Хоккей

«Залез в большой чан и стал топтать ногами виноград». Игорь Ларионов, каким вы могли его не знать

«Залез в большой чан и стал топтать ногами виноград». Игорь Ларионов, каким вы могли его не знать
Игорь Ларионов / Фото: © Komsomolskaya Pravda / Global Look Press
Приводим его истории про секаторы и виноградники.

Игорь Ларионов — дважды олимпийский чемпион и трижды обладатель Кубка Стэнли. В свое время он занялся винным бизнесом и даже запустил собственный бренд. Ларионов — увлеченный человек и профессионал во всем. Для него крайне важны детали и погружение в процесс.

Прямо сейчас он расскажет:

  • как отправился за опытом на винодельню в Австралию
  • давил там ногами виноград
  • собирал урожай в Калифорнии
  • работал в США бок о бок с мексиканцами, которые даже не знали английского языка

«Давить виноград ногами пришлось очень долго. Его постоянно подсыпали, а я всё топтал и топтал…»

Игорь Ларионов / Фото: © КХЛ / Владимир Беззубов

«Получилось так, что я приехал в Австралию в мае, когда заканчивался сбор урожая. Вообще, сбор урожая — самое интересное время на винодельне, потому что все мысли посвящены только одному: как бы собрать виноград ночью, когда спадает жара.

Мы туда приехали со знакомым виноделом, и я спросил его: «Можно ли мне тоже как-то поучаствовать в процессе?». И вскоре получил положительный ответ.

Зачастую на винодельнях используют пресс-машину. Но там, куда я попал, был ножной пресс. Поэтому я залез в большой чан и стал топтать ногами виноград. Можете не сомневаться — ноги у меня были чистые!

Давить виноград пришлось очень долго. Его постоянно подсыпали, а я всё топтал и топтал…

Наверное, часа полтора провел в чане. Выбрался весь брызгах, все же летит прямо на тебя! У меня, кстати, осталось несколько фотографий, как я после этого выглядел. Наверное, теперь их поищу, хочется вспомнить этот момент.

Какие мысли посещают, когда давишь ногами виноград? Мысли о том, что ты находишься прямо внутри этого процесса, который называется виноделием. И это был прекрасный опыт.

Тогда был маленький тираж с виноградника Кларингтон. А это считается топовым виноградником, из него две-три винодельни делают очень дорогие напитки. В нашем случае купаж делался где-то на 200 ящиков, с грядки Каберне Совиньон.

Когда я узнал, что будет всего 200 ящиков, то сразу сказал: «Один ящик, пожалуйста, оставьте мне». Я-то знал, что Кларингтон — это очень хороший виноград.

То вино было в бочке 18 месяцев, а потом еще год провело в бутылке. Продукт, кстати, получился очень неплохим. Когда я получил свой ящик, то отлично понимал, что часть его аромата — от моих ног».

«Мне дали секатор. Я работал и получал удовольствие»

Игорь Ларионов / Фото: © КХЛ / Владимир Беззубов

«А еще я был на сборе винограда в Калифорнии, и работал там бок о бок с мексиканцами. Им давали такие «бины», это что-то вроде специальных ящиков. И чем больше туда соберешь винограда — тем больше ты заработаешь. Но для меня, разумеется, был важнее процесс.

Есть винодельни, которые придерживаются машинного сбора. Но там, где я был в Калифорнии, все собиралось вручную. Там нет миллионных тиражей — идет маленькое производство. Кстати, и я сейчас сотрудничаю с маленькими производителями, которые делают партии, проходящие только ручную обработку.

Что касается мексиканцев, с которыми я работал — они не знали, кто я такой, а я не знал — кто они. Они зачастую не говорили по-английски, плюс главный спорт для них — это футбол. Они приезжали в Калифорнию отработать сезон, а потом возвращались обратно в Мексику.

Для них было необычно, что приехал какой-то белый парень. А они — все такие настоящие мексиканцы, с бородами. Но я их очень уважаю — они настоящие труженики. Я был с ними рядом и учился. И для меня это совершенно не сложно, а наоборот — интересно. Мне было важно оказаться в одном ряду с этими людьми, чтобы понять, насколько тяжелый у них труд.

Мне дали секатор, чтобы среза́ть лозу — и я работал и получал удовольствие. За мексиканцами не старался угнаться, у них-то рука набита, темп сумасшедший! Мне же хотелось просто посмотреть, как все это выглядит. Ведь невозможно вот так сразу стать профессионалом.

Для меня было важно и интересно поучаствовать во всем этом тонком процессе, понять его с самого начала — и до того момента, как напиток попадает в бокал». 

Читайте также: