Тинькофф Российская Премьер-Лига

«Нюхом чувствую, можем биться за титул. А рядом ходят, постукивают». Газизов и Тедеско — о «Химках», Кокорине, Урунове и золоте

«Нюхом чувствую, можем биться за титул. А рядом ходят, постукивают». Газизов и Тедеско — о «Химках», Кокорине, Урунове и золоте
Доменико Тедеско и Шамиль Газизов / Фото: © ФК «Спартак»
Главный тренер «Спартака» Доменико Тедеско и генеральный директор клуба Шамиль Газизов ответили на вопросы журналистов.

9 августа «Спартак» начнет новый сезон матчем с «Сочи». А перед стартом главные лица клуба — Шамиль Газизов и Доменико Тедеско — дали пресс-конференцию. Было много интересного:

Леонид Федун и Шамиль Газизов / Фото: © Олег Бухарев / Матч ТВ

Шамиль Газизов: — Я пришел недавно, смотрю и пытаюсь вникнуть в существующие процессы. «Спартак» большой, и мне очень интересно работать. Есть процессы, которые мне абсолютно нравятся, есть процессы, где, думаю, надо быстрее принимать решения. Что касается самого основного, команды и ее игры, мы с Доменико находимся в одной команде, думаем и двигаемся одинаково. По всем моментам у нас полное, стопроцентное взаимопонимание. Это пошло сразу. Вижу, как Доменико действует, и уверен, что команда будет бороться за титул. У нас одна задача — другой быть не может.

Доменико Тедеско: — Прежде всего мы рады, что предыдущий сезон закончился — он был долгим, тяжелым и полным сложностей. Задача была закончить его и начать новый сезон с нуля, особенно для игроков. Всегда хорошо, когда есть пауза, три-четыре недели отпуска, когда ребята могут куда-то поехать, не думать о футболе и после этого пройти сборы, почувствовать приближение нового сезона.

Сейчас у нас было всего 14-15 дней между последним матчем прошлого сезона и стартом нового. Думаю, из этого периода мы выжали все возможное — дали несколько выходных ребятам, чтобы они смогли побыть дома, отправиться в мини-отпуск в России, увидеться с девушками, собаками и т. д. Таким образом мы получили ощущение начала, новой страницы.

Это была наша основная задача — чтобы они почувствовали, что это начало новой эры; у них было пять-шесть дней отдыха, чуть больше, чем у персонала. Сейчас снова начали работать, у нас произошло несколько изменений — пришли Кокорин и Урунов, они потренировались с нами два-три дня, прошли тесты, медобследование для того, чтобы мы могли получить актуальную картину и работать так, как не работали в прошлом сезоне.

Вчера на тренировке было 25 игроков, поэтому приняли решение о том, что Никита Бакалюк и Константин Шильцов начнут работать со «Спартаком-2». Это было сделано по трем причинам: во-первых, футболисты должны играть, а здесь им сложно это сделать, потому что у нас много футболистов в центральной зоне; во-вторых, они могут помочь второй команде; в-третьих, как я всегда говорил, нам нужно малое количество игроков — 20-21 человек, если не считать вратарей, для того чтобы мы могли больше внимания уделять деталям и игрокам на тренировках. Это первое решение, которое мы приняли. Мы рады, что сезон начинается и в воскресенье первая игра против «Сочи».

Доменико Тедеско / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Не кажется ли вам цель бороться за титул преждевременной? Последний сезон был неудачным, и, провозглашая такие цели, вы ставите себя в положение их заложника. В «Спартаке» много раз было так, что объявлялись задачи, тренеры и менеджмент их не решали, после чего болельщики и журналисты говорили о необходимости отставки. Вы не боитесь этого?

