Тинькофф Российская Премьер-Лига

«Два года назад у меня было предложение из Серии А по Игнатьеву, а теперь он не нужен «Рубину». Обсуждаем трансферы с Лахтером

«Два года назад у меня было предложение из Серии А по Игнатьеву, а теперь он не нужен «Рубину». Обсуждаем трансферы с Лахтером
Иван Игнатьев / Фото: © ФК «Рубин»
Общался Терентьев.

«Матч ТВ» поговорил с известным футбольным менеджером Деннисом Лахтером. Главное:

«Футболистов, которые наши крепкие клубы готовы усилить, единицы. И за них приходится переплачивать»

https://www.instagram.com/p/CQJG4O4F8bg/

— Клубы РПЛ третий год проваливаются в еврокубках, много разговоров, что деньги уходят из нашего футбола, что идет кризис, и на этом фоне «Локо» покупает Тикнизяна за 4-5 млн евро, «Динамо» — Макарова за 9 млн, «Спартак» дает большие новые контракты Соболеву и Джикии. Что это?

— Тенденции тут никакой не вижу, все же мы говорим не о массовых скупках высококвалифицированных футболистов, которых в России тупо нет, а о единичных сделках.

Да, Макаров — хорош. Но «Рубин» — это одна история, а в «Динамо» будут совсем другие требования. Сможет ли он в этой ситуации прогрессировать, посмотрим. Трансфер Тикнизяна для меня вопрос. Он работяга, трудяга, но особо большого потенциала у него не вижу.

— То, что Соболеву увеличивают зарплату, хотя он откровенно сдулся сейчас… Ну, это просто отголоски нашего бредового футбольного бремени. Захотели увеличить сумму отступных, а как это сделать? Надо денег дать.

Вот приходят к тебе и говорят: «У тебя отступные пятнашка, давай сделаем хотя бы тридцать». Ты удивляешься: «С чего это?» — «Ну, давай мы тебе денег насыпем». — «Ну, давайте». Вот и все.

Но, опять же, это делается, как и в случае с Джикией, чтобы предостеречь от покушения со стороны условного «Зенита». А для «Лукойла» [зарплата] что два миллиона, что три, что пять. Просто люди меряются, у кого шея толще.

Вряд ли кто-то, кроме «Зенита», сможет выкупить того же Соболева за такие деньги. Но мы ведь знаем прецеденты, когда в «Динамо» думали, что обезопасили себя, нарисовав в контракте Данни 30 млн евро отступных, а «Зенит» эти деньги перевел и забрал игрока себе.

Поэтому тенденции никакой нет. Просто футболистов, которые наши крепкие клубы готовы усилить, единицы. И за них приходится переплачивать. Здесь еще другая фишка есть.

— Какая?

— У меня была конспирология относительно «Локомотива» по поводу новостей об их распродаже. Что, возможно, Белозеров (председатель правления «РЖД». — «Матч ТВ») как человек, входящий в президентский совет и часто бывающий за красным забором, уже знал, что будет отмена лимита, и понимал, что ликвидность российских игроков упадет. Но это не инсайд, а мое предположение — информации из первых рук у меня нет.

Думаю, лимит будут отменять. Кстати, вчера у меня был эфир с Кириллом Новиковым (экс-тренер «Динамо». — «Матч ТВ») в инстаграме, он как раз говорил, что для всех очевидно, что лимит давно пора отменять и что это полный бред. На что я ему отвечал: «Ты так считаешь, все футбольные люди, с кем я общался, тоже так говорят, все функционеры, Дюков. Так почему ничего не происходит? Где логика?» Получается, все знают, как нужно, но никто не делает.

Мы прекрасно понимаем, что самостоятельного принятия решения со стороны РФС не будет, все решается опять-таки за красным забором и курируется администрацией президента. Футбол у нас не профессиональный вид спорта и никакой не бизнес, а социальный проект.

До вечера 20 августа клубы должны были выбрать свое виденье из трех вариантов (отмена лимита, вариант «10+15» в заявке и «7+4» в поле. — «Матч ТВ»). Вот-вот узнаем, что они выбрали. Думаю, все понимают, что, если решение уже принято, то голосование — формальная процедура.

«Туча паспортистов окажутся не нужны командам РПЛ и будут вынуждены уезжать туда, где им станут платить хотя бы приблизительно такие же деньги»

Квинси Промес / Фото: © ФК «Спартак»

— Много доводов за отмену лимита, но, с другой стороны, в условиях, когда футбол подсажен на бюджетное финансирование, когда академии не вышли на достойные мощности и поэтому нет достаточного количества достойных игроков, не получится так, что отменой лимиты мы просто лишим игрового времени и практики тех, кто есть сейчас?

— На начальном этапе так и будет. Это нормально. Дам пример: футбольный клуб «Амкар», которому в какой-то момент резко сократили бюджет. — и сразу нашлись Селихов и Джикия. Понимаете, о чем я?

Когда у тебя есть дармовые бабки, когда нарядный бюджет, никто ничего делать не хочет, бензопила «Дружба». А когда уже реально завязнем по ноздри — вот тогда и придется работать, на полные мощности врубать академии, проводить грамотную селекцию, а не устраивать блатных. Тогда мы начнем абсолютно разумно в соответствии с логикой вещей использовать сложившуюся кризисную ситуацию.

— Но лимит на эти вещи не так сильно влияет. Может, стоит ввести потолок зарплат, ограничить средства на трансферы?

— Как вы будете контролировать потолок зарплат? Допустим, введем ограничения до 18 лет, до 21 года. Парням будут писать в контракте миллион, а в конверте платить еще три. Или будут подружке футболиста переводить на счет. Это неконтролируемая ситуация.

— С одним-двумя игроками так можно делать, но вряд ли со всей командой.

— Все равно на любой яд есть противоядие. Пример сухого закона в Штатах в 1930-40-х или андроповщина — показательны. Вырубили все виноградники, но все равно как варили самогонку, так и продолжили варить. Так и в Америке как были бутлегеры, так они и будут. Свинья всегда грязь найдет. Здесь важно понимать, хотят ли с этим бороться по-настоящему?

В Италии захотели бороться с договорниками, поэтому взяли за хобот неприкасаемый «Ювентус» и уронили дивизионом ниже, сажали людей, отлучали от футбола пожизненно, дисквалифицировали судей. А у нас просто не хотят. Вот и все. Вот будет приказ сверху, что если кто-то проскочит через сито, башку отрубят, тогда, да. У нас это только так работает.

Артем Дзюба / Фото: © ФК «Зенит»

— Допустим, 23 августа объявят, что лимит будет отменен. Первая тенденция, очевидно, это сокращение игрового времени у россиян. Что будет дальше?

— Представьте ситуацию: если ты хотел какого-то Васю переподписать, а он кочевряжится, то после отмены лимита можно слать его лесом. Теперь Вася будет доигрывать за то, что есть, а дальше станем думать, нужен он клубу или нет.

Второе: туча паспортистов окажутся не нужны командам РПЛ и будут вынуждены уезжать туда, где им будут платить хотя бы приблизительно такие же деньги. Но в любом случае придется пару нулей отпиливать и спускаться в ФНЛ. И это нормально. Это и есть конкуренция: выживают сильнейшие, а не блатные.

— Как вам пункт о проверке качества легионеров? Все же у нас не АПЛ, куда все хотят, к нам часто едут ноунеймы, которые на момент приезда реально ничего не показали еще.

— Думаю, здесь надо сделать по голландской модели — установить минимальную и при этом высокую зарплату для легионеров. Тогда клубы будут 20 раз думать, нужен ли им этот футболист, чтобы потом платить ему серьезную сумму. Например, пусть легионер должен зарабатывать минимум 350 тысяч евро в год. Тогда селекция будет решать, стоит ли условный Педро с Копакабаны этих денег. Думаю, это единственная мера, все остальное — филькина грамота.

Иван Игнатьев / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

— Один из ярких примеров влияния лимита — Иван Игнатьев: ярко начал в «Краснодаре», потом захотел других условий и отношения и ушел в «Рубин», где почти не играет.

— Сейчас «Рубин» его выставил на трансфер. Плюс его постоянно штрафуют за разные нездоровые вещи.

Думаю, Игнатьев закончил, для меня это очевидно. Очень наглый высокомерный тип. При этом прочитал в своей жизни две книжки, букварь и синюю, но кто-то ему рассказал, что он большой футболист, а он поверил.

Да и трепло, каких поискать. В мае 2019 года у меня было предложение по Игнатьеву в Серии А, клуб попросил встретиться с футболистом и переговорить о возможном трансфере. Прилетел в Краснодар, договорился о встрече, через 15 минут после назначенного времени звонок: «Не смогу сегодня приехать — тренировка». Спрашиваю, как тренировка, если мы договорились о встрече? «Вот неожиданно поставили».

Меняю билет, остаюсь в Краснодаре еще на сутки, договорились на 10 утра. В 9:29 сообщение: «Доброе утро! Поставили две тренировки, поэтому сегодня тоже не смогу встретиться. Приношу извинения». Звоню ребятам в «Краснодар», мне говорят, что у них сегодня вообще выходной… Прошло два года, где Серия А и где Игнатьев.

Мне не нравится, как ведет себя «Краснодар», но еще меньше нравится, как сопляки, которых нашли где-то в Красноярском крае, привели в чувство, столько в них вложили и сделали из них футболистов, потом начинают рассказывать, сколько они должны получать.

«Кварацхелия — самый лакомый кусок, Жиго — не топ»

— Кто сейчас самый ценный лот в РПЛ? Норманн, Жиго, Кварацхелия, Влашич?

— Кварацхелия, Жиго, да. Норманн сдулся. Думаю, свой пик он прошел.

С Влашичем тоже сложно, он не понимает, что, гоняя итальянку, он не ЦСКА создает проблемы, а себе. ЦСКА — жесткие ребята, они его никуда не отпустят, а будет плохо играть, вообще все быстро закончится. Никуда не уедет, и все.

Всегда говорил, что Влашич не топ-футболист. Неплохой, но таких в мире много. Да, у него есть определенные качества, поэтому когда хочет и когда на кураже, то на фоне нашего первенства серых подъездов он выглядит неплохо. Но он полностью провалил вторую половину прошлого сезона, ничего не показал на Евро в полумертвой сборной Хорватии, и сейчас он ничего из себя не представляет.

Поэтому в «Милане» и хотят аренду с правом выкупа, замечу, необязательного. Там ведь задаются вопросами: если он такой большой футболист, чего в «Эвертоне» не заиграл, почему в ЦСКА не показывает стабильно высокий класс? Они видят: ну да, похож на футболиста, давайте возьмем в аренду. А им рассказывают: «Дайте 35 млн». Смешно.

Самый лакомый кусок — все еще Кварахцелия. Хочу верить, что в это трансферное окно парень уедет в топ-чемпионат, по нему есть конкретные предложения.

— Если Жиго уйдет, это большая потеря для «Спартака»?

— Потеря, но не сказал бы, что большая. Он не топ, а крепкий защитник на фоне нашего чемпионата. Не более того. Тут знаете, в чем проблема еще?

Сначала мы хотим за кого-то получить денег пароход, а когда это пароход или его половина приезжает, чешем репу: «Что теперь делать, если Жиго уедет?» В любом нормальном клубе на место Жиго и любого Пупкина должно быть три железобетонные кандидатуры, которые долго ведутся клубом, за которых европейские клубы загодя платят деньги, имея право вето на ближайший год или два.

Вот так работают в Европе. Находят потенциально сильного футболиста, способного заменить условного Жиго. Он сырой пока, но видят сумасшедший потенциал. Тогда обращаются к условному «Ривер Плейту» и говорят: «Давайте мы заплатим 2 млн евро, застолбим за собой право первой брачной ночи на ближайшие год-два». И договоримся, что при таких результатах заплатим столько-то; при таких-то, если он, к примеру, в сборную попадет или возьмет титул, то столько-то. Это фактически фьючерсная футбольная сделка. А тут у нас Жиго уезжает, что делать? Караул, грабят! Это забавно.

— Это тоже к слову о том, что в лимите далеко не все наши проблемы. Ни у одного российского клуба нет скаутской сети, как у того же «Шахтера», допустим.

— Да и у «Шахтера» нет никакой скаутской сети. Просто они заточены под молодых бразильцев и у Ахметова есть деньги. Я такую скаутскую сеть могу в любом клубе развить, если за любого 18-19 летнего бразильца буду платить 10-15 млн евро.

Считаю, мы должны вот что сделать: отменяем лимит и даем преференции тем, кто приобретает иностранных игроков до 21 года. Пожалуйста, «крадите» всех потенциально бешенных футболистов у тех же голландцев и бельгийцев. У них же как-то ПСВ находил Роналдо, Ромарио, а потом продавал их в «Барсу» за серьезные деньги. Вот это пример, как и «Амкар», Селихов и Джикия.

А сидеть, чесать репу и говорить, что все плохо, что денег нет… Знаешь, как говорил Виктор Евгеньевич Прокопенко, мой тренер в одесском «Черноморце», суперинтеллигентный человек, который и матом ругался крайне редко, и даже выражения типа «жопа» произносил только в очень узком кругу людей? Он говорил: «Хватит скулить, оторви жопу от табуретки и начни хоть что-нибудь делать и спрашивать с себя». Вот такая футболистика.

Читайте также: