Хоккей

Сергей Федоров: «Когда меня обманули с контрактом в Детройте, я сказал: «Все, лечу сдаваться в Советский Союз!»

Сергей Федоров: «Когда меня обманули с контрактом в Детройте, я сказал: «Все, лечу сдаваться в Советский Союз!»
Сергей Фёдоров / Фото: © Bruce Bennett / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Обозреватель «Матч ТВ» встретился с Сергеем Федоровым. Легендарный форвард рассказал об эпизодах своей карьеры, которые не знали даже эксперты со стажем.

Сергею Федорову в декабре исполнится 50 лет, и в это невозможно поверить. Кажется, еще недавно он выступал за «Детройт», брал Кубки Стэнли, выигрывал золото чемпионата мира в Квебеке…

О встрече мы договорились после премьеры фильма «Русская пятерка» в кинотеатре «Октябрь». Я знал об этой истории многое, но у меня остались вопросы. Очень хотелось бы пролить свет на тайны карьеры нападающего, которого многие до сих пор считают самым великим россиянином в НХЛ.

…Тут тянуло написать: «Прости, Саша Овечкин». Но ведь даже Ови вам скажет, что Федоров — лучший. Да-да, мы Александра Великого об этом спрашивали.

И вот мы со звездой «КХЛ ТВ» и «Матч ТВ» Дарьей Мироновой встретились с Федоровым, записав большое интервью.

Сергей Федоров / Фото: © Bruce Bennett / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

«Я из «Джо Луис Арены» забрал себе хоккейный борт»

— Как сейчас проходит типичный день Сергея Федорова?

— Дети, потом — работа, затем — опять дети. Вечером, если наша команда играет, еду на матч.

— На «ЦСКА Арену».

— В общем, у меня активный образ жизни.

— Инстаграм не хотели завести? Модная штука.

— Нет, я там даже не пытаюсь. А зачем? Есть более важные вещи. Кому-то нравится это дело. А кому-то — нет.

— Вот у Овечкина есть соцсети.

— Наверное, у него много времени. А я что-то не успеваю. И знаете, какую-нибудь глупость выложишь. Имеешь в виду одно, а люди подумают что-то другое. Все-таки критики у нас жесткие.

https://www.instagram.com/p/B1TA6ypi-qu/

— Если бы вам свыше дали бонус — еще раз прожить один месяц вашей жизни, когда вы были абсолютно счастливы. Вы бы что выбрали?

— Я бы пошел в ту пору, когда мы с «Детройтом» пять лет хотели выиграть Кубок Стэнли, но никак не получалось. Вот этот последний месяц плей-офф я бы подкрутил.

— Это какие годы имеете в виду?

— 1995-й или 1996-й. Помните, как мы вышли в финал, но свалились 0-4 с «Нью-Джерси»? Я бы что-то изменил, чтобы победа в Кубке Стэнли раньше наступила.

— То есть это будут не Мальдивы и не Флорида, а тяжелая пахота на льду.

— Не был на Мальдивах, во Флориде чуть-чуть жил… Ну да, что-то связанное с профессиональной деятельностью. Я ведь и сейчас помню, как «Детройт» с 1993 года ходил в обойме тех команд, кто может стать чемпионом. Но все чего-то не хватало.

Потом появилась «Русская пятерка», мы играли здорово, какой-то рекорд установили — 62 победы за чемпионат. Сумасшедшие цифры! И опять проиграли «Колорадо» в финале Запада. Вот эти моменты я бы убрал, если фантазировать.

— А сейчас вы хоть немного следите за «Детройтом»?

— Почему немного? Я вообще за многими вещами в НХЛ слежу. А за «Детройтом» — несложно. У них очень хорошо работает маркетинг. Любая информация доступна. Просто включай сеть. Хочешь потратить час, а уходишь туда на три.

Я рад переменам, что пришел Стив Айзерман. Он — очень-очень опытный менеджер. Какой-то интерес от североамериканских СМИ из Детройта есть, я пару интервью давал по этому поводу. Это первый чемпионат Стиви как босса с «Ред Уингз». Мне это интересно.

https://twitter.com/JoeLouisArena_/status/121803849936805888

— У вас екнуло сердце, когда начали разбирать «Джо Луис Арену»? Это такая история…

— Там было много хорошего и плохого. Но самое главное, я забрал себе кусок хоккейного борта, через который мы прыгали туда-сюда. И там знак BMW. Есть даже ретрофотографии, где я играю на фоне того борта.

Я заставил ребят на нем расписаться. Не всех, конечно — четырехметровый борт тяжело передвигать, он весит тонну. Осталось только вспомнить, в каком из гаражей в Америке он у меня валяется.

«Мы могли бы играть в «Детройте» с Могильным»

— Давайте пройдемся по некоторым моментам вашей биографии. Например, когда вы уехали из сборной СССР во время Игр доброй воли — и попали в Детройт. Это реально черно-белая жизнь сменилась на цветную, как показано в фильме «Русская пятерка»? Автомобиль «Корвет», квартира с видом на озеро, роскошные супермаркеты.

— В фильме был собирательный образ. Я прилетел 27 июля в Детройт из Портленда, штат Орегон. До сентября еще было время. И я успел подписать два контракта.

— В смысле?

— Первый контракт — совсем не тот, какой мне обещали. Я нанял адвоката, он все проверил и заявил руководству «Детройта»: «Ребята, мы поехали сдаваться в Советский Союз». Я обиделся, и это мягко сказано…

— Ого. Не те деньги дали?

— Да-да, обманули. И я уехал к знакомым в Нью-Йорк. Эту историю никто особо не знает. Но это правда.

Ближе к сезону прихожу в офис «Ред Уингз». Мне дали один контракт, я его подписал. И спросил через переводчика: «Условия те же, что и договаривались?»

Мне ответили: «Да. То, что ты прочитал в том письме».

— Знаменитое письмо, которое вам передали в Хельсинки через журналиста-шпиона.

— Я это письмо три раза терял, три раза находил. А теперь передал его после премьеры режиссеру фильма «Русская пятерка».

Так вот, прихожу домой, считаю цифры, нули. И у меня шоковое состояние, два дня не выходил из дома. Я не знал, что делать. Один, без английского. Квартира была, «Корвет» дали спустя месяц.

Но я созвонился с русскими друзьями, нашел адвоката, и он позвонил в офис «Ред Уингз» прямо вице-президенту, который со мной все подписывал. И сказал ему: «Джимми, сейчас Сергей из Нью-Йорка полетит в Советский Союз. Он едет сдаваться».

Да, я серьезно был настроен. Очень неприятная история.

— Джимми Лайтс моментально все переиграл?

— Не знаю, как это все получилось. Мне стоило это огромных финансов. Больше 10 тысяч долларов в 90-х на адвоката — это очень много. Но я получил тот контракт, который они мне описывали. И по тем временам это был нормальный средний договор. Просто пятилетний срок дает понимание, что у тебя есть работа и ты не останешься без куска хлеба. Для меня это было важно.

— Отношения с «Детройтом» из-за этого не испортились?

— Я понял, что это джунгли. Надо смотреть в оба и избегать таких ситуаций. Я реально не мог поверить, что меня в кабинете вице-президента могут так накрыть. И это была большая сумма. Мне где-то 30-40 процентов недоплатили.

Мое настроение очень упало, хотя мне все нравилось. И я понимал, что этого хотел. Но тогда было надо лететь в Нью-Йорк.

Сергей Фёдоров / Фото: © Elsa / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Самая крутая виртуальная тройка в истории хоккея: Буре — Федоров — Могильный. Потому что мы ее толком не успели посмотреть. А как было создано это звено? Вы сразу в нем увидели магию?

— Если по порядку, то с Сашей Могильным мы пришли в одно время во взрослую команду ЦСКА в 1986 году на предсезонку. Паша Буре подключился через два года.

Я уже не помню, когда нас поставили вместе. Но «химия» была налицо. Они оба — быстрые, мощные, технико-тактически подкованные. Сейчас думаю, им не нужен был такой центральный, как я. А просто человек, который выкидывал бы им шайбу под красную линию — она тогда еще существовала.

Они легко могли разбираться «1 в 3» или «2 в 3». Им было все равно. Но так получилось, что это был я. И реально понимал, что им нужно отдать шайбу — и спокойно смотреть за развитием событий. На заднем сидении такси, — смеется Федоров.

— Вашу тройку не пытались воссоздать? Например, Буре и Могильный играли вместе в «Ванкувере».

— Был один момент, когда Саша мог реально оказаться в «Детройте». Но он принял другое решение, оказавшись между «Ванкувером» или «Нью-Джерси», когда у него закончился контракт. Он стал свободным агентом, а «Ред Уингз» уже выиграли пару Кубков Стэнли.

У нас состоялся какой-то разговор, но я не вспомню детали. Как на это повлияешь? Обычно, когда русского хоккеиста хотели в какой-то клуб, менеджмент разговаривал со мной, обсуждая разные вопросы.

А тут мы с Сашкой встретились. «Как там у тебя?» — «Ну, кончается контракт». Не помню точно. Надо у Могильного, кстати, спросить. Я его скоро увижу. А так бы мы могли вместе выступать в «Детройте».

Сергей Фёдоров / Фото: © Nevin Reid / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

«До сих пор тяжело вспоминать ту аварию»

— Где вы находились, когда узнали об автокатастрофе, в которую в июне 1997 года попали Владимир Константинов, Сергей Мнацаканов и Вячеслав Фетисов?

— Информация шла по радио и телевидению. Мы сразу не были в шоке. Потому что не верили в то, что это могло случиться. Команда ведь специально заказала лимузины для хоккеистов.

Мы закончили играть в гольф, начался вечер. Вместе с Дугом Брауном поехали домой. Он жил невдалеке, решил меня завезти. И подъезжая к своему дому, я увидел две полицейские машины от штата, а не от города. У них больше прав в экстренных ситуациях. Значит, случилось что-то серьезное. Просто так полиция не приезжает.

И когда мы поехали в госпиталь, тот лимузин и дерево были на пути. Мы увидели раскуроченный автомобиль и в один момент забыли, что с нами происходило до этого. Как мы гуляли семь дней после победы в Кубке Стэнли. И сразу поняли — это не просто так. Наступает очень сложный момент в жизни.

Потом мы приехали в больницу, получили первые комментарии от врачей… Там собралась вся команда. Я об этом редко рассказываю, потому что тяжело до сих пор видеть Владди и Серегу такими… Немобильными, скажем так.

https://twitter.com/redwings_fanly/status/1180064779723067392

Слава богу, Слава сидел за шофером. Но даже он лежал пару-тройку дней в госпитале. Мы не понимали, что происходит. За одну минуту всё перевернулось.

Если быть откровенным, то и второй Кубок Стэнли получился мрачным. Никто об этом не говорит, но отец нашего тренера по восстановлению был убит молнией на строительной площадке. Спустя месяц после победы мы пошли в похоронный дом.

— Водителя лимузина по фамилии Гнида выпустили сразу из тюрьмы?

— Я особо не следил за его судьбой. Понимал, что если он может ездить без прав… Я думал, в Америке все строже. Но, видно, лимузинная компания выпустила машину с таким водителем, потому что получила заказ на большие деньги.

Человек просто устал, ночами не спал, еще что-то. Может, какие-то наркотики. Но это недоказуемо. Он просто вырубился за рулем и врезался вот в такое дерево, — Федоров раскидывает руки, показывая обхват. — Сложная ситуация… Это до сих пор стоит перед глазами. Лично мне говорить об этом в деталях нелегко.

Хотя весь смысл такого рассказа в том, чтобы наши хоккеисты были аккуратными после больших побед.  

Читайте также:

Нет связи