«За пять лет я заслужил шанс в «Зените». Форвард, который хочет быть круче Кокорина и Дзюбы

«За пять лет я заслужил шанс в «Зените». Форвард, который хочет быть круче Кокорина и Дзюбы

Нападающий «Зенита» Лука Джорджевич в интервью корреспонденту «Матч ТВ» Александру Муйжнеку — о встрече с Роналдо, помощи Семака, четырех арендах и о матче, который запомнит на всю жизнь.

— Последнее фото в вашем инстаграме — с Роналдо. Где встретились?

— Мы с «Зенитом» только вернулись с первого сбора в Австрии, получили несколько выходных. Ресторан — странное место для встречи с такой звездой, и вдруг я вижу Роналдо. Вокруг него — телохранители, которые сразу сказали, что он не хочет ни с кем фотографироваться. Я сказал, что играю за «Зенит», и Роналдо согласился: «А, ну раз так, без проблем, давай». Мы сделали фото, я сказал Роналдо, что он для меня легенда. Большего и не хотел.

Что Роналдо делал с мячом на скорости, сколько голов забивал за великие клубы и сборную… Один из лучших футболистов на моей памяти. Кроме Роналдо в детстве я обожал Кежмана и Фернандо Торреса и старался что-то перенять у них.

https://www.instagram.com/p/BV8Kx2WghAt/

— Тренер вратарей «Зенита» Томислав Рогич в интервью «Матч ТВ» вспоминал, как за один день в 1993-м на его город в Хорватии сбросили тысячу бомб. Родители рассказывали что-то подобное о Черногории?

— Да, как и все старшие вокруг меня. Я родился в 1994-м, как раз когда началась война в Боснии. Это был ужасный опыт, многим нечего было есть — в это время царила настоящая бедность. Не так-то просто было купить детям все, что нужно. Хорошо, что мои родители усердно работали, чтобы мы с братом ни в чем не нуждались.

Наша страна оказалась в большой беде: сначала война, потом — развал Югославии… Это время все стараются забыть, но это невозможно.

— Когда Дзюба целует лысину Рогича, непременно забивает. Может, и вам стоит?

— Не знал об этой традиции! У них отличные отношения, это точно. Томислав — прекрасный парень, веселый, всегда готовый к общению, честный и при этом взрывной. Мы как раз ужинали с Рогичем, когда встретили Роналдо. Я заметил его первым, говорю: «Ты его видел?» — «Нет». — «Это же Роналдо, прошел только что». — «Да нет, не верю». — «Ну так пойди сам и посмотри». Никогда раньше не видел, чтобы такой большой, высокий человек в 40 лет так что-то праздновал. Томислав был так счастлив, что принялся танцевать, скакать и шутить без остановки.

— В «Зените» есть еще один балканец, Бранислав Иванович. В свои 33 он все еще хорош?

— Не тот случай, чтобы долго распространяться о футбольных качествах — Бано все доказал своей карьерой в «Челси» за последние десять лет, где был одним из лучших. Иванович серьезно помог «Зениту» и еще поможет. Обожаю проводить с ним время. Браниславу многого не нужно: ходить по дорогим магазинам, есть в дорогих ресторанах — это не про него. Бывает, он просто сидит на скамейке напротив дома и болтает с тобой. Как будто не выигрывал все, что можно.

***

— Сколько дней отдыхали по окончании сезона?

— Всего десять дней. Вот в декабре у нас с девушкой было время, чтобы поехать на Мальдивы. Я попал туда впервые, и, пожалуй, это самое красивое место в моей жизни. Неделя там — как в раю.

Сейчас я использовал такой короткий отпуск лучшим образом — отправился к семье в Черногорию. Наслаждался солнцем, морем и хорошей компанией. Свободного времени всегда мало, но расстраиваться из-за этого неправильно. Ты профессиональный футболист и должен все время работать.

— Игроки «Зенита» называют сборы с Манчини одними из тяжелейших в карьере. Согласны?

— Первый был намного жестче: мы только и делали, что бегали, причем каждый день. Сейчас мы уже в форме, времени на отдых больше. Шаг за шагом мы подходим к сезону.

Открыть видео

— В «Сампдории» вас иногда по часу учили двадцати способам подач. Манчини тоже помешан на тактике?

— В Италии тренеры могли потратить на тактику и всю тренировку. Мало где еще такое увидишь. Манчини тоже втолковывает каждому игроку, как он должен играть. Обычное дело для итальянских тренеров, и мне это нравится. Как и то, что Манчини предпочитает игру в двух форвардов — для меня это интереснее, чем схемы с одним нападающим. Назначив Пригласив Манчини, наше руководство сделало правильный выбор. Надеюсь, он вернет трофеи «Зениту» — клубу, которому они и должны принадлежать.

— Главный трансфер «Зенита» этим летом — Леандро Паредес. Пересекались в серии А?

— Как раз обсуждали с ним это: Леандро приехал в «Кьево» тогда же, когда я был в аренде в «Сампдории». Но друг против друга не играли, а жаль. Сейчас Паредесу нужно время, чтобы найти себя в новой стране, новом городе, в футболе, который отличается от итальянского, и при новом тренере. Когда Леандро это удастся, он принесет «Зениту» пользу.

Мы вообще отлично усилились этим летом. Полоз и Ерохин еще в «Ростове» всем показали, на что способны, мне добавить к этому нечего. Далер Кузяев — не менее качественный игрок. Он должен показать себя клубу и всей стране. Видно, что Кузяев счастлив вернуться домой, в Петербург.

«В «Тереке» шутили: кто у Кадырова мяч отберет, лишится зарплаты». Новичок «Зенита», который вас удивит

— Паредес решающим фактором своего перехода в «Зенит» назвал разговор с Манчини. Вы беседовали с Роберто?

— Думаю, тренеру ясно, что я хочу играть и что мне необходимо время на поле. Я в прекрасном состоянии и тружусь на тренировках. Уверен, что заслужу своего шанса — я здесь, чтобы дождаться его.

— На прошлой неделе писали, что вы можете покинуть «Зенит». Это возможно?

— Хочу остаться в «Зените», точно говорю. Для меня этот клуб особенный. Я приехал сюда совсем юным, уже пять лет в «Зените» и все это время жду возможности заявить о себе.

***

— В «Зенит» вы приехали 17-летним. Что это было за время?

— Меня пригласил Лучано Спаллетти, за что я ему благодарен. «Зенит» уже тогда играл в Лиге чемпионов, и я осознавал: мне до такого уровня еще расти. И Спаллетти все равно доверял мне, и свой первый матч за «Зенит» я провел против «Спартака». Помню, как выходил на замену: все зрители назвали мое имя и захлопали. Я засмеялся: не мог поверить, что это реальность. Еще пару месяцев назад я еще играл в Черногории за маленькую команду на стадионе без фанатов, даже без трибун, на не пойми каком поле. И вот уже моя команда обыгрывает «Спартак» 5:0, и весь «Петровский» поддерживает нас.

Через неделю мы играли с «Анжи» — другие нападающие травмировались, и меня выпустили в основе. Мне только исполнилось 18, я весил 68 килограмм — представляете, каково это было? Еще и «Анжи» тогда был мощной командой — особенно Шатов, он тогда забил. Сильнее его впечатлил, наверное, только Самба: он такой огромный, что, кажется, всегда оказывался передо мной. Но я все равно старался и пару раз попал в штангу.

— Кто из команды помогал вам освоиться в Петербурге?

— Отмечу Сергея Семака. Он уделял мне время, пытался вникнуть в мои проблемы. А уже когда стал одним из тренеров, всегда играл с нами на тренировках и оставался сильным, жестким футболистом. Человек Семак тоже невероятный, его семью нельзя не любить.

— Дальше вы четыре раза уходили в аренду. Почему не получалось закрепиться в «Зените»?

— Все эти годы я ищу ответ на этот вопрос. Помню, при Виллаш-Боаше все складывалось не просто. Когда я вернулся в «Зенит», команда проходила сборы в Петербурге. Я почти весь пропустил из-за травмы. Пришла пора ехать Австрию, но тренер решил меня даже не брать. Сразу понял, что сезон предстоит провести не в «Зените».

Поначалу я еще был слишком молод, а на моей позиции играли форварды мирового класса. Я учился у них, набирался опыта и в прошлом сезоне был готов стать одним из ключевых игроков команды.

— Почему не стали?

— Первые несколько месяцев я провел хорошо, полностью выкладывался. Меня остановила травма, после которой, на мой взгляд, я не получил необходимой помощи.

Открыть видео

Как сейчас помню тот матч с «АЗ» и пронизывающую боль в лодыжке. Первое, о чем я подумал, — что сломал ногу. Чтобы проверить, я запрыгал: нет, не сломал, но все равно ничего хорошего. Мне требовалось время на восстановление, но я пропустил всего пару матчей, и меня снова вернули в составе. Мне казалось, прошел слишком маленький срок, — но никакого особенного отклика не услышал. После этого тренер больше доверял другим нападающим — тут мне жаловаться не на что, это его решение.

— Незадолго до травмы вы забили победный гол в невероятном матче с «Маккаби».

— Это игра из тех, что запоминаешь на всю жизнь! Я и не заметил, как мы уже уступали три мяча, а до конца оставалось что-то около 15 минут. Я вышел на поле с одной мыслью: ладно еще 1:3, но так крупно проигрывать «Маккаби» «Зенит» не имеет права. Мы должны были забить хотя бы ради наших болельщиков, которые приехали в Тель-Авив, чтобы поддержать нас.

Когда мы забили первый гол, то поверили, что все возможно. А тут еще и у «Маккаби» удалили игрока. В итоге мы сравняли, а что было потом… Помню тот навес Жулиано: мяч летел высоко, я прыгнул в надежде хоть как-то коснуться мяча. Все получилось, и я увидел мяч в сетке. Наше счастье, даже маленькую его часть просто не получится описать. Но в раздевалку все пришли просто выдохшимися. Все молча сидели и смотрели друг другу в глаза, в них был всего один вопрос: «Это вообще возможно?»

Открыть видео

— Каким вопросом задавались, когда весной «Зенит» проиграл гонку со «Спартаком» и даже не попал в Лигу чемпионов?

— «Спартак» провел хороший сезон, а мы испытывали проблемы, особенно во второй половине. Мы потеряли очки в матчах, где рассчитывали на большее. А ЦСКА как обычно в последних играх взял свое и воспользовался нашими осечками.

В решающем матче с «Тереком» трудно было играть на таком газоне: «Зенит» дома контролирует мяч и подавляет соперника. Так что поле доставило нам проблемы, но делать упор только на них нельзя. Да и «Терек» находился в тех же условиях. Просто в это время «Зенит» играл не очень здорово. 

Открыть видео

***

— Однажды вы были капитаном «Зенита». Как это было?

— Особенный момент! Мы играли с «Ростовом» при Спаллетти. Я менял Зырянова и хотел передать повязку кому-то другому из опытных ребят. Со скамейки мне крикнули, что надо отдать Малафееву, но он находился слишком далеко. Пришлось бы бежать, а нам надо было забивать — оставалось минут десять. Я решил оставить повязку себе — проблем это не вызвало.

— В товарищеском матче с «Аустрией» повязку примерил Александр Кокорин. Он может когда-нибудь стать полноправным капитаном «Зенита»?

— Это решает только тренер. Но Кокорин — точно один из лучших нападающих в России. Это игрок с отличными характеристиками: скорость, техника… В России не так много форвардов могут сравниться с ним и Дзюбой. Мы с Артемом — нападающие принципиально разных типов, так что я не знаю, стоит ли мне у него чему-то учиться, но я всегда восхищался, как Дзюба умеет укрывать мяч и как он неуступчив в обороне.

— Нападающие сейчас — «российская» позиция в «Зените». Это мешает вам пробиться в основу?

— Я знаю, что в чемпионате России лимит на легионеров, но это не проблема. Я верю в себя и думаю, что способен играть в этой команде. Когда лимит позволяет, ничто не мешает мне выйти на поле и проявить себя. У тренера — свое видение тактики и свой план на игру, и я сделаю все, чтобы стать частью этих планов. Уверен, что готов стать основных нападающим «Зенита».

Текст: Александр Муйжнек

Фото: ФК «Зенит», РИА Новости/Михаил Киреев

Халк признал, что показал усы. Но не Черчесова

Первая победа Манчини, не читающего российских газет

Зачем «Зениту» Паредес и кого еще купит Манчини? Отвечает Нобель Арустамян

«Кто это, Александр-не-попаду-в-пустые-Кокорин?» Первый сбор «Зенита» при Манчини

Йоан Молло: «Путин в потрясающей форме. Мне в 60 такая не светит»

Поделиться в соцсетях: