Футбол

Переход в «Реал» и «Боруссию», дружба с Кокориным и Мамаевым, извинение за пенальти. Собчак взяла интервью у Смолова

28 января 2019 14:25
Приехала на базу «Локо», спросила у Миранчуков про тачки, оценила их брендовые аксессуары и отвезла Смолова на интервью. К нему домой.

О себе и клубах 

Федор Смолов / Фото: © ФК «Локомотив»

В Краснодаре я стал домоседом, честно. Мне там было скучно. Играл в Playstation, раз в неделю мог сходить в кино, в лучшем случае выходил поужинать в ресторане. В Москве бары и клубы как таковые вымерли. 

В «Локомотиве» меня тепло приняли. Практически всех в команде знал до прихода, с Димой Тарасовым мы пересекались в отпуске, с Миранчуками в сборной, с Игнатьевым давно знаком, со многими…

Да, мне нравится, что меня считают начитанным, образованным футболистом. Слукавлю, если скажу, что не обращаю на это внимания. Может быть, действительно в большинстве своем футболисты — простые, не слишком образованные люди, но все зависит от человека и его желания развиваться, учиться, совершенствоваться. Мешает ли мне это? Я сталкивался с этой проблемой, когда переходил из юношеского футбола во взрослый. Старался во всех словах тренера искать подтекст, постоянно перебирал это в голове.

О поддержке Мамаева и Кокорина

Собчак хвалит Федора за то, что он публично поддержал друга. Ответ Смолова:

— Они сами виноваты и точно должны понести наказание. Это сто процентов, несмотря на дружбу. Но я считаю наказание необоснованным, суровым и жестоким. Я дружу больше с Пашей, поэтому знаю всю его ситуацию. Конечно, жалко. Не нужно устраивать из этого показательную порку. Если бы не было фамилии Мамаева, Кокорина и Пака, то наказание, скорее всего, было бы совершенно другим. Просто они оказались в удобное время, и [на их примере] решили показать всем, что с власть имущими в стране у нас шутки плохи.

— Ты же дружишь с ними?

— Да, Паша Мамаев мой друг.

— А что тебя с ними объединяет?

— Мы очень давно знакомы, мы начинали свой футбольный путь все вместе. С Сашей Кокориным я жил на базе в «Динамо» два года, все время проводили вместе, в том числе и досуг. С Пашей познакомились в молодежной сборной. Давай я тебе так скажу, Ксюш: я верю, что если бы находился с ними, то этого бы не произошло.

Об интересе «Реала», «Боруссии» и «Вест Хэма»

Федор Смолов / Фото: © РИА Новости/Павел Лисицын

— Ну нет, конечно. Если бы мне предлагали играть в «Реале», то я бы туда перешел.

— Но я знаю, что шли переговоры.

— Мой агент однажды разговаривал со спортивным директором [«Реала»]. Я не углублялся, не знаю, о чем они разговаривали. Если бы дошло до конкретики, то, конечно, я бы был осведомлен и участвовал в переговорах. Более реальным был вариант с «Боруссией». Я не перешел туда только из-за того, что там сменился тренер. Мог уйти в «Вест Хэм» год назад. Перед чемпионатом мира я решил не переходить.

— Сейчас жалеешь?

— Жалею. Знать бы прикуп… Кто знал… Но здесь такой момент. У меня была травма весь отпуск, мне нужно было восстановиться. Прикинул, что нужно месяц на восстановление, месяц набрать форму, я перехожу в совершенно другой чемпионат и другие скорости, адаптация. Я рисковал приехать на чемпионат мира совершенно не в форме.  

О незабитом пенальти

— Что ты чувствовал, когда не забил пенальти Хорватии?

— Это было продолжением того, что я чувствовал перед пробитием пенальти. В голове — тысяча мыслей. У меня было полное отсутствие присутствия в моменте. Было больше вопросов, чем каких-то мыслей: «Как, что, почему?»

— У тебя до пенальти было чувство, что ты не забьешь?

— За неделю до этого мы играли против Испании, в том матче я первым пошел бить. Тогда я был спокоен и знал, что забью. Я шел и понимал, куда именно буду бить. Я был уверен, что если пробью так, как умею, скорее всего, это будет гол. Спустя неделю мы обсуждали подготовку к матчу с хорватами. Игорь Акинфеев рассказал, что готовился к серии пенальти с Испанией с тренером вратарей, просматривая видео. По его словам, испанцы пробили так, как он и ждал.

Мы специально не тренировали пенальти перед хорватами. И вот наступает серия 11-метровых ударов. Я начал думать, как бить, ведь испанцам я пробивал в левый угол, а у хорватов еще вратарь высокий, и правый угол я не тренировал… В итоге сам себя начал раскачивать. На тот момент я был не уверен в своих силах — это точно. По прошествии времени я хочу извиниться перед страной. В свое оправдание отмечу, что манера исполнения пенальти — это не попытка выделиться и выпендриться. Я пробил так из-за неуверенности в своих силах и растерянности. Если бы не тряслись коленки, и я исполнил правильно техническую часть, то быть голу.

— Все стали считать этот промах роковым ударом…

— Небезосновательно. Я не играл и не забил. Еще пенальти исполнил подобным образом.

— Как переживал промах?

— Хотелось спрятаться. Не хотел, чтобы кто-то об этом напоминал. Было больно. Мои слова в интервью после матча — нелепая попытка защититься. Почему не стал извиняться сразу? Я привык всегда обдуманно отвечать за свои слова. Сейчас совершенно искренне хочу извиниться. Перед командой я сразу извинился в раздевалке. Попросил прощения, что они не сыграют в полуфинале чемпионата мира. Это было очень тяжело, но мы едим один хлеб. Я думал, что ребята с пониманием отнесутся к этой ситуации. 

Фото: ФК «Локомотив», РИА Новости/Илья Питалев, РИА Новости/Павел Лисицын, РИА Новости/Александр Вильф

Читай также: