ к вам не обращались?

— Нет. Да я и не искал. Ждал, чем закончится история с «Витязем», а потом уже начался сезон. Тогда я решил, что пора возвращаться. Но был бы рад поиграть в других командах КХЛ. Уверен, что в России много отличных мест и хороших клубов.

— За выступлением «Витязя» сейчас следите?

— Не так сильно. Иногда смотрю матчи КХЛ, проверяю: кто лидирует, кто попадает в плей-офф и прочее.

— Вы сказали, что возвращались в Россию через год. После этого не были у нас?

— Нет. Давно не приезжал. Но очень хочу вернуться. Может, прилечу на бой Поветкина в Москве. Уверен, что обязательно поеду в Чехов. Знаю, что «Витязь» переехал в Подольск, но в Чехове еще осталась юниорская команда. Хочу посмотреть несколько ее матчей. Да и просто погулять по городу, встретиться с людьми. Это отличное место. Время, проведенное в Чехове, было временем, проведенным дома. Скучаю по нему. Люблю русских людей, русский стиль жизни. Я наслаждался жизнью в России.

БОНУС. Как победить в хоккейной драке. Советы от Джереми Яблонски

1. Убедитесь, что вы подготовлены к драке. Если хотите быть в чем-то лучшим, тренируйтесь.

2. Будьте уверены в своих способностях, но никогда не недооценивайте своего противника.

3. Научитесь принимать удар. Это драка, и вы, вероятно, пропустите удар в лицо (даже в случае победы). Поэтому важно быть способным принять удар и нанести жесткий удар в ответ. Как говорил Майк Тайсон: «У каждого есть план, пока он не получит удар по лицу».

4. Имейте инстинкт убийцы. Если вы собираетесь драться, то деритесь до победы. Вы должны почувствовать это — «убей или будешь убит».

5. Будьте готовы ко всему. Во время боя в любой момент может случиться все что угодно. Поэтому будьте готовы изменить свою тактику в считанные секунды. 

Читайте также: