Футбол

«В детстве был толстым и не любил бегать». Интервью 19-летнего вратаря «Зенита» из «Невского Фронта»

«В детстве был толстым и не любил бегать». Интервью 19-летнего вратаря «Зенита» из «Невского Фронта»
Николай Рыбиков / Фото: © ФК «Зенит»
На сборе сине-бело-голубых в Катаре работает юный голкипер Николай Рыбиков. Однако интересен он не только этим. В свое время фанаты петербургского клуба стали инициаторами создания одноименной детской футбольной школы «Невский Фронт». Так вот: Рыбиков стал первым ее воспитанником, который оказался в главной петербургской команде. В интервью «Матч ТВ» он рассказал об особенностях воспитания в необычном филиале зенитовской академии, о своих кумирах и о том, почему не хочет больше расти.

«Если пришел в красном, могли выгнать с тренировки»

— Как вы оказались в футбольной школе «Невский Фронт»?

— Когда мне было 6 лет, ходил в частную платную футбольную школу. Но в какой-то момент перестал. Мне там не очень нравилось. Бегали, в основном, и пинали мяч. А потом, когда ушел оттуда, просто гонял с ребятами мяч на обычном школьном поле. Можно сказать, гулял так. И вот однажды ко мне подошел тренер из команды «Старт». Есть такая во Фрунзенсоком районе Петербурга. Спросил, сколько мне лет. «Восемь», — отвечаю. «Приходи, — говорит, — завтра на нашу тренировку».

— Пришли?

— Да. А уже на следующий день — игра на каком-то турнире против московского «Локомотива». Меня взяли запасным вратарем. В самом начале наша команда пропустила 4 мяча. Тогда тренер выпустил на замену. Правда, в итоге мы 0:8 проиграли. Но наш наставник почему-то сказал, что теперь у нас есть вратарь.

— А что было потом?

— Поначалу играл в этой команде у Легула Владимира Петровича. Из нее, кстати, вышли Антон Соснин, Павел Камолов. Ну, а потом перешел в школу «Невского фронта». К тренеру Игорю Сергеевичу Смирнову. Стал капитаном. Мы и сейчас общаемся. Все время спрашивает, как дела. А затем меня взяли в «Газпром» Академию «Зенита».

— Чувствовалась, что филиал футбольной академии сине-бело-голубых «Невский Фронт» — особая история?

— Да. Нам нельзя было приходить на занятия ни в каких других цветах, кроме сине-бело-голубых. А в красном тебя точно на тренировку не допустят. Исключение могло быть только если это форма сборной России.

— Еще какие-то особые правила были?

— С первого дня нам говорили и не раз повторяли: «Единожды присягнув, до смерти стоять!» Много общались на тему того, что у нас в городе одна команда, и как в связи с этим надо ценить родной клуб «Зенит». На игры основы всем составом всегда ходили. Иногда нас на вираж пускали.

«Локомотив» — чемпион России! / Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

— Сколько раз там побывали, будучи юным футболистом?

— Два. Первый раз, когда лет 15 было. «Зенит» какой-то товарищеский матч играл, но мне все равно очень на вираже понравилось. Помню, как с удовольствием кричал вместе со всеми. Кстати, если ты опаздывал на тренировку, то надо было прочитать первые строчки «Гимна болельщиков «Зенита». Если помнишь их — идешь заниматься со всеми. Нет — отправляешься бегать.

— Как вы это все воспринимали?

— Мне нравилось!

«Не хочу быть еще выше ростом»

— Вратари часто рассказывают, что оказались в рамке, потому что не любили бегать или были медленными. У вас какая история?

— Маленьким я был толстый (улыбается). Поэтому когда приходил на поле играть с ребятами в футбол, меня всегда в ворота ставили. С 6 лет. И если честно, никогда не хотел поменять позицию.

— Как же вы похудели?

— Лет в 13-14 весь вес перешел в рост. За год сантиметров на 10 выше стал.

— Когда был полным, дразнили?

— В шутку — бывало. Но необидно.

— А кличка какая была?

— «Рыба». От фамилии.

— Знаю, что в Академии «Зенита» у будущих вратарей интересуются ростом родителей, чтобы спрогнозировать, каким вырастет тот или иной голкипер.

— На просмотре со мной такое тоже было. Папа у меня высокий, мама не очень.

— В свои 19 лет вы уже вымахали до 192 сантиметров…

— … но больше расти не хочу!

— Почему?

— Боюсь, неудобно «складываться» будет в воротах. Сейчас меня все устраивает.

— Но ведь если что — специально рост не замедлишь.

— Я просто надеюсь, что останусь таким как есть. Кстати, сначала я в карате пошел, но мне не понравилось.

— Как вы в школе учились?

— Более-менее нормально. Сестры помогали домашние задания делать. А когда оказался в академии «Зенита», перешел в ее школу. Там расписание уроков и тренировки — все связано и учтено.

— Были случаи, как у Ильи Скроботова — у него экзамены школьные на носу, а его в основную команду на игру вызывают?

— Нет. ЕГЭ, например, спокойно сдал во время летнего отпуска. Было время на подготовку. Больше того, уже поступил в колледж. Хотел, правда, в Академию имени Лесгафта документы подать, но заболел, попал в больницу и не успел. Ангина сильная! Но ничего, на следующий год планирую перевестись.

— На кого планируете учиться?

— На тренера. Тем более в колледже пошел именно на эту специальность.

«Игорь Смольников подумал, что я защитник»

— Помните, как впервые поехали на выезд с основным составом «Зенита»?

— Сидел вечером дома. И тут звонок от администратора «Зенита-м»: «Готовься — завтра после нашей утренней тренировки вылетаешь в Астрахань на кубковый матч с основной». Конечно, очень обрадовался, сразу сказал родителям. Потом из «Невского Фронта» все поздравили.

— Ночь нормально перед поездкой спали?

— Да. А вот когда ехал с командой в автобусе в аэропорт — переживал. Как встретят, как примут? В итоге очень хорошо все ко мне отнеслись. Не прошло и часа в команде, как чувствовал себя очень хорошо и комфортно. Правда, был один забавный момент уже в Астрахани. На разминке подходит ко мне Игорь Смольников и говорит — ты зачем перчатки вратарские надел? Потом выяснилось — сначала он думал, что я не вратарь, а защитник.

— Как вас проводил в основу главный молодежки Константин Зырянов?

— Словами «ты это заслужил, жди шанса, не волнуйся — все будет хорошо».

— На свежий взгляд, у кого в основе оказался самый мощный удар?

— Для себя я думал, что у Паредеса. Оказалось, что у Эрнани.

«Могу слушать Басту, а могу и Круга»

— Вы ровесник века. Чем любите заниматься в свободное время?

— Можно сказать, что я меломан — самую разную музыку люблю слушать. С одной стороны, «Скриптонит», Баста, но могу и Мишу Круга включить.

— Кино?

— Тоже все люблю, кроме фильмов ужасов. Они не дают расслабиться — все время в напряжении заставляют быть. Ну то есть, конечно, могу и их посмотреть, но без желания.

— Как на сборе с основой работается?

— Поначалу сложно было. Удары-то здесь намного сильнее, чем в молодежке. Нужно быстрее реагировать, жестче руку ставить. Сейчас уже все хорошо. Привык.

— В нынешней вратарской бригаде «Зенита» кто главный шутник?

— Миша Кержаков. Когда он шутит, намного легче и интереснее работать. Но я знаю, что во всех вратарских бригадах «Зенита», которыми руководит Михаил Юрьевич Бирюков, всегда очень хорошая атмосфера была.

— О ком из игроков и тренеров «Зенита» прошлых поколений знаете больше всего?

— Самый лучший тренер в мире — Павел Федорович Садырин. Эту поговорку, наверное, любой зенитовец любого поколения знает. Но, естественно, я в курсе, что при нем «Зенит» завоевал первое в истории золото. Конечно, знаю, сколько для клуба сделал Юрий Андреевич Морозов. Нам очень много про него рассказывали, про его тренировки.

Сейчас работаю на сборе под руководством тренера вратарей Михаила Юрьевича Бирюкова. Конечно, знаю, что он не раз становился чемпионом и как игрок, и как тренер «Зенита». А из футболистов… Осознанно начал следить за «Зенитом» в 2007–2008 годах, когда команда выиграла первое российское золото и Кубок и Суперкубок УЕФА. Очень понравился еще тогда Вячеслав Малафеев — очень хотелось быть похожим на него. И Андрей Аршавин.

— Кто вам нравится из действующих вратарей?

— Терштеген из «Барселоны». Современный голкипер должен очень хорошо играть ногами. Лет с 15-ти стараюсь над этим работать. Просчитывать моменты. Еще нравится Облак из «Атлетико». Он очень спокойный и уверенный.

— В последние годы зенитовская вратарская школа поставляет голкиперов чуть ли не потоком. Рудаков — в Финляндии, Васютин — в Норвегии… Ваше воспитание, полученное «Невском Фронте», позволит в будущем куда-нибудь уехать, если не получится стать основным голкипером в петербургском клубе?

— Стараться нужно стать вратарем «Зенита». Моей любимой команды из любимого города — вот настоящая мечта. Однако чтобы рассуждать о таких вещах, надо еще работать и работать.        

28 января «Зенит» проведет последнюю игру в рамках ФОНБЕТ КУБКА МАТЧ ПРЕМЬЕР. Прямая трансляция встречи «Ростов» — «Зенит» на matchtv.ru и «Матч ТВ» начнется в 19:30 по Москве.

ФОНБЕТ КУБОК МАТЧ ПРЕМЬЕР. Ростов — Зенит

Читай также:

Фото: ФК «Зенит»

Нет связи