Ш.Г: — Я ничего не боюсь, и «Спартак» ничего не боится! Надо понимать: когда «Спартак» ставит цели на новый сезон, других целей, кроме как взять титул, не должно быть. Понимаю, что есть определенные вещи, связанные с осторожностью, но я верю в команду и вижу, что главный тренер и весь его штаб работают правильно. Вижу, что нам надо добавить чуть-чуть красок и мы будем готовы брать эту вершину. Если бы я не был уверен, я бы об этом не говорил. «Спартаку» должна помочь вся его история, все его болельщики — если мы все будем верить в эту идею, то мы достигнем титула. Я знаю, что также думает и уверен в этом и Доменико.

— Что будет, если не получится взять титул?

— Если мы будем верить, до добьемся этого. Тут «бы» мешает. Не хочу разговаривать на эту тему. 9 августа мы вступаем в новый чемпионат, задача — титул.

— Один или два?

— Задача — титул!

— Прописано ли у вас в контракте завоевание титулов?

— Я и все, кто работает рядом с командой, являемся обслуживающим персоналом. Мы обязаны хорошо и честно работать, насколько хватает своей головы и внутреннего характера. Отвечу простыми словами. Если кто-то хочет внести сомнения в мою уверенность, то ни у кого это не получится.

— Вы сказали, что думаете с Доменико одинаково. Это как?

— Есть ключевые вещи, которые двигают футбол вперед. И в этих ключевых вещах мы абсолютно схожи. У нас могут быть определенные споры, как у обычно бывает у людей, говорящих о футболе, но это нормально.

— Конкретизируете?

— Нет — тогда другие станут чемпионами. Не хочу. Я сейчас раскрою, как это делать, а потом что мы с Доменико будем делать?

— Мы знаем, что Бакаев переболел коронавирусом, и у него сезон разделился на две части — в первой он был очень хорош, и визуально, и по цифрам; во второй и по цифрам сдал, и видно, что с мячом он не так легко работает, как раньше. Вы замечаете эти изменения? Что с ним происходит?

Д.Т: — Все это правильно, мы так же с игроками говорим об этом. Всегда важно быть честным с игроками — если это, например, Бакаев, я скажу: «Бака, давай! Что это сегодня?» Но это абсолютно нормально. В общем, он очень важен для «Спартака». Если посмотреть на весь сезон, не знаю, сколько очков он нам принес — 15-18. Он забивал, отдавал голевые передачи, в частности, в домашней игре с «Крыльями Советов» — отдал передачу, когда Понсе сделал счет 1:0. Забил «Динамо» и ЦСКА.

После зимних сборов он был в очень хорошей форме. После этого была коронавирусная пауза, он заболел. А потом он уже не играл на 100%, но он по-прежнему был важен. Также мы знаем, что если он готов на 85%, он может принести пользу команде. Но мы всегда ожидаем от Бакаева большего, чем от остальных. Он уже показал, на что способен, когда играет на пределе, когда он поднял планку. Мы сравниваем эту планку с его каждым матчем. Никто не может играть на пределе возможностей в каждом матче. Он первый, кто хочет постоянно играть таким образом. Иногда я говорю ему: «Лучше чуть-чуть спокойнее. Думай свободно и получай удовольствие от игры».

Зелимхан Бакаев / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

— Но он молод — с опытом, даже если не будет такой подготовки, ты будешь играть проще. Получишь мяч и, если есть силы, пойдешь обводить один в один, если нет сил, но ты опытный, — отдал передачу и спокойно играешь. В этом мы пытаемся ему помочь. Одно дело «физика», но если человек болен, то он болен. Нужно время, день за днем, игра за игрой, чтобы вернуть эти силы.

Другой вопрос, как справиться с ситуацией, когда ты не готов на 100%. То же самое, если ты получаешь желтую карточку на пятой минуте, но ты опытный — ты знаешь, как играть, действовать корпусом и не совершать глупых фолов. Я всегда говорю о том, что если у тебя молодая команда, происходит так, что кто-то заболевает, получает желтые карточки. Это сложнее, чем когда у тебя более опытные игроки. Уверен, что это поможет ребятам вырасти. У нас был опыт прошлого сезона. Сейчас по тренировкам видно, что Бака возвращается. Медленно, но верно возвращается.

— Были какие-то физические изменения?

— Мы проводили тесты до зимних сборов и после. Если делать тесты каждую неделю, в этом не будет смысла, поскольку физическая подготовка не будет меняться так быстро — за неделю или две. Это более продолжительный процесс. Мы тогда сделали тесты, и все игроки в чем-то потеряли, если сравнивать с результатами после зимних сборов. Тогда у нас были отличные показатели — после этого мы потеряли 15-25% [формы]. Но это касается не только Бакаева — думаю, что 70% игроков.

Можно работать, бегать, проводить тренировки в Zoom во время паузы на карантин. Но когда ты играешь на поле, есть постоянная смена направлений, абсолютно иная интенсивность, единоборства. Для этого нужны совсем другие показатели.

— Шамиль Газизов уже озвучил цель. Хотелось бы из ваших уст услышать, как вы ее видите? Насколько реально «Спартаку» завоевать чемпионский титул в стартующем сезоне?

— Вне зависимости от сезона, состава «Спартак» — большой клуб, с большой историей, традициями и множеством болельщиков. И это нормально, что ты не можешь быть доволен результатами прошлого сезона. Также нормально для клуба такого уровня ставить высокие цели. Я буду делать все для того, чтобы их достичь.

— Может ли команде помочь в подготовке к новому сезону то, что «Спартак» не участвует в еврокубках?

— Мы не смогли выполнить цель на прошлый сезон. То, что я пытался сказать после кубкового матча, потому что в Казани не мог находиться на скамейке, — что задача была пробиться в Европу. Но когда мы пришли сюда, такая задача не стояла. Когда команда находится на 12-м месте в 15 очках от зоны еврокубков, нельзя думать о Европе. Можно было попытаться — мы старались, и в конце концов нам не хватило двух очков, а в Кубке мы дошли до полуфинала.

В том сезоне такой цели даже не было. Скажу честно, для меня это было важно, потому что я видел игры, я видел молодую команду. Тогда я сказал, что, если задача на сезон — бороться за титул, тогда вы выбрали неправильного тренера. Я не могу сказать, что вся жизнь в розовом цвете, потому что не могу врать. Как сказал Шамиль Камильевич, мы всегда должны быть честны. Если не будешь честен, это плохо, в том числе и для будущего, потому что у тебя будут проблемы каждый день. Нужно вести себя честно, мы так и делаем.

Матч между командами «Спартак» и «Ахмат» / Фото: © Олег Бухарев / Матч ТВ

— Этот сезон мы начинаем с нуля, с чистого листа. Задача — завоевать определенные позиции, я для этого здесь и нахожусь. Я молод, голоден и хочу добиться успеха. В «Шальке» первый сезон был такой же. До моего прихода команда была на 10-м месте, в первый сезон при мне мы стали вторыми после «Баварии». Знаю, что для того, чтобы этого достичь, нужно немного удачи, иногда надо заработать пенальти и выиграть со счетом 1:0, должно везти с желтыми и красными карточками. Потом, когда у тебя есть победная серия из трех-четырех матчей, ты становишься увереннее в себе. Нужны какие-то серии, но это возможно.

Как я могу помочь команде? Мы стараемся построить команду. Мы все время говорим о качестве, но для меня всегда также важно, чтобы у футболистов была правильная психология. У состава должна быть определенная «химия». Если у тебя в команде окажется пять Кокориных, это плохо для «химии», потому что будет две-три-четыре позиции [в группе атаки], а игроков будет пять, и всегда кто-то останется недовольным. Если выигрываешь, это одно, а когда не побеждаешь, нужна хорошая атмосфера в команде. Сейчас у нас есть эта атмосфера, эта «химия».

Если посмотреть по позициям, [на левом фланге обороны] есть Айртон и Голосов, [в центре защиты] есть Джикия, Жиго, Маслов, Кутепов и Гапонов — пять игроков на три позиции. Мы проделали большую работу, чтобы добиться этого. Прошлый сезон был не только про результаты, но и про это. Мы должны продолжать, и это будет базой для того, чтобы чего-то добиться.

Мы много говорим с игроками, стараемся вселить в них уверенность. Футбол может быть очень сложным, если мы говорим только о тактике, но также он может быть простым, если в команде хорошая атмосфера, если у всех правильный образ мыслей и все работают друг за друга, люди, которые будут сидеть на трибунах, увидят это. Для меня это важно.

Также я хочу помочь с тактикой. Мы стараемся анализировать каждого соперника. В новом сезоне мы постараемся больше отталкиваться от себя, чем в прошлом сезоне. Мы не хотим только анализировать соперников. Например, если мы хотим иметь 70% владения мячом, посадить соперника глубоко или подавать, поскольку у нас есть Соболев.

— Мы не хотим что-то менять, потому что мы играем, например, против «Ростова» и он станет прессинговать. Мы будем стараться находить решения и для этого, но также есть и ситуации, когда нужно будет анализировать игру соперников. Нам надо быть более гибкими, чем в прошлом сезоне.

Часто мы играли 5-1-2-2, в конце мы поменяли схему игры в центре поля. Если у нас сейчас много игроков в центре, возможно, сможем сыграть 4-3-3, 4-2-3-1 или 4-4-2 с ромбом в центре. Мы хотим быть более гибкими, но для этого нужно искать подходящие моменты, потому что у нас не было достаточно времени в паузе между сезонами. Также мы хотим развивать молодых игроков. У нас есть Маслов, Глушенков, Гапонов, Бакаев, Ларссон, Понсе. Задумка такая.

— Как обстоят дела с игроками, вернувшимися из аренды? И с Гулиевым?

Ш.Г: — Решение по игрокам принято вместе с тренерским штабом. Ломовицкий, Тимофеев, Мелкадзе и Гулиев будут либо проданы, либо уйдут в аренду. Сейчас они не игроки основы «Спартака». Что с Мирзовым и Глушенковым? Пока они в команде.

— Пока в команде?

— Все может быть. Мы говорим на сегодняшний день, на среду ситуация такая. Что может быть завтра — никто не знает из здесь сидящих.

— Что с Ташаевым?

— Так можно всех перебирать. У кого-то есть травмы, у кого-то есть определенные вопросы с нашим видением их будущего. Что на сегодняшний день они не помощники, именно в этот момент. Хотя они все очень хорошие игроки, могут усилить любую команду.

— Если у названных футболистов не будет вариантов, отправите их в «Спартак-2»? Или разорвете контракт, чтобы сэкономить на зарплате?

— «Спартак-2» — это ФНЛ, а нам надо, чтобы футболисты (они заслужили и готовы к этому) играли в большой лиге. Поэтому должны сделать все и найти им практику для роста. Чтобы их цена и интерес к ним увеличивались. Легко отправить в «Спартак-2», но это не выход. Надо думать об игроке, о клубе, чтобы возмещать вложения. По ребятам есть определенные предложения, мы их рассматриваем. Все должно решиться очень быстро.

— Двух новичков уже объявили — Кокорин и Урунов. Сколько нужно футболистов, чтобы претендовать на те титулы, о которых вы говорите? И прокомментируйте информацию из СМИ, что «Спартаку» прежде всего нужны опорник и правый защитник.

— Честно говоря, нет ни одной команды и тренера, которые бы не хотели усиления в каждую линию. Мы работаем по всем направлениям. Естественно, сконцентрирован на позициях, которые требуют, как мы видим, особого внимания. Но говорить о том, что мы ищем, например, нападающего, я бы не хотел.

— Потому что их четыре в команде.

— Ну, нападающий может и защитника сыграть. Может такое быть? Ну вдруг (улыбается). Знаете, скажу, почему не говорю о конкретике: как только скажем, что пошли вот искать такую-то позицию, цены сразу растут в геометрической прогрессии. И потом становится тяжело в переговорах.

Поймите, когда «Спартак» запрашивает условия по игроку, которые мы хотим, рынок уходит на второй план. А я приверженец рынка, мы должны приобретать игроков согласно ему. Не будем покупать за любые суммы, нет. Согласно рынку и нашим возможностям. Все должно быть сбалансированно.

— Зарубежные клубы понимают, что в России готовы переплачивать.

— Есть определенные вещи, которые надо делать. Они увеличивают время переговоров, но сокращают бюджет в цене. Этим я и занимаюсь.

— Если без конкретных позиций, есть число игроков, которое необходимо «Спартаку» сейчас для борьбы за титулы?

Д.Т: — Независимо от титулов — я верю в команду, всегда это говорил. Нам нужно время, сейчас мы сделали еще один шаг вперед, я надеюсь. Потому что появился опыт.

Я бы соврал, если бы сказал, что нам обязательно нужны еще игроки. Нет. Если возможно что-то усилить, если есть какой-то игрок с хорошими качествами и он может прийти к нам, понятно, что в подобной ситуации любой клуб будет держать глаза и уши востро. Но нет такого, что мы обязаны кого-то приобрести.

В прошлом сезоне, конечно, были матчи, где мы играли не так хорошо — пара-тройка таких. Но были и хорошие игры, и не всегда мы их выигрывали. Откровенно провальных матчей не было много. Поэтому если что-то возможно улучшить, то ни клуб, ни тренер не скажут, что не хотят этого. Но также и не хочу говорить, что нам нужны 4-5 новых игроков.

— Если анализировать чемпионские составы последних лет — «Зенита», «Локо», того же «Спартака», то можно заметить закономерность: у всех был сильный легионер в атаке. Например, в «Локо» — Фернандеш, в «Зените» — Амзун. В «Спартаке» пока иностранцев такого уровня в атакующей линии не видно.

Ш.Г: — Думаю, это больше вопрос к Доменико. Могу сказать свое мнение: вы назвали определенных футболистов в чемпионских командах, но для меня они были не основными [в успехе]. Считаю, в этих командах главными были другие люди. Но вся слава и то, что видит человеческий глаз, сконцентрирована на тех, кого вы назвали. Мое мнение другое. Не буду говорить какое, все-таки в этих вопросах профессионал — Доменико. Пусть он и ответит.

Д.Т: — Прежде всего, полагаю, что в России играют очень хорошие футболисты, с сильным характером, мышлением. Не думайте всегда только об иностранцах. Да, я сам иностранец, но я честно говорю — в России есть отличные игроки. Например, Кокорин и Джикия, которые играют у нас. Они прекрасные ребята, я в них верю.

Я тоже кое-что анализирую, и мой анализ сводится к тому, что у чемпионов в Италии, Англии, Франции, в ЛЧ, возможно, даже у первых трех мест в лиге есть одна общая черта: средний возраст команд — 28-30 лет. У «Ювентуса», к примеру, — 31,4. В этом правда.

У нас средний возраст 22 года, даже иногда 21,4. Ну, если всех стариков выпустить, то может быть — 23 (улыбается). Мы говорили об этом и продолжим говорить. Сейчас пришел Кокорин, возможно, средний возраст вырастет до 24,5, кто знает, и этого станет достаточно для достижения цели. И мы будем третьими, вторыми или даже выше. У нас хорошие русские игроки, и нам нужен опыт — дело в нем. Сейчас мы сделали шаг по сравнению с прошлым сезоном, по крайней мере я на это надеюсь.

Остон Урунов / Фото: © ФК «Спартак»

— Есть несколько важных вопросов по Урунову. Первый: какую роль на поле вы для него видите?

— Важно отметить, что мы подписали контракт с молодым игроком 2000 года рождения. Он был болен, у него был ковид, поэтому последние три недели он не работал. Только во вторник он пришел к нам, нужно его изучить, он должен изучить команду. Наша задача сейчас — поберечь игрока, защитить. Он молодой, пришел в большой клуб после болезни. Прежде всего ему нужно дать время, это очень важно. Мы спланировали работу с ним по физподготовке, дальше увидим.

Хорошие футболисты могут играть на нескольких позициях, а Урунов — хороший футболист. Первое впечатление, что он очень талантлив и молод. Теперь нам всем надо работать. Он может играть «восьмерку» в нашей схеме, второго нападающего, крайнего защитника, опорника, мы не знаем. Центрального защитника — он сильный. Я пока не знаю, но хорошему игроку всегда найдется место. Это работа тренера — если игрок попадает в 11 лучших на тренировках неделю за неделей, найти ему место на поле. Это если в двух словах. Понятно, что надо смотреть на позиции, на соперника, на баланс и так далее.

— Второй вопрос по этой теме — Шамилю Газизову. Ваша недавняя фраза вызвала резонанс: «У меня есть несколько предложений по Урунову».

Ш.Г: — Ну да, у меня есть предложения по Урунову, а что такое? Я генеральный директор «Спартака», и у меня есть по нему предложения — от зарубежных и российских клубов. Что не так? Хотите, чтобы я говорил: «У «Спартака» есть предложения?»

— Некоторые это восприняли так, что вы до сих пор неотрывно связаны с «Уфой» и у вас есть предложения по игроку.

— Давайте так: 11-го числа (после игры с «Ростовом») я зашел в раздевалку к «Уфе» и попрощался. 12-го числа был здесь — в качестве генерального директора «Спартака». Попрошу после 12-го числа мои слова воспринимать как слова генерального директора «Спартака». Ну вот Доменико работал «Шальке», это то же самое, что ему сейчас предъявить по этому поводу за какие-то слова — ну, смешно. Люди пусть думают, как хотят, никому ничего не должен объяснять. Просто слушайте меня, говорю как есть.

— Третий момент по Урунову: говорят, вы выкупали его контракт из Узбекистана за личные средства.

— Ага, подошел с деньгами, кому-то отдал в Узбекистане, так? (Смеется.)

— Во вторник вечером люди из РФС сказали, что у них есть информация, что третья сторона владеет правами на игрока.

— Давайте сразу: я понял, что я в «Спартаке» сто процентов, разобрался (смеется). Никто не имеет право нарушать футбольные законы, это самое главное. Все эти вопросы, что кто-то чего-то, — они не имеют никакой почвы под собой. Футбольный клуб «Спартак» имеет полные права на этого футболиста, до этого все полные права имела «Уфа». Есть прямой трансфер: из «Уфы» — в «Спартак».

— И последнее по Урунову. Знаю, у «Уфы» было предложение от ЦСКА, превышающее спартаковское. И вот представим, что я гендиректор «Уфы», у меня есть предложение от ЦСКА на 2 млн и от «Спартака» на 0,5-0,6 млн. Почему мне не выбрать ЦСКА?

Ш.Г: — Давайте попробую объяснить. 11-го числа я прощаюсь с «Уфой», 12-го — уезжаю в «Спартак», и уже все переговоры провел. Если этот футболист уходит, то по определенной цене. Это наша договоренность на 12-е число. То есть я ухожу, уже имея определенные полномочия в «Спартаке», вижу, что есть игрок, но пока не разговаривал с тренером и владельцем. После того как получаю добро от них, возвращаемся к переговорам.

— Это просто джентельменское соглашение?

— Конечно. Когда я уходил, ребята остались в «Уфе», те, что со мной работали, учились у меня. Может, они еще лучше станут. И что, они скажут: «Извини, Шамиль, мы тебя кидаем»? Послушайте, есть не только прописанное на бумаге, но есть и жизнь, обычная жизнь. Я в это верю. Также разговариваю с другими клубами, да, иногда можно услышать, что там больше дали, а там еще больше, но если мы всегда будем бежать за деньгами, то ничего хорошего не получим. Вот такая примерно ситуация была.

— Учитывая трансфер Кокорина, «Спартак» может перейти на схему с тремя форвардами? И видите ли вы уже сейчас его основным игроком?

Д.Т: — Да, это возможно, что мы сыграем с тремя нападающими. Теперь у нас больше вариантов. Что касается второй части вопроса, то у нас нет основных игроков, я не люблю такие формулировки. Потому что если говорить о ком-то как об основном игроке, то это унижает достоинство других.

В футболе это неприемлемо, никто в нашей команде не может сказать, что он основной игрок и будет играть в любом случае. Всем нужно доказывать свое место в составе день за днем. Вариантов много — Соболев, Понсе, Ларссон, Кокорин, Мирзов, Глушенков, Тиль, Бакаев и так далее.

Но могу сказать, что по первым тренировкам виден опыт Кокорина. То, как он принимает решения, как закрывает мяч корпусом. Потому что он более опытный, чем ряд других футболистов. Безусловно, он будет полезен.

— В матче с «Ростовом» «Спартак» сильно отошел от привычной схемы и уверенно проиграл. Ту игру многие помнят до сих пор. В этом сезоне команда лучше готова к экспериментам и смене тактики?

— Почему вы не забываете ту игру? (Смеется.) Она была неплохая, мы проиграли 1:4. Были ошибки при начале атаки, как помните, первые два гола, пенальти… Это такой рождественский подарок сопернику. Они заслужили победу. Но! У нас тогда не было Жиго, Кутепова. Они пропускали из-за перебора желтых карточек, как обычно. Крала мы поставили центральным защитником. Поэтому матч с «Роством» не может быть той игрой, с которой мы берем пример.

Проблем сыграть в четыре защитника нет, но нам нужно время. Мы хотим быть гибкими в этом плане, но иногда неважно — пять защитников у тебя или четыре. Смотрите. У нас пять защитников — один, два, три, четыре, пять (говорит по-русски) против трех атакующих игроков соперника. Жиго, Джикия находятся постоянно под давлением. И когда Айртон поднимается выше, Рассказов будет играть справа четвертым защитником.

Думаю, что схема не так важна. Если ты хочешь в центре играть с Кралом, Бакаевым и Зобниным, то нужно использовать ромб. Дело не в схеме, дело в игроках.

Доменико Тедеско / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Вы заметили какую-то разницу в менталитете русских игроков и европейцев?

— Что касается менталитета, то нельзя сказать, что это типичный немец, а это типичный русский. Везде и у каждого свой характер. И в Германии есть футболисты, которые всегда хотят выигрывать в матчах, на тренировках, когда мы играем семь на семь. Но там же есть и такие, кто считают, что победы на тренировках не столь важны, а на поле — совсем другое. Или есть те, кто выигрывает матч, а в следующем победа уже не так значима. Так нельзя, это невозможно. Нужно побеждать в каждом матче. Но подобное есть в Узбекистане, России, Италии, Германии.

— Во время игры вы слушаете своих помощников или принимаете решения сами?

— Я такой тренер, который не может быть специалистом во всех областях. У меня есть переводчик Дима, он знает русский, английский, португальский языки, а также другие вещи, в которых я должен ему доверять. Потому что он специалист в этом, а я — нет. Мне нравится доверять специалистам. Например, тренер по вратарям. Мой вратарь ошибается в игре, пропускает гол. Я скажу ему: «Как вы там работаете?» Он специалист, он тоже хочет выиграть.

Я слушаю тренера по физподготовке. По понедельникам мы планируем недельный цикл по дням. И если он мне говорит, что во вторник нужно изменить нагрузку, то я ему доверяю. Он контролирует все в плане нагрузок. Я всегда у него спрашиваю, почему так, я всегда хочу учиться.

— Во вторник была встреча президента РФС, на которой говорили о «Спартаке». В частности, о сотрудничестве «Спартака» с «Химками». В РФС оценивают этот момент негативно. Вас не пугает, что за клуб могут серьезно взяться?

Ш.Г: — Я не знаю, кто это раскачивает и для чего это нужно. Но у меня бывает время по ночам, когда я могу что-то почитать. И когда я читаю полнейший бред многих людей, я думаю, что наконец-то можно пускать всех по ложному следу. Они сами выдумывают себе какие-то истории. Эти вещи, которые абсолютно невозможны, поэтому я выступаю за любые разбирательства. Почему кто-то имеет право просто сказать — и это начинает тиражироваться? Я не могу на это реагировать. Это делается для того, чтобы «Спартак» реагировал. Нельзя на это реагировать.

Но есть органы, которые должны закрывать рот. Когда я читаю, что кто-то «Спартаку» чего-то подарит… Извините за выражение, за это в нормальном месте что-то делают. Когда очень сильно обижают «Уфу», кто имеет на это право? Когда-то кто-то был в этом уличен? Задевают «Химки». Кто на это имеет право, кто разрешает об этом говорить? Мы должны за это оправдываться или кто-то должен проиграть, чтобы потом сказали, что это не так? Надо разбираться, кому это надо.

Когда мимо нас проходят какие-то клубы и говорят, что надо отдавать в аренду не больше двух-трех игроков, — и все подписывают. А это мои коллеги. Я звоню, спрашиваю: почему мне не прислали? Я бы первым подписал. Говорю: вы же меня хорошо знаете, мы дружим — или вы думаете, что я другого мнения? А потом я понял, что это «Спартак».

Шамиль Газизов / Фото: © ФК «Спартак»

— В таких случаях в «Спартаке» говорят, что «кто-то пытается раскачать нашу лодку».

— Когда я говорю, что мы с Доменико одинаково думаем, то это не просто слова. Мы все заряжены одной идеей. Я нюхом чувствую, общаюсь с ним. Я вижу в глазах игроков, что что-то мы можем. А вокруг ходят люди и что-то постукивают. Кто-то рот откроет, кто-то что-то другое. Я за простые слова. Но «Спартак» настолько велик, что на это обращать внимание не надо.

— Вы должны понимать, что люди строят логическую цепочку. Гунько, который долгое время работал в «Спартаке», приходит в «Химки» после новости о сотрудничестве двух клубов от авторитетных журналистов. Затем они говорят, что в «Химках» окажутся несколько игроков «Спартака». И люди в РФС, журналисты реагируют на это.

— Я завожусь от того, что обижают клубы. Когда люди говорят о «Спартаке», «Уфе», «Химках», то обижают клубы, сотрудников этих клубов. Или кто-то хочет сказать, что мы нечестные, что я где-то с кем-то буду договариваться? Ну, пусть подойдет и скажет, что я нечестный. Меня все знают как честного человека. Все знают, что «Спартак» честен перед своими болельщиками на 100%. Кто имеет право трогать? Почему этих людей не затыкают?

— Пишут, что «Краснодар» первым выступает против. Вы говорили с ними?

— Дайте мне бегунок, я первым подпишу. Если 100 клубов скажут, что надо делать изменения в регламенте, то давайте. Это касается внутреннего регламента. У меня есть свое мнение. Я вам объясню.

Есть приглашение игроков, но мы думаем, что он будет больше прогрессировать в другом клубе. И определенные структуры хотят зарабатывать на этом. И делают всё для того, чтобы этот игрок попал в другой клуб. Но у нас свое мнение, и мы должны его продавливать. А решение этих вещей приводит к тому, что нас пытаются загнать в фарватер и нам нужно принимать решения, как нужно другим людям, а не «Спартаку». Мне кажется, мы должны менять это, и мы будем это менять.

— Кокорин — не самый дешевый футболист и наверняка обошелся «Спартаку» в немалую сумму. При этом клуб после коронавируса почти не зарабатывает на match day, никого не продал. Вписывается ли «Спартак» в финансовый fair play?

— Проходим по всем параметрам. Уверен, что будем проходить. Это каждодневный процесс.

— Была идея к 100-летию клуба вернуть классический ромб без мяча. Как этот процесс двигается, в курсе ли вы?

— Это непростой вопрос. Я бы хотел взять паузу в этом вопросе.

Открыть видео

Читайте также: