Тинькофф Российская Премьер-Лига

«Отсутствие трофеев — единственное, о чем я очень сожалею». Прощальное интервью Газинского после ухода из «Краснодара»

«Отсутствие трофеев — единственное, о чем я очень сожалею». Прощальное интервью Газинского после ухода из «Краснодара»
Юрий Газинский / Фото: © ФК «Краснодар»
Рекордсмен по числу матчей за клуб Юрий Газинский дал большое интервью «Матч ТВ».

Газинский попрощался с «Краснодаром» в игре 30-го тура РПЛ против «Ахмата»: 282 матча, 9 лет, никто не выступал за клуб дольше. В откровенном интервью «Матч ТВ» полузащитник рассказал:

  • Как уехали все легионеры (Юрий понял не всех)
  • Правда ли, что стоял вопрос снятия «Краснодара» с чемпионата
  • Почему не был продлен контракт и какие планы дальше
  • Насколько сильно мешали травмы в последние сезоны 
  • А также разобрал прогресс молодых «Краснодара» и вспомнил яркие моменты из своей насыщенной карьеры в клубе 

— Помните, как переходили в «Краснодар»?

— Конечно! Предложили, я тут же согласился. Чувствовал, что готов к РПЛ. Я холостой юноша, который хотел лишь играть в футбол, поэтому мне было без разницы, куда ехать. Но когда я приехал подписывать контракт в Краснодар, то понял, что происходит на самом деле. Эти условия… 

Думал, что я подписываю договор на базе главной команды, а оказалось, что это академия. Просто шок. Там с первого взгляда все понятно. У меня был эмоциональный всплеск, реально. Очень хотел зарекомендовать себя в этом клубе. Представьте, я обычный мальчик из Комсомольска-на-Амуре, который всю жизнь играл на гравийке, а тут приезжаешь и видишь такие условия для детей… Это очень мотивирует, много эмоций. Ты начинаешь ставить себя на место этих детей, осознаешь их заряд показать себя в этой академии. Самому хочется работать и работать.

Отлично помню свой первый матч на стадионе «Кубань». Всегда мечтал играть в РПЛ, а тут сразу же дебют против «Зенита», где в тот момент играли Халк, Витсель и другие звезды. Очень волновался, тем более что меня сразу поставили в старт. Хотелось доказать, что взяли в команду не просто так, проявить себя.

— Адаптация в футбольном плане тяжело проходила?

— Нужно было привыкнуть к скоростям после перехода из первой лиги, уровень сильно отличается, было сложно.

Тяжело оценивать свою игру, когда ты на поле, но я пересматривал матчи, анализировал и изучал моменты, где можно было сыграть по-другому: здесь можно придержать мяч, здесь сыграть быстрее, в касание, потому что тебя накрывают. Потом начинаешь сравнивать свое поведение в сложных ситуациях. Вместе с работой тренерского штаба ты постепенно адаптируешься, развиваешься.

— Кто был сильнейшим партнером?

— Мне очень сложно выделять кого-то, сказать, кто самый классный, но сразу вспоминается компания, которая собралась в клубе в 2016-м: Измайлов, Широков, Мамаев, Перейра, Смолов, Каборе, Гранквист, Ахмедов… Ну как тут выделять кого-то? Это невероятные мастера. Вандерсон, Жоаозиньо, Калешин и многие другие.

— Под руководством Олега Кононова вы провели больше всего матчей в карьере.

— С тренерами — то же самое, каждый вносил что-то свое в мое развитие. При Олеге Кононове было мое становление в «Краснодаре», плюс тогда многие полюбили нашу команду, когда мы играли в пас, на третьего, пятками, устраивали карусели. Это было чистое удовольствие от нашего поставленного футбола: пас, пас, пас, ты видишь, как соперник обороняется на своей половине всей командой.

Было очень приятно чувствовать, как развивался клуб: седьмое место — пятое — бронзовые медали, мы проходили квалификацию ЛЕ, потом ЛЧ, играли против грандов. Я рос, мы росли, прекрасные ощущения.

— Из соперников по еврокубкам кто вспоминается в первую очередь?

— Были «Боруссия», «Челси», «Эвертон», «Севилья»… Очень много сильных соперников. Но мне всегда было сложно играть в еврокубках против испанских команд. Кого ни возьми — «Реал Сосьедад», «Сельта», «Валенсия», «Севилья» — со всеми сложно играть, прям максимально сложно. Они на контроле, быстрые, владеют передачей и дриблингом, не боятся играть в футбол.

— При этом тот «Краснодар» здорово выглядел на их фоне. Особенно если брать Лигу Европы и квалификации.

— Мы добивались неплохих результатов, но тут нужно понимать, что нас часто недооценивали. Особенно если речь про команды из больших чемпионатов. Нас, да и любую российскую команду, изначально не особо воспринимают, наша задача — хорошо подготовиться к сопернику и воспользоваться этим.

— Отсутствие еврокубков сейчас — это жуть?

— Жуть. Но от нас ничего не зависит, таковы реалии. Хотя мне сложно судить, насколько это повлияет на мотивацию ребят, честно. Вот взять ребят из «Краснодара». Там почти все молодые, у них первый сезон в РПЛ. Они будут настраиваться и рвать в каждом матче, не сомневайтесь. Нет еврокубков, но они не перестанут из-за этого играть и стараться.

Опытные ребята вроде Леши Ионова или Сереги Петрова — профессионалы. Да любой футболист относится серьезно. Не будет отношения, что без еврокубков мы ничего не хотим. Это призовые места, медали, карьера футболиста не настолько долгая, чтобы этим пренебрегать. Ведь никому не хочется потом говорить: «Да вот поиграл, 5-6-е места позанимал и все». Хочется что-то завоевать.

Фото: © РФС

— Давайте поговорим про ваши травмы. Плечо — самая серьезная?

— Да, делал операцию. Казалось бы, плечо. Не ноги ведь. Но очень сложная реабилитация и восстановление, а еще — боязнь упасть на него впоследствии. Я тогда два месяца ходил с брейсом вообще не снимая, спал с ним. Очень сложно психологически.

— Эту травму вы получили в товарищеском матче сборной против «Чертаново». Еще обиднее?

— На самом деле у меня были сложности с ним и до этого: падал, плечо выпадало. Но именно с «Чертаново» все накрылось, да, порвал все что можно было. Вы же понимаете, что это часть карьеры. Даже травмы в товарищеском матче. Не мог же я отбежать от этого парня, правильно? Получил травму, что теперь поделаешь.

— Что кроме плеча?

— Последние полгода вообще очень обидно пропустил. Как сейчас помню, было 6 октября. Тренировка уже без нагрузки, добегали. На ровном месте оступился и надорвал камбаловидную мышцу. Месяц прошел, вышел на тренировку — рецидив. Это всегда еще хуже, срок восстановления уже два месяца. Плюс реабилитация.

Выхожу тренироваться на сборах, первый день. Дернул переднюю. Еще 3 недели. В совокупности пропустил 4 месяца, хотя вроде ничего серьезного не было. А когда пропустил полностью сборы, тяжело вкатываться в сезон.

— Внутреннее ощущение, когда не можешь восстановиться долго?

— Очень-очень сложно. Вообще не представляю, как держатся ребята с крестами или рецидивами. Что творится в их голове… Насколько сильными нужно быть, чтобы выдерживать это морально.

— В этом нет смысла искать виноватых? Часто в травмах винят физиотерапевтов.

— Нет, ни в коем случае. Обвинять неправильно, я же сам чувствую, могу бежать или нет, болит или нет.

— Как отвлечься от этого всего?

— Никак. Ничего не помогает. Команда играет, а ты смотришь. Ребята тренируются, а ты бегаешь по полю. Потом идешь в зал. И так по кругу. Остается только смотреть, ничего сделать не можешь. Тебе хочется быстрее восстановиться, хотя бы на неделю-две, но потом понимаешь, что после рецидива рисковать ради недели не имеет смысла. Рискнешь так, что вообще потом не соберешь.

Даниель Фарке / Фото: © ФК «Краснодар» 

— Как вы узнали, что все легионеры покидают «Краснодар»?

— По сути, все началось с ухода тренера у «Локомотива» [Маркуса Гисдоля]. Поначалу я не придал значения, ну, ушел и ушел. Но это запустило цепную реакцию. Нас собрали всех через пару дней после начала сборов: «Так и так, в связи с ситуацией главный тренер покидает страну». После собрания мы вышли на тренировку, но легионеры работали недолго. Прервали занятие, ушли.

— Паника из-за того, что уехал тренер?

— Возможно. Дальше возвращаемся после тренировки, они прощаются со всеми: «Все мы уходим». Ну как на это реагировать? Их же никто не будет заставлять, не залезешь в голову. Решили и решили. Видимо, посчитали этот шаг необходимым после ухода тренера.

— Вы можете поставить себя на их место и понять их чувства?

— Не совсем, точнее, не всех. Ладно те, кто из Польши, Швеции — там больше всех возмущаются, но вот Кайо. Чего он уехал? Не знаю деталей, но, видимо, были сложности с финансированием у клуба. Рамирес зачем уехал? Мог спокойно играть.

Я не разговаривал ни с кем из них, не знаю их договоренностей с клубом, но их поведение мне не совсем понятно.

— Кайо и Рамирес вернулись, насколько я слышал.

— Вот и ответ. И зачем уходили? Спецоперация не закончилась, чего вы возвращаетесь? Если вопрос был действительно именно в этом. А если не в этом, то возвращаемся к вопросу: зачем уходили? 

Гжегож Крыховяк / Фото: © ФК «Краснодар» 

— Правдиво ли утверждение, что в команде после отъезда легионеров начался большой моральный подъем?

— Да, наверное, результаты весьма красноречивы. Молодым приходится доказывать, что они неслучайно в заявке, больше работать. С точки зрения химии все действительно сложилось: мотивированные молодые ребята, давно вместе, плюс тренер, который с ними работал. Еще и начало получаться по результатам, всплеск эмоций.

— Это всплеск удастся поддерживать?

— Посмотрим в следующем сезоне, но мы обыграли «Спартак», ЦСКА, «Локомотив», «Ростов». Тут точно неправильно говорить о случайности.

— Успели что-то выделить у Александра Сторожука, которого утвердили в должности главного тренера?

— Сложно что-то выделить за такой срок, но он требовательный тренер со своим видением. Какой бы наставник ни был в «Краснодаре», всегда будет требование играть в атакующий футбол вне зависимости от того, что хочет тренер. Это политика клуба — играть в контроль, в атаку, этого будут придерживаться.

— Насколько серьезной была угроза существованию клуба в апреле? Президент «Рубина» Сайманов рассказывал, что «Краснодар» был готов сняться.

— Были сложности с финансированием, да, исходя из выплат нам, но ничего не говорили по поводу снятия. Как я видел: стоял вопрос выплат, но не вопрос существования команды. Думаю, это уже чересчур. Так просто никто бы не снялся.

Сергей Галицкий / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

— Почему вы не продлили контракт? В чем суть ситуации?

— Никаких секретов и сложностей: договор закончился, его не продлили. Клуб посчитал нужным не продлевать. Я же не могу спросить: «Почему не будете?» Все, окей. Агент позвонил и сказал, что так.

Вообще, между ним и клубом был диалог, поначалу вроде бы планировалось продление, агент приехал на переговоры, но почти сразу при встрече сказали, что договор продлевать не планируют. Очевидно, что не рассчитывают. Если бы рассчитывали, то продлили.

— Вопрос вообще не в деньгах?

— Даже не стоял. Был разговор, чтобы агент приехал обсудить условия, он приехал, и без переговоров ему сказали, что продлевать договор не планируют. Это все.

— Вы пошли на сильное сокращение весной?

— Там не было проблем с этим. Нас попросили опуститься в зарплате. Нет проблем, хорошо.

— Обидно, что все так закончилось?

— Нет, жизнь продолжается. Понятно, что я 9 лет провел в клубе, до сих пор не верится. Трудно психологически, столько матчей сыграл, и «Краснодар» — мой второй дом, я большую часть карьеры здесь. Тяжеловато морально, но ничего, у меня еще есть время поиграть.

— Интересно, как вы оцените ребят, оставшихся в центре поля «Краснодара». Александр Черников?

— Я бы отметил Сперцяна и Черникова, они очень здорово прибавили при Ганчаренко. Эдик всё и так знает, я ему лично об этом говорил, но при должном отношении он вырастет в большого футболиста. 

Саша Черников — боец, неуступчивый. Если он добавит в созидании, то будет очень востребованным игроком. Ему есть куда расти.

— Знаю, что Черников как-то вкатился на тренировке в вас, вы чуть не подрались.

— Но вы же не думаете, что такое происходит только с Черниковым или только со мной? Да это часто бывает, абсолютно рабочие моменты. Это его стиль игры, это же видно по карточкам. Это на уровне подсознания. Я надеюсь, что он не специально (смеется).

Конечно, он доказывает таким образом, что никому не хочет уступать. Очень развит хорошо физически. Бывают эмоции, можем поругаться, но мы с ним, конечно, в хороших отношениях. Как и со всеми.

Юрий Газинский / Фото: © ФК «Краснодар» 

— Грустно будет переезжать из Краснодара?

— У меня здесь вся жизнь: семья, двое детей, родители. Вообще все у меня здесь. Старшей дочке нужно готовиться к школе. Это бытовые сложности, но, с другой стороны, если надо переезжать, то что тут поделаешь? Не хочешь переезжать? Сиди тогда в Краснодаре, заканчивай карьеру. Соберемся и поедем, все в порядке.

— На легионеров давило закрытие авиасообщения. На вас давит?

— Это реалии. Поезд так поезд. От нас ведь ничего не зависит. Я хочу отправиться на самолете, но он не летает, это невозможно. Добираться 18 часов на поезде или ехать до аэропортов Минеральных Вод, Ставрополя, Сочи — это неудобство. Но ничего не поделаешь.

— Вы чувствуете в себе достаточно энергии для продолжения карьеры?

— Вообще, планировал еще поиграть 2-3 года, но тут все зависит от ситуации и предложения. Я не хочу загадывать. Если буду неконкурентоспособен через год, то просто закончу. Не стану мучить ни себя, ни остальных.

— История травм не помешает найти команду? Переговоры идут?

— Да, разговариваем. Всем нужно немного подождать.

— Клуб ФНЛ — вряд ли?

— На сегодняшний день не рассматриваю.

— «Торпедо» — вариант?

— Это красивая история, ведь я оттуда переходил в «Краснодар». Не знаю, все будет зависеть от предложения. Агент занимается.

— Вам приятно уходить с мыслью, что вы рекордсмен «Краснодара» по числу матчей? 282 игры.

— Рекорд по числу матчей за «Краснодар» очень важен для меня. Очень важен. Я провел всю карьеру в РПЛ здесь. 9 лет. Столько всего происходило… У меня две дочери за это время родились.

Невероятно благодарен Сергею Николаевичу (Галицкому) за все, что он сделал для меня и семьи. В целом для клуба. Я — навсегда «черно-зеленый». Это не просто слова, это на самом деле так.

— Отсутствие трофеев с «Краснодаром» — сильный фактор расстройства?

— Да. Очень. Это единственное, о чем я сожалею. Это грустно, но клуб и Сергей Николаевич заслуживают титул. Мальчишки, которые сейчас начинают активно играть, обязаны выиграть трофей.

— Вспоминаете незабитый пенальти в финале Кубка России-2014?

— Иногда да, всплывает. Второй год в команде, такой шанс выиграть титул. Самое удивительное, что я никогда не бил в тот угол. Значит, так должно было случиться. Видимо, не суждено мне было.

Я первые дня три вообще не мог найти себе место в команде. Не знал, что делать. Хорошо хоть не сломался психологически.

— У вас есть планы после карьеры?

— Точно хотел бы остаться в футболе. Но на сегодняшний день не очень хочу быть тренером, а дальше будет видно. Возможно, все изменится.

— «Краснодар»?

— Если будет такая возможность, то я с удовольствием вернусь. 

Читайте также: