Тинькофф Российская Премьер-Лига

Один из самых талантливых футболистов России вырос в Якутии. Как это вообще возможно?

Поразительная история новичка «Крыльев» Артема Соколова и его первого тренера Василия Ивочкина.
  • Якутянин Артем Соколов был признан лучшим футболистом Клубной лиги по 2003 году рождения
  • Он же в 17 лет получил личную награду по итогам первого розыгрыша ЮФЛ в составе «Чертаново»
  • Соколов регулярно играл за юношескую сборную России (даже надевал капитанскую), а осенью дебютировал в РПЛ в составе «Химок». В феврале 18-летний полузащитник подписал контракт с «Крыльями Советов».
  • Уникальный взлет для парня из поселка в республике Саха, где плюсовая температура держится 4-5 месяцев в году. Сегодня, 15 февраля, там минус 34.
  • Егор Кузнец записал удивительную историю Артема вместе с ним и его первым тренером 

Как и многие дети в России, Артем Соколов пошел на футбол в 5 лет. Нюанс в том, что он родился в поселке Марха в Якутии. Потом Марху сделали частью города, она стала микрорайоном Якутска, так что ее можно воспринимать и как спальный район в Якутске, и как поселок. Бесспорно будет то, что там никогда не было футбола. 

Все изменилось около 15 лет назад благодаря мотивации одного смелого человека. Знакомьтесь, Василий Ивочкин.

— Мы организовали секцию по футболу, чтобы оторвать наших мархинских детей от улицы и подъездов, — рассказывает Ивочкин. — В Мархе есть 3 обычные школы, с них и набирали ребят. Мне было где-то 25-26 лет, очень хотел работать футбольным тренером. Это не могло кормить в тот момент, поэтому параллельно подрабатывал в такси. Где-то 6-7 лет работал и там, и там, пока не перешел на полноценную ставку в ДЮСШ. 

Выезжал в 6 утра, до 11 ездил по городу, потом — тренировал детей, спал пару часов, проводил еще одну тренировку, а вечером еще 3-4 часа подрабатывал на машине. Иначе бы мы не прожили — я, жена и сын. Душу грело осознание, что работаю футбольным тренером. Не знаю, как объяснить, но мне правда очень хотелось тренировать детей. Бытовые трудности не останавливали, да нам много и не надо было.

Фото: © Личный архив Василия Ивочкина

Тогда все было в упадке, но я с детства любил спорт. Встретился с главой поселка (мы тогда еще не были часть Якутска), предложил ему создать футбольную секцию. Никогда ничего подобного в Мархе не было, однако глава администрации Геннадий Савушкин дал добро, а мне — небольшую ставку инструктора (ставки тренера по футболу просто не существовало). Кроме того, нам выделили зал.

Поначалу мы вообще не работали на результат, скорее это был досуг для детей. Но постепенно секция стала развиваться, начали выступать на городских, республиканских, дальневосточных турнирах. Выигрывали «Кожаный мяч», «Мини-футбол — в школу», участвовали в ДФЛ. Назвали команду «Пульс», поселок Марха.

— Что за зал?

— В деревянном здании 1943 года постройки — это старая заброшенная школа, еще я в ней учился. Потом его переделили в культурно-оздоровительный центр, но спортзал остался, и его разрешили использовать нам. Небольшой зальчик 12 метров в ширину, 20 в длину. Для маленьких детей — нормально. Фотографий того зальчика сохранилось немного, но есть такая. 

Фото: © Личный архив Василия Ивочкина

Примерно 5 лет назад это здание сгорело. Стояло заброшенным, там от старости пошел грибок, видимо, замкнуло проводку. Но мы в нем занимались только первые несколько лет, потом построили новую школу, где зал был получше. 

Фото: © Личный архив Василия Ивочкина

А с мая по сентябрь занимались на улице на школьной площадке. Покрытие — земля и камни. Потом опять же появилось искусственное поле, которому сложно выживать в наших условиях, но все-таки его можно было использовать.

— Как воспитывать игроков, когда 7-8 месяцев в году нет возможности тренироваться на улице?

— Только в зале, поэтому выпуск Артема — базовые миньщики. Конечно, это отразилось на их воспитании: другая техника, тактика, больше работы с мячом. Сейчас смотрю на него, и видно, что это ему помогает: хороший дриблинг, может обыграть даже не на скорости, убирает на месте.

Фото: © Личный архив Василия Ивочкина

Техника действительно на уровне. Помню, мы играли на Дальнем Востоке, со всеми сильнейшими, он здорово удерживал мяч против игроков на год-два старше. Координация, мышление, удары с двух ног. Помню, был конкурс во время «Локобола»: возле девяток натягивали канаты и давали каждому по 5 ударов с точки, каждое попадание в девятку — 9 очков. Плюс давались очки за другие попадания — в угол и так далее. 10 команд — 20 человек, Артем бил предпоследним, казалось, что обойти конкурента нереально (набрал 39 очков). Тема вышел и начал закидывать как рукой, все были в шоке. Все 5 ударов попал в правую девятку, набрал 50 очков.

— В этом больше таланта или работы?

— Большая доля таланта. У него есть физические качества, но главное — хорошо работает компьютер, ЦНС — центральная нервная система. Хорошая голова, очень быстро принимает правильные решения. Давно работаю тренером, посещаю все семинары, но никто не скажет, откуда это.

— Читал в якутских СМИ, что вы сравнивали Соколова с Головиным. Насколько это притянутое сравнение?

— Они разные по антропологии, да и по характеру, наверняка. Головин — это быстрота движений, огромные объемы, Артем пока такого дать не может, его организм еще формируется. Но он тонкий игрок, может вести игру, разгонять атаки, вокруг него можно строить команду.

Это сравнение скорее про жизненный путь. Саша и Артем — оба из глубинки (Калтан и Марха), занимались в старых залах, на тяжелых полях. Смотрел фильм «Матч ТВ» о Головине, поэтому мне показалось уместным такое сравнение. Все-таки у нас сложно с футболом, очень холодно, непростой район, долго не было зала. Например, родители Артема не занимались спортом, потому что в их школе не было зала, им нигде было заниматься спортом. Максимум — лыжи и маршировка в коридоре.

Фото: © Личный архив Василия Ивочкина
Фото: © Личный архив Василия Ивочкина

— Артем правда один уехал в Москву в 11 лет?

— Да, и, если честно, я сомневался, что ему нужно было ехать в том возрасте. Его уровень не вызывал вопросов, но адаптация в интернате в таком возрасте вдали от дома… Из Якутска часто уезжают спортсмены в раннем возрасте — хоккеисты, например, но с ними переезжают и родители, обеспечивают поддержку. А Артем поехал один. Вообще один. Его родители — обычные люди, они не могут себе позволить часто летать в Москву, это очень дорого. Ему купили билет, в аэропорту встретил представитель «Чертаново». Дальше домой он приезжал только в отпуск. 

Теперь слово Артему Соколову, которого в 11 лет посадили на самолет в Москву ради просмотра в школе «Чертаново».

— Конечно, помню, как Василий Викторович сомневался, стоит ли мне уезжать, но нужно было двигаться дальше, в итоге все вышло хорошо. Вообще первый тренер очень многое мне дал. Он взялся за меня, да и вообще за всех ребят, не только в футбольном плане, но и в человеческом. Мы ведь часто ездили на турниры, общались. Он формировал нас как людей. Невероятно благодарен ему. 

— Еще до «Чертаново» ты пробовал попасть в «Краснодар». Что за история?

— Мы с родителями поехали в отпуск в Геленджик. Появилась возможность посмотреть на базу, надеялся пройти просмотр, но сказали, что не выйдет: все тренеры на каникулах. Это был конец июля — начало августа. Почти сразу появился интерес «Чертаново». Конечно, хотел попробовать себя в Москве. Родители взяли мне билет в один конец, и поехал.

— Как тебя отпустили в 11 лет?

— Даже не знаю, тогда мне казалось, что спокойно, хотя сейчас понимаю, что очень переживали. Наша землячка из Мархи летела в Москву, ее попросили последить за мной, чтобы сел в самолет, а в аэропорту она передала меня представителю «Чертаново».

— Какая договоренность была с «Чертаново»? Они тебя сразу брали?

— Нет, ехал на просмотр. Через 3 недели сказали родителям, что берут. В сентябре заселился на базу. Часть вещей отправили посылкой, часть покупал уже в Москве — например, рубашку в школу.

— Как часто виделся с родителями?

— «Чертаново» за счет школы покупает иногородним билеты домой два раза в год — зимой и летом.

— У тебя была сложная акклиматизация?

— Болел где-то год-полтора. Поиграю — заболею, поиграю — заболею. Очень тяжело было с этим справиться, меня только взяли, а я не мог полностью себя проявить. Думал: «На меня тратят деньги, а я болею». Тем более видел, как ребят отправляли домой. Это очень давило, боялся, что и меня отправят. Но постепенно все пошло нормально.

— В «Чертаново» ты подружился с Пиняевым.

— Жили в соседних комнатах, постоянно появлялись друг у друга. Даже в отпусках часто списывались, болтали по видео. Из Манчестера он привез мне футболку с подписями игроков «МЮ». Серега всегда рад за меня. Ну и, конечно, поддерживает, когда травмы. Он один из моих близких друзей, невероятно рад его успехам в РПЛ.

— Как ты относился к хайпу вокруг него? Стажировка в «МЮ», герой выпуска «Красавы», постоянное внимание медиа. Не завидовал?

— Да нет вообще, потому что ни я, ни он на самом деле не любим давать интервью, всю эту публичность. Конечно, внимание нравится, но не чрезмерное. Мы с ним это обсуждали.

— Ты рад, что он тоже в «Крыльях»?

— Да, мы вместе живем, все время рядом. Над нами уже даже шутят партнеры.

— «Чертаново» выиграло первый сезон ЮФЛ. Что это значило для тебя и школы?

— Тренировался тогда с 2003 годом, нам сказали, что запускают новую лигу, все очень серьезно. Директор говорил, что это важно, есть возможность сыграть в Лиге чемпионов. Престижно, поэтому хотелось выиграть. Не понимал, буду играть в старте или сидеть на скамейке, но мне доверяли, все хорошо пошло еще со сборов. После игры против «Краснодара» и других первых матчей почувствовали, что нам нет равных, главное — не проиграть себе. Помню, собрались всей командой и поставили цель — закончить сезон без поражений. В итоге вмешался коронавирус, сезон не доиграли.

— У тебя теплые отношения с Николаем Лариным?

— Невероятно, Николай Юрьевич всегда поддерживал. В период карантина он мне купил беговую дорожку за свои деньги. Нас отправили по домам, тренироваться в Якутске было негде. Спросил: «Сколько стоит? Найди, я оплачу». Она стоила тысяч 40, он скинул деньги, я купил. Она до сих пор дома, бегаю, когда приезжаю.

Мы реже видимся и списываемся, у него сейчас свои проблемы, но испытываю к нему огромное чувство благодарности.

— Сколько времени ты просидел дома?

— Около трех месяцев в начале пандемии.

— А потом еще и травма. И все на старте взрослой карьеры.

— Потянул приводящую, потом усугубил. Сложно было играть, через боль. Это было невероятно обидно, ведь как раз должен был постоянно играть, потому что в тот момент ребята из основы ушли в «Крылья» в ФНЛ. Часто перебарывал себя, терпел, бегал через боль. 

Артём Соколов / Фото: © premierliga.ru

— Почему ты выбрал «Химки», а не сразу перешел в «Крылья»?

— Это клуб РПЛ, почему нет? Хотя слышал, что мог перейти в «Крылья» еще тогда. Я был вообще не против перехода в «Химки», они закончили сезон на 8 месте, следил за ними. Очень хорошо играли. Больше переживал о том, как буду переходить на взрослый уровень, в команду мужиков. Все-таки в «Чертаново» при переходе в главную команду ты всех знаешь годами, а тут абсолютно новый коллектив. 

— Как адаптировался к взрослому футболу РПЛ?

— Очень сложно. Даже на сборах чувствовал, что разница велика. Не задалось с первого сбора, даже думали об аренде в «Долгопрудный», потому что в «Химках» боялся остаться совсем без минут, но в итоге решили выждать до зимы. Это было правильное решение, потому что смог прибавить, набрать форму, даже ребята подходили и отмечали мой прогресс. Постепенно тренер начал выпускать на замену. Нервничал, давили трибуны, не чувствовал легкости в ногах, но постепенно привыкал. 

Открыть видео

— В целом прочувствовал взрослый футбол? Атлетичная РПЛ, много борьбы, задержки зарплаты и так далее.

— Что касается борьбы, то ее много не со всеми. Гранды играют в футбол, это чувствуется, в матчах с ними меньше единоборств. Только когда идет вынос от вратаря — да, в остальном — комбинационный футбол. С командами из середины и низа таблицы — согласен, очень много борьбы, но опять же не всегда. От поля многое зависит: когда плохое, то бьешь туда-сюда и ждешь, кто запихнет мяч.

Что касается задержек, то они не все время были. Премиальные даже несколько раз платили вовремя. Нас предупреждали о задержках, зачастую сразу все и закрывали через месяц-два. Нормально, ничего страшного.

— Для тебя деньги на этом этапе важны?

— Да нет, есть понимание, что нужно себя показать. Деньги придут, если наиграю на хороший контракт. Мама, папа, девушка всегда говорили, что это не главное. Да, приятно дарить им подарки, отправлять деньги домой, но они все равно настаивают, что мне нужно прежде всего показывать себя, а не думать о деньгах.

— Ты хотел уйти в «Крылья»?

— Конечно, по сути, сразу согласился, когда сказали о «Крыльях».

— Новый генеральный директор «Химок» Владимир Габулов сказал, что «Химки» хотели тебя сохранить. Клуб пытался это сделать?

— Мы общались, показалось, что они были заинтересованы меня сохранить, но хотел перейти в «Крылья». Видел, что на мою позицию приходят возрастные ребята. Не боюсь конкуренции, но адекватно оцениваю и понимаю, что нужны очки и шансов выходить весной у меня немного. Я так увидел эту ситуацию: клуб делает ставку на опыт. 

«Крылья» — играющая команда, подходят мне по стилю, плюс тренер со знакомыми требованиями. Это мой футбол, игра с мячом, в атаку, поэтому не задумался и сразу согласился. 

— Ты чувствуешь себя примером для ребят из Якутска?

— Есть такое, Василий Викторович [Ивочкин] об этом говорит и просит проводить мастер-классы, когда приезжаю в Якутск. Иногда хочется просто побыть дома, но стараюсь находить возможность увидеться с ребятам. Многим из них это важно, потому что они стремятся тоже стать футболистами, уезжают в более футбольные города.

— Первый игрок в истории сборной России из Якутска — красиво?

— Есть мечта в принципе попасть в сборную России, но, конечно, красиво. Мне говорят, что это возможно, верят в мой потенциал. Да и сам чувствую, что это по силам, если все хорошо сложится. У меня нет вредных привычек, я очень мотивирован и хочу попасть в сборную. Но для начала надо стабильно заиграть в РПЛ, попасть в молодежную сборную, все должно быть постепенно. Надеюсь, у меня получится.

И снова слово Василию Ивочкину. Он пошел на повышение, не хочет уезжать из Якутска и мечтает о строительстве зала в Мархе.

Фото: © Личный архив Василия Ивочкина

— Соколов — социальное явление для нас. Сотни ребят хотят походить на него, повторить его путь, ведь он абсолютно обычный парень со спального района, приезжает в отпуске в Якутск, его мама живет здесь. Но он смог пробиться в одну из лучших академий страны, начал играть в юношеской сборной и РПЛ. Очень внимательно слежу за ним, подписан на «Матч Премьер», стараюсь не пропускать ни одной игры.

— Дети потянулись в футбол?

— Их точно стало больше, факт. Это не только пример Артема, конечно, но и чемпионат мира, появление манежа и другой инфраструктуры в Якутске. Это приятно, ведь Якутск исторически считался краем борцов, боксеров да лучников. Сейчас ситуация меняется. 

— Я больше удивился не тому, что пробился Соколов, а что у вас есть и другие воспитанники из того набора. Просто фантастика.

— Никита Фурин в «Краснодаре-2», тоже играл в юношеской сборной. Еще Кирилл Корольков уехал в школу «Торпедо», сейчас он в ФНЛ-2 в белгородском «Салюте». Все трое — уроженцы Мархи, все играли в одной команде у меня, у всех остались родственники здесь.

— Лично у вас все в порядке? Вы получили компенсацию за подготовку Соколова?

— Да, получил выплату от «Чертаново», ушел на повышение, работаю старшим тренером в футбольной школе Якутска. Она базируется в манеже в городе — стандартное поле по размерам с искусственным газоном. Это не академия, конечно, но республиканский уровень. Опять же дали заслуженного тренера республики Саха, это тоже небольшая доплата. Все — слава богу, мне грех жаловаться.

— Вы никогда не хотели уехать в Москву, Краснодар или куда-то еще?

— Такая мысль мелькала, но даже сейчас, когда перешел на работу в Якутск в республиканскую школу, мне очень жалко свой район, где просто физически не успеваю тренировать. Вообще придерживаюсь правила: где родился, там и пригодился. Вот у нашего микрорайона Марха до сих пор нет своего спортивного зала. Только при школах, но туда не пускают всех желающих, времени там на всех не хватает. Только если совсем поздно, но не каждый родитель отпустит своего ребенка. Надеюсь, когда-нибудь мы решим этот вопрос, вот тогда буду считать, что жизнь удалась. Это я к тому, что у меня еще много работы здесь, предпочитаю жить на родине.

У нас сейчас строится большой спорткомплекс между Мархой и Якутском, там будет каток, бассейн, еще что-то, но не будет мини-футбольного зала. А я переживаю за мархинских детей, в котором мы могли бы играть, им очень нужен зал. Большой дефицит, взрослым его тоже не хватает. Мне приятно, что мои дети добиваются спортивных успехов, но обязательно хочу поспособствовать этому вопросу, чтобы новое поколение детей могло заниматься футболом. 

Фото: © Личный архив Василия Ивочкина

Читайте также: