live
Хоккей

«Не очень нравилось жить в Северной Америке. Был там, как пятая нога у собаки». В КХЛ возвращается еще одна звезда

«Не очень нравилось жить в Северной Америке. Был там, как пятая нога у собаки». В КХЛ возвращается еще одна звезда
Игорь Ожиганов / Фото: © Kevin Sousa / Contributor / National Hockey League / Gettyimages.ru
Обозреватель «Матч ТВ» говорит с защитником Игорем Ожигановым, который вернулся в КХЛ после годичной командировки в Торонто и подписал двухлетний контракт с «Ак Барсом».

Из этого интервью вы узнаете:

  • почему Игорь Ожиганов решил уехать из «Торонто»
  • почему он не хотел возвращаться в ЦСКА
  • какой самый странный штраф есть в «Мэйпл Лифс»
  • в чем секрет Никиты Кучерова

«У меня на карточке после сезона в НХЛ осталось где-то 250 тысяч долларов»

— В то непростое время, когда многие уезжают в Северную Америку, вы решили вернуться в КХЛ. Почему?

— Еще в январе понял, что буду возвращаться — когда «Торонто» взял Джейка Маззина, и я стал седьмым защитником. А еще мне предложили односторонний контракт на следующий год, но на такие деньги я оставаться не хотел. Когда же взяли Маззина, и я перестал играть — для меня вопрос был вообще закрыт.

— Вам давали где-то полтора миллиона долларов, как я думаю.

— Но там налоги — 54 процента. А мне уже 27 лет. Сколько еще играть осталось? Надо заработать до конца карьеры. Если же говорить о конкуренции, то в лагерь «Торонто» приехало 50 игроков. Сколько там было защитников? Я же этого не боялся.

Игорь Ожиганов / Фото: © Ronald Martinez / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Много в Канаде платить за жилье?

— В Торонто это стоит безумных денег. Если в небоскребе, то от 5000 долларов в месяц. А я снимал в трех светофорах до арены. Современная десятиэтажка на берегу Онтарио с прогулочной зоной.

— Три с чем-то тысячи долларов?

— Да-да.

— Сколько чистыми осталось на руки от контракта новичка на 925 тысяч?

— Я со своей карточки платил только чеки за квартиру. Ни копейки оттуда не взял. Осталось что-то в районе 240-270 тысяч долларов.

— 15-17 млн рублей чистыми за сезон.

— Да.

— Вы бы больше имели в России. То есть НХЛ — это школа жизни, за которую ты сам платишь.

— Когда ты молодой, то в КХЛ такие деньги вряд ли получишь. А в НХЛ на контракте новичка будет классно! Но когда ты едешь в 27 лет, то смотришь на это уже иначе.

«После Нового года накатила тоска по дому»

— Ехали в НХЛ в розовых очках? Главный тренер «Мэйпл Лифс» Майк Бэбкок вам названивал?

— Представители «Торонто» ко мне прилетали. Звонили очень часто. Я же по-английски не говорю, а мне Бэбкок набирает: «Привет! Что ты делаешь?».

Я просто не брал трубку. Игнорировал. Один раз снял случайно, когда ехал в машине. А там — Бэбкок. Не сбросить же его никак. Начал вспоминать свои пять слов на английском.

Такое внимание было приятно. Но я знал — если сыграю плохо, эти звонки не будут значить ничего. В «Торонто» со своей стороны сделали абсолютно все, что обещали. Никаких обид и претензий к ним нет. Люди не обманули. Огромное спасибо! Как сказали, так и было.

Майк Бэбкок / Фото: © Reuters

— И когда все пошло не так?

— Мне не очень нравилось жить в Северной Америке. Я там был как пятая нога у собаки. Не знаю языка, привязан к Никите Зайцеву, в город никуда не пойти. На Новый год прилетали родители мои и жены. Говорили по-русски, куда-то ходили. А когда все улетели, началось что-то вроде депрессии.

— Home sick.

— Да, тоска по дому. А потом и контракт нормальный не предложили. Когда выменяли Маззина, ко мне подошел Бэбс и сказал, что так получилось: «Это — бизнес, и ты сейчас — седьмой защитник. Но если кто-то травмируется или заболеет, ты всегда будешь играть».

Блин, ну все понятно — олимпийского чемпиона взяли. Значит, буду сидеть. И тут уже вопрос не в деньгах. Я же понимаю, на следующий год у «Торонто» есть Трэвис Дермотт. Он вырастет в элитного защитника, очень мне нравится. Классно играл в 21 год. Ребята из АХЛ подтянутся, им дадут шанс. Свои есть на подходе. Ну и решил уйти.

«Я упал на раскатке — и заплатил 500 баксов»

— Какую оценку поставите этому сезону?

— Где-то четыре с минусом. Хотел играть больше. Свой первый гол в НХЛ? Помню, конечно. Я кайфанул очень сильно. Год не забивал в прошлом сезоне. А в этом не думал о заброшенных шайбах. Задача была играть проще, не привезти себе, строго отработать свои 12 минут. А тут бац — еще и забиваешь. Причем гол оказался нужным, это было в матче с «Бостоном» (4:2).

— А что за история была, когда вы упали на раскатке?

— Мы ужинаем с Зайцевым накануне, и Никита мне говорит: «Осторожнее на раскатке. Упадешь — 500 баксов штраф в кассу команды». Я сижу и думаю: как можно на раскатке упасть? У меня ни разу в карьере такого не было! Но наступаю на шайбу — и падаю. Моя первая игра в НХЛ, против «Монреаля». Захожу в раздевалку — все ржут, на доску показывают.

— Это не шутка?

— Все серьезно. Реально надо платить 500 баксов. Такие порядки. Вообще в НХЛ часто бывает, когда ты можешь отдать 100-150 долларов за какой-то косяк. Или скажут: «У тебя это 10-й матч в НХЛ, иди поставь на игру в кассу».

— Когда не знаешь язык — это реально проблема?

— Летел в Канаду и думал: подумаешь, ерунда. Меньше говорить с кем-то буду. Но проходит два-три месяца, и ты понимаешь, что общаешься только с двумя людьми — жена и Никита Зайцев. Разница в менталитете… Мы сидели перед матчем с «Тампой» вместе с Кучеровым, Сергачевым, Василевским. Они меня спрашивают: «Что тебя бесит?» Я им: «Вы во сколько лет приехали за океан? В 18-20? Вы тут формировались, не смотрели на быт».

А у меня в России все было хорошо. Я спокойно жил, играл в родной Москве, родители рядом. Квартира, машина — все есть. Но вот в Канаде все пришлось начинать с нуля. Снимать жилье, доставка всякого разного. Хорошо, что агент помогал.

— Ходили бы в русские магазины в Торонто.

— Они не русские, а украинские. В общем, в плане общения у меня был вакуум. Зато тут приехал в Россию, мне приносят еду в ресторане — я с ними по-английски начинаю машинально болтать. Так стыдно было! Там не говорил, а тут вдруг начал. Колхозник какой-то!

«Квартальнов сказал, что я ему нужен в «Ак Барсе»

— Почему вы решили вернуться из НХЛ не в ЦСКА, а подписались с «Ак Барсом»?

— Не хотел возвращаться в ЦСКА. В армейском клубе думали, вернуть меня или нет. Но я не знаю, было ли предложение — переговоры вел агент. Лично я туда ехать не хотел.

Игорь Ожиганов и вратарь Виктор Фаст / Фото: Василий Пономарев / Sportbox.ru

— Потому что год назад вас много держали в запасе? Вы понимали, почему?

— За месяц до старта предсезонки я травмировал колено в зале. Мне делали операцию. Ребята улетели на сборы в Финляндию, а я не готовился. Проходил реабилитацию, провода к ноге подключали. Когда вернулся, уже был готов состав. Выбираться тяжело.

За сезон до этого играл нормально — ездил в сборную, приглашался на «Матч звезд». А тут вдруг не нужен. Такого в жизни не было. Поначалу пыхтел, но потом смирился: ну и ладно.

Ситуация все равно трудная. Я не понимал, что происходит. Много разговаривал и с Игорем Никитиным, и с Дмитрием Юшкевичем. Но потом настал момент, что я забил на это: все равно в «Торонто» уезжаю на следующий сезон.

— Главный тренер «Ак Барса» Дмитрий Квартальнов говорил вам, что вы будете играть?

— Вроде как буду. Мы разговаривали, и Дмитрий Вячеславович сказал, что я ему нужен.

«Зайцев тоже хочет играть в нормальный хоккей»

— Почему Никита Зайцев требует обмена из «Торонто»? У него же длинный контракт, купил там дом.

— Моя версия — он сейчас в сборной поиграл в хоккей. И ему хочется все-таки тоже быть нужным команде. Получать удовольствие, а не только ловить на себя шайбы. Сколько он их блокирует? Вечно ходит замотанный во льду. А где-то играть впереди, подключаться? В прошлом сезоне его задачей было не ходить дальше чужой синей линии. А вот в сборной проснулось желание к атакующей игре.

— Есть такое в Северной Америке, и не только в хоккее. Тебе дают роль, и ты ее должен исполнять. Как винтик.

— Да, сразу вешают ярлыки. Может, Бернс в «Сан-Хосе» или Райли в «Торонто» могут пойти к тренеру и поговорить о своей роли в команде. Но я — нет. Не скажу ведь: «Бэбс, дай-ка я спереди поиграю». Это не обсуждается, как в армии.

— А в России?

— По крайней мере, у нас ты можешь подойти и поговорить. Бывают непробиваемые тренеры, и ты им ничего никогда не объяснишь. Но есть люди, которые тебя как минимум послушают.

«Однажды я принес с лета 28 процентов жира»

— Как вы готовитесь летом? Как тренируете свой роскошный щелчок?

— До встречи с Игорем Никитиным я даже в зал не заходил два-три месяца. Приходил с лишним весом, и он сгонялся в тренировочном лагере. На силу броска это не влияло. Если умеешь щелкать, это у тебя есть.

— Сколько процентов жира можно принести с лета?

— Одним — 12, другим — 18. А у меня было 28, когда я пришел в Новосибирск.

— Ого!

— Мы вылетели 2 марта с ЦСКА, закончился сезон. Сборы были 10 июля. Я ни разу в зал не зашел.

— И что сказали в «Сибири»?

— Они были в шоке: «Кого мы подписали?» Пришлось сгонять. Где-то у меня было два льда, выходные убирали — я крутил велосипед. Сидел на диете.

— Правда, что в «Торонто» теперь фанатеют от Ильи Михеева?

— Да. Они его очень сильно хотели. Главный скаут, кто летает сюда в Россию, спрашивал у нас с Никитой каждый день про Михеева. Просил, чтобы мы позвонили Илье и сказали, как хорошо в Торонто.

Илья Михеев / Фото: © РИА Новости/Ярослав Неелов

— Вот вы вернулись. Назовите три главные фишки КХЛ, чем наша лига лучше НХЛ.

— Возвращаюсь и говорю, что НХЛ лучше. Да, я делаю шаг назад. Но если я хочу играть дальше, получать удовольствие от хоккея, мне нужно выступать в КХЛ.

— Самый сумасшедший форвард, против которого вам приходилось играть?

— Вся тройка «Бостона» — Маршан, Пастрняк, Бержерон. Я особо против них не выходил, смену-другую за матч. Против них выходят другие люди. И то сдержать трудно. Посмотрите, как они играют, как чувствуют друг друга, как отдают шайбу с разворота. Все трое могут один в один обыграть, исполнить передачу, бросить. Все, что угодно. И еще Бержерон как защитник пашет. Выходит с Маршаном в меньшинстве.

— Это лучшая тройка НХЛ?

— Абсолютно!

«Кучеров — фанатик хоккея? Думаю, да»

— Сколько лет вы знаете Кучерова и Гусева?

— С первой тренировки. Это был 1998 год, кажется. Гусь уже был в группе, а Кучер появился через две-три недели, когда пришел тренер Геннадий Курдин из «Серебряных акул». И с того времени мы всю школу играли в одной пятерке. А потом в «Красную Армию» вместе перешли.

— Понимали, что ребята талантливые?

— Да что я тогда понимал? Вместе на льду кувыркались. Гусь из фигурки пришел, лучше всех катался. Я даже не помню момента, когда они меня сильно удивили. Но вот когда Кучер первым же броском забил в НХЛ, я подумал: ого…

— Уникальная ведь связка!

— А людей никогда не брали в сборную. Кучеров еще ездил на первенство Москвы. А меня с Гусем по 1992 году взяли лишь однажды. Мы отыграли на столичном турнире всего 10 минут, и в остальных матчах просто сидели в запасе.

— Сейчас Кучеров привезет из Вегаса законный «Харт Трофи», самый ценный игрок регулярки. 128 очков — это космос. В чем его секрет?

— Человек в свой гараж засунул ворота, положил искусственный лед — и все лето тренирует бросок. Потом выходит в сезоне — и по девяткам кладет шайбы. Фанатик хоккея? Я думаю, да. Кучеров живет хоккеем больше, чем я или Гусь. Он смотрит чаще матчи, больше уделяет времени этому виду спорта. И вот результат.

Читайте также: