КХЛ

«Ты хорошо играешь в хоккей, но в сборную будет очень трудно попасть». Легенда «Торпедо» вспоминает о своих отношениях с ЦСКА

11 февраля 09:13
«Ты хорошо играешь в хоккей, но в сборную будет очень трудно попасть». Легенда «Торпедо» вспоминает о своих отношениях с ЦСКА
Михаил Варнаков / Фото: © РИА Новости / Алексей Куденко
Большое интервью с Михаилом Варнаковым перед матчем ЦСКА — «Торпедо».

Из этого интервью вы узнаете:

  • Как Варнакова в кратчайшие сроки перевели из «Торпедо» в ЦСКА
  • Почему он не остался играть в сильнейшем клубе страны
  • Почему Варнаков забивал «Рейнджерс» в форме ЦСКА

Во вторник в регулярном чемпионате КХЛ столичный ЦСКА принимает нижегородское «Торпедо». Эта игра пройдет в старом ЛДС ЦСКА на Ленинградском проспекте (трансляция начнется в 19:20 по Москве). Знаменитый ветеран и тренер «Торпедо» Михаил Варнаков рассказал корреспонденту matchtv.ru Алексею Хитрюку о своем пребывании в армейском клубе и возвращении на родину, вспомнил суперсерию с клубами НХЛ, когда состав ЦСКА пополнила торпедовская тройка, победный чемпионат мира, на котором выступал в звене с армейцами, и, конечно, упомянул о самых памятных баталиях горьковчан с флагманом советского хоккея.

«В приказном порядке»

— Михаил Павлович, вы начали выступать за «Торпедо» с сезона-1976/77. В том чемпионате СССР торпедовцы трижды уступили армейцам, но в последнем туре сумели-таки обыграть ЦСКА со счетом 6:4.

— Знаете, деталей той игры не помню. Из первого своего сезона в памяти больше остался домашний матч с московским «Динамо», занявшим в чемпионате второе место. По ходу встречи мы проигрывали 1:3, и мне удалось сравнять счет в середине третьего периода.

— А уже в следующем сезоне вы оказались в составе ЦСКА. Как это произошло?

— Отмечу, что с мая 1976 года я служил в армии. Затем отыграл свой первый сезон в «Торпедо». А когда на меня обратили внимание москвичи, у меня было уже больше года армейской службы. В первых шести матчах сезона-1977/78 я забросил пять шайб за «Торпедо» и… привлек внимание Виктора Тихонова. Он тогда только-только перешел в ЦСКА из рижского «Динамо» и возглавил сборную СССР. Так как я уже служил в армии, со мной не было никаких сложностей. В приказном порядке меня переместили в армейский клуб. Но тогда было такое правило: в ходе одного сезона нельзя было сразу переходить из команды в команду в высшей лиге. Нужно было в процессе этого перехода хотя бы один месяц отыграть в клубе первой лиги. И вот в этот «переходный период» я выступал за СКА МВО (Липецк), где провел восемь игр. А через месяц меня перевели в ЦСКА.

Михаил Варнаков / Фото: © РИА Новости / Сергей Гунеев

— С кем в ЦСКА вы играли в одном звене?

— Довелось выходить с разными партнерами. Но чаще всего я играл в третьем звене с Поповым и Лобановым, а в концовке чемпионата — с Анисиным и Волчковым. Тогда первой тройкой ЦСКА были Михайлов — Петров — Харламов, а второй — Балдерис — Жлуктов — Капустин.

— Игра кого из них оставила самое сильное впечатление?

— В ЦСКА, как вы понимаете, были собраны лучшие хоккеисты Советского Союза. Нет смысла выделять кого-то одного. У каждого можно было многому научиться. Примечательно, что еще в конце 60-х годов лидеры нашей сборной были моими кумирами, а спустя всего несколько лет я играл с ними в одной команде.

— Сильно ли отличался тренировочный процесс в ЦСКА от торпедовского?

— Отличался. У армейцев все было на более профессиональном уровне. Виктор Тихонов являлся сторонником интенсивного хоккея, уделял огромное внимание тактике и функциональной подготовке. Об этом можно долго рассказывать.

Виктор Тихонов / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

— Самый крупный счет того чемпионата был отмечен в Ленинграде. ЦСКА обыграл на выезде СКА (в наше время это звучит символично) — 16:2. У вас с этим матчем связаны особые воспоминания?

— Да, в той игре я сделал хет-трик и еще отдал три результативные передачи. Получается, установил свой личный рекорд по очкам за матч в чемпионате СССР.

«Горький на Москву не меняю»

— За армейский клуб вы в итоге провели 21 игру. Как в целом оцените тот период?

— Все было нормально. Вот только в декабре со мной основательно поработал тренер ЦСКА Юрий Моисеев. Он дал просто-таки сверхчеловеческую функциональную подготовку и, пожалуй, перегрузил меня. А так, наверное, я бы выступил получше. Но меня все равно долго уговаривали остаться в ЦСКА.

Борис Супроненко, спортивный врач сборной СССР и Михаил Варнаков / Фото: © РИА Новости / Сергей Гунеев

— А вы очень этому противились?

— Да. Хотел играть в родном городе. Можно сказать, что по складу характера я человек из Горького, с Автозавода. Мне предлагали квартиру в Москве, обещали квартиру родителям — это не повлияло на мое решение вернуться. Не получилось с пряником, решили использовать кнут: «Мы тебя до конца службы на Камчатку отправим». Ладно, думаю, два-три месяца служить осталось, переживу… Но в итоге все решилось благополучно — я вернулся в Горький.

— Случай по-своему уникальный. Ведь если игрок призывался в армию, попадал в ЦСКА и закреплялся в составе, то, как правило, продолжал выступать в московском клубе и по окончании «армейского периода».

— Тому есть несколько причин, среди которых и возможная карьера игрока в национальной сборной. Когда я уходил из армейского клуба, Тихонов, например, сказал мне следующее: «Ты будешь хорошо играть в хоккей, но в сборную тебе будет очень трудно попасть».

Нападающий сборной СССР Михаил Варнаков / Фото: © РИА Новости / Сергей Гунеев

— Однако ваши пути с Тихоновым еще неоднократно пересекались. А в сезоне-1979/80 вы вновь надели форму ЦСКА и провели пять матчей суперсерии с клубами НХЛ.

— Подчеркну, что в поединках с канадцами за ЦСКА играла вся торпедовская тройка Скворцов — Ковин — Варнаков. Мы, кстати, в чемпионате СССР в том сезоне 68 шайб забросили, боролись за приз «Три бомбардира»…

— Первый матч суперсерии, в котором ЦСКА встречался с «Нью-Йорк Рейнджерс», наверное, для вас особенно памятен.

— Это точно. После первого периода мы проигрывали 0:1. А в начале второго мне удалось забросить две шайбы. Партнеры в том же периоде забили еще три гола, а в итоге ЦСКА одержал победу со счетом 5:2.

— По окончании суперсерии Тихонов снова не предлагал продолжить карьеру в ЦСКА?

— Нет. Об этом разговоров не было. Кстати, впоследствии я получал предложения от московских клубов, но в ЦСКА уже не звали.

Михаил Варнаков / Фото: © РИА Новости / Дмитрий Донской

Дуэль с пятеркой Ларионова и золото чемпионата мира

— После сезона в составе флагмана советского хоккея вы провели 14 сезонов в родном «Торпедо». Насколько принципиальным было для вас соперничество именно с ЦСКА?

— Никакой дополнительной мотивации не было. Но я, естественно, серьезно настраивался на встречу с сильным соперником, с которым очень хотелось сыграть достойно.

— За 14 лет в «Торпедо» сменилось пять наставников. А для кого из них ЦСКА был особенным раздражителем?

— Пожалуй, для Игоря Чистовского и Николая Карпова. Чистовский обыгрывал ЦСКА в бытность игроком, Карпов побеждал армейцев в качестве тренера «Спартака», которого приводил к чемпионству в 1969 и 1976 годах. В общем, оба тренера хорошо знали, что можно обыгрывать армейцев, и старались психологически настроить команду на борьбу с многократным чемпионом СССР. Карпов, например, был отличным мотиватором. Помню, играли мы с ЦСКА в Москве (25 октября 1981 года. — «Матч ТВ»). После второго периода уступали в счете 2:4. В перерыве Карпов прямо-таки бушевал в раздевалке: «Давайте, дожмите их. Они уже «жабрами дышат». В общем, завел команду, мы в третьем периоде забросили две шайбы и свели матч вничью — 4:4.

— Частенько «Торпедо» на равных боролось с ЦСКА. Но вот обыграть армейцев, в составе которых солировала пятерка Ларионова, вам удалось лишь однажды — 27 октября 1982 года.

— Хорошо помню тот матч, который проходил в Нижнем Новгороде. В середине первого периода мне удалось забросить шайбу, после чего соперник включил дополнительные обороты. Очень не хотелось армейцам проигрывать в Горьком. Обоюдоострая игра шла до самой сирены, но нам удалось не пропустить ни одной шайбы. А второй гол Витя Доброхотов забил в пустые ворота на последней минуте встречи.

— В том же сезоне вы едва не обыграли ЦСКА в Москве. Встретились с армейцами в первом же туре чемпионата, повели в счете 3:0, но не смогли удержать победу — 3:3.

— Выходит, в играх с ЦСКА три очка из четырех набрали в первой половине чемпионата. Мы, кстати, очень хорошо стартовали. После первой игры с ЦСКА одержали четыре победы подряд и постоянно находились в лидирующей группе. А по итогам соревнований «Торпедо» стало обладателем приза «Гроза авторитетов».

Брент Саттер и Михаил Варнаков / Фото: © РИА Новости / Сергей Гунеев

— Вы играли в первом звене «Торпедо», а значит, выходили на лед против лидеров соперника. То есть чаще всего в играх с ЦСКА сражались именно с пятеркой Ларионова…

— Да-да. Так и было. Это сейчас тренеры пробуют разные тактические варианты, тасуют звенья… Жизнь ведь не стоит на месте. Хотя какие-то красивые фрагменты из игры пропадают. И креативных игроков в нашем хоккее становится меньше и меньше.

— Любопытно, что за три ваших последних сезона в «Торпедо» ЦСКА был повержен трижды, а еще две игры закончились вничью. Впрочем, Макаров, Ларионов, Крутов, Фетисов и Касатонов в то время уже покинули команду…

— Тогда моими партнерами по тройке уже были Сергей Новоселов и Алексей Ротанов. Сколько же получается прошло времени от первой и до последней победы над ЦСКА? Почти пятнадцать лет… То есть удавалось обыгрывать армейцев и в своем первом сезоне в «Торпедо», и в последнем. По-моему, неплохо.

— С игроками ЦСКА вы плотно пересекались еще и на победном чемпионате мира-1986. Вашими партнерами по звену тогда были армейцы Андрей Хомутов и Вячеслав Быков.

— Раз уж мы упомянули о чемпионате мира, то отмечу следующее. Я часто был в составе сборной, успешно проходил медобследование накануне мировых форумов, прекрасно себя чувствовал, однако за день-два до ЧМ или Олимпиады меня отправляли домой. Помните ту реплику Тихонова?.. И все же мне удалось впервые сыграть на чемпионате мира в Праге в 1985 году. Интересно, что тогда в сборной были все игроки первой торпедовской тройки, но… мы играли в разных звеньях. Надо же такому случиться! А моими партнерами по звену были спартаковец Виктор Тюменев и московский армеец Николай Дроздецкий. Тот турнир складывался для меня достаточно удачно. В десяти играх я забросил шесть шайб, была и седьмая шайба, но ее записали на счет другого хоккеиста. К сожалению, в финальном раунде мы уступили хозяевам турнира, которые и стали чемпионами. То поражение можно, наверное, назвать самым тяжелым в моей карьере… Но спустя год я вновь играл за сборную на чемпионате мира — в Москве. Причем во втором звене, с Быковым и Хомутовым. 

Вячеслав Быков — нападающий сборной СССР / Фото: © РИА Новости/Сергей Гунеев

— Приятно, что наше звено забило победный гол в решающем матче со шведами — в конце третьего периода отличился Слава Быков. С ребятами мне было играть весьма комфортно. Пожалуй, кроме своих партнеров по «Торпедо» я обязательно отмечу Славу и Андрея. А еще вспоминается взаимодействие с динамовцами Сергеем Светловым и Сергеем Яшиным. В сезоне-1985/86 московское «Динамо» проводило суперсерию с клубами НХЛ, и я заменил в первом звене бело-голубых травмированного Анатолия Семенова.

Читайте также: