Футбол

«Многие говорили: «Если бы Владивосток был не на Луне, с удовольствием жил бы здесь». Взгляд на Россию, которую вы не знаете

«Многие говорили: «Если бы Владивосток был не на Луне, с удовольствием жил бы здесь». Взгляд на Россию, которую вы не знаете
Алексей Грицаенко / Фото: © ФК «Рубин»
Интервью защитника «Рубина» Алексея Грицаенко.

Дальний Восток в России — это другой мир, отличающийся от того, что мы привыкли видеть в западной и центральной частях страны. Например, во Владивостоке проще встретить 15-20-летнюю Toyota, чем родные «Жигули». Через море находится Япония, а еще ближе — могучий Китай.

Раньше там еще был большой футбол — «Луч-Энергия» дома громил ЦСКА, «Локомотив» и других топов. Но в 2020-м «Луч» обанкротился, а местные ребята потеряли платформу для прыжка в РПЛ.

Об этом всем и не только мы поговорили с местным воспитанником, а ныне защитником «Рубина» Алексеем Грицаенко.

Главное:

  • Что осталось от наследия «Луча» и какова роль губернатора в региональном футболе
  • Жизнь на Дальнем Востоке: машины, цены, Япония и Китай
  • Сказка в «Краснодаре»: Галицкий, Шалимов, Мамаев и Перейра
  • О «Рубине» Слуцкого и почему его шоу интересно смотреть футболистам
  • По ожидаемым набранным очкам «Рубин» — четвертый. В реальной таблице — 11-й. Что не так?
  • Главное впечатление в этом сезоне РПЛ — «Спартак» второго тайма
  • Почему сборная — не пустой звук даже во времена изоляции

Футбол во Владивостоке: интерната больше нет, вместо «Луча» — «Динамо», губернатору интереснее хоккей

Алексей Грицаенко (13) / Фото: © Василий Пономарев / Матч ТВ

— Ты вырос и начинал играть во Владивостоке. Что там сейчас с футболом?

— «Луча-Энергии» как клуба не стало, теперь там «Динамо-Владивосток». Играют во Второй лиге. На стадионе постелили искусственное поле. Наверное, это больше плюс. Раньше, когда были деньги и ухаживали за натуральным полем, оно было неплохим. Но в большинстве случаев — так себе.

На стадионе пока работает только одна трибуна — тысячи три-четыре собирается на матчах.

— Экс-игрок «Локо», а сейчас выступающий в «Акроне» Сергей Макаров говорил, что футбол на Дальнем Востоке умирает. Похожие ощущения?

— С Серегой Макаровым, кстати, давно знакомы — по детству играли друг против друга. Он за СКА-Хабаровск, я — за «Луч».

Ну так и есть, футбол там умирает. Для развития нужны задачи — повышение в классе, хотя бы Первая лига. Все прекрасно понимают, что школа должна работать на клуб, поставлять игроков. А уже потом игроки вместе с командой двигаются выше — в РПЛ.

Сейчас в «Динамо» — человек пять местных, но из Второй лиги тяжело пойти дальше. По крайней мере, в последние годы таких примеров не было.

— Несколько лет назад ты репостил обращение к президенту России от родителей воспитанников «Луча». Про тяжелое состояние клуба и школы. Была реакция?

— Знал ситуацию, которая тогда происходила. Было прям обидно. Все же неплохо шло, отлаженно. Хорошая школа, а с 8-го класса можно было пойти в интернат. Грамотно совмещать тренировочный процесс, турниры и учебу.

И вроде все хорошо было. Но, видимо, кому-то это не нравилось.

— Сейчас нет интерната?

— Насколько знаю, нет. Но хотя бы форму ребятам выдают бесплатно, за тренировки платить тоже не надо, как понимаю. Плюс по сравнению с периодом уже умирающего «Луча» у тренеров возросли зарплаты.

— Ты был минимум в двух проблемных клубах — обанкротившихся «Луче» и «Тамбове». Что нужно, чтобы клубы не распадались?

— Если клуб государственный, а не частный, то нужна поддержка губернатора. Это самое главное. В «Луче» всегда было больше возможностей, например, чем в Хабаровске. Если брать всю структуру — тот же интернат. К нам тогда многие ребята приезжали из других городов — приезжал Роман Мануйлов из Комсомольска-на-Амуре (Хабаровский край. — Прим. «Матч ТВ»). Сейчас он в КАМАЗе (на травме пока, здоровья ему).

Приезжали, потому что были условия — где жить, где учиться, где играть. Таких условий в Хабаровске никогда не было. Но теперь там губернатор любит футбол, поддерживает и выделяет средства. И клуб ставит максимальные задачи в Первой лиге. Даже на сезон в РПЛ заходили.

Поэтому поддержка властей — самое важное.

Алексей Грицаенко / Фото: © Футбольная национальная лига

— Но, кажется, это ненадежная система. Сменится губернатор в Хабаровском крае — и есть риск, что клуб тоже пропадет.

— Ну ты прав. Риск есть всегда — и от этого не уйти.

Вспоминаю наше время, когда я был ребенком: губернатор Сергей Дарькин (в должности с 2001 по 2012 года. — Прим. «Матч ТВ») обожал футбол. Реально обожал. Все, кто с ним пересекался, с позитивом отзываются о тех временах. У «Луча» были победы над ЦСКА 4:0, над «Локо» 3:0. Я ребенком ходил на стадион, все это наблюдал. И потом именно «Луч» дал мне дорогу в большой футбол.

Но потом пришел губернатор, который больше предпочитает хоккей. И он, видимо, решил футбол отодвинуть. Дать больше хоккею развиваться — на этом для «Луча» все и закончилось. Нет гарантии, что после смены губернатора в Хабаровске клуб не постигнет та же участь. В регионах от этого очень многое зависит.

Жизнь на Дальнем Востоке: много китайцев и праворульных машин, зарплаты и цены — чуть выше среднего по России. А Япония — как символ качества

— Из Владивостока в твое время часто ездили на турниры в другие страны?

— Выезжали в Китай — город Далянь. Первый раз лет в 13 — на детский турнир. Как сейчас помню, выходим на поле, а это просто «резинка» около школы. Мы всей командой пошли на рынок покупать кеды, чтобы можно было играть.

Второй раз — ездили уже в составе молодежки «Луча», на сборы.

Главное впечатление о Китае — еда. В нашем понимании — она не очень. Вряд ли ты там найдешь место, где получишь удовольствие от пищи. На сборах мы старались питаться в русском кафе, но там даже борщ отличался, был кисловатым. Их соусы и приправы очень специфические для нашего вкуса.

— А быт чем запомнился?

— Как правило, не совсем чисто вокруг, к санитарии были вопросы. Раньше на улицах там в тележках продавали мясо. Выглядело рискованно.

Вантовый мост (Золотой мост) через бухту Золотой Рог во Владивостоке / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Как Китай влияет на Дальний Восток? Владимир Гранат рассказывал, что в Улан-Удэ и Бурятии уже много ассимилировавшихся китайцев. И он выражал беспокойство, что Китай просто населением выдавит с Востока всех.

— Во Владивостоке всегда было много туристов из Китая — в центре города каждый день встречались. Также достаточно людей, которые приезжают работать — на рынок например. Сейчас их количество даже растет. Есть какие-то китайские транспортные компании и так далее.

— Есть ли отдельные районы для китайцев? Где их много живет.

— Точно название района сказать не могу, но это что-то бюджетное. Китайцы могут в 50 квадратах жить по 10 человек. Приезжают не за комфортом, а за работой. Им нужно место, где поспать — и все. Уйдут в 6 утра, вернутся в 10 вечера.

— Что тебя связывает сейчас с Владивостоком?

— У меня там родители, бабушка, друзья. Ребята, с которыми мы вместе занимались футболом. Этой зимой встретились, поиграли в манеже. Вспоминали прошлое.

— Расскажи о Владивостоке тем, кто о нем ничего не знает.

— Из всех, кто приезжал к нам в команду, только от одного человека слышал, что город ему не понравился. Остальные все в восторге. Многие даже говорили: «Если бы он был не на Луне, с удовольствием жил бы здесь».

Крутой город, где все есть для комфортной жизни. Плюс море и морской климат. Зимой холодновато, но в остальном все отлично.

— Какой процент праворульных машин в городе?

— Их много. Еще лет 5-7 назад соотношение было — 95 процентов на 5 в пользу праворульных. Уже в момент, когда я уезжал, в городе стали открываться немецкие салоны, корейские. Сейчас чуть выравнивается, но все равно ситуация — в пользу правого руля.

Кстати, еще одно отличие от Запада России — я всегда удивлялся, когда встречал в других городах русские машины. «Жигули», например. Или немецкие машины. Во Владивостоке это было редкостью — гораздо чаще на глаза попадалась 15-20-летняя Toyota.

Когда недавно приехал домой, поразился — очень много немецких машин, корейских (где тоже леворульные модели).

Алексей Грицаенко / Фото: © Личный архив Алексея Грицаенко

— Средний уровень жизни во Владивостоке сильно отличается от Москвы и Питера?

— Если говорить про цены на продукты, они от Москвы отличаются минимально или вообще не отличаются.

Если сравнивать с другими городами России, то соотношение цен и зарплат плюс-минус одинаково. Цены во Владивостоке чуть выше, но есть дальневосточная надбавка к зарплате. По меркам России — это выше среднего.

— Ты хотел побывать в Японии. Получилось?

— Нет, еще остается такая цель. Чем притягивает эта страна? Знаешь, это когда ты вроде всю жизнь прожил рядом с Японией — через море, но при этом ни разу там не был.

Для меня Япония — это пунктуальность, чистота. Не зря они этим славятся. По крайней мере, у меня во Владивостоке всегда было такое понимание: Япония равно качество. Что бы они ни делали — машины, продукты. Да даже конфеты — они как будто другие. Вкуснее.

Хочется там побывать — и увидеть все своими глазами. Ну и ребенку показать местный Диснейленд.

Период в «Краснодаре»: Мамаев и его образ в СМИ — не одно и то же, Галицкий — икона, Перейра — очень сильный

— После «Луча» ты поехал в «Краснодар». Как это было?

— Как в сказку попал. Большой шаг, который помог мне перейти на новый уровень. Поработать на лучшей базе России, в одном из самых сильных клубов. Посмотреть как будто другими глазами на футбол.

— Чем Шалимов запомнился как тренер?

— Поддушивал молодых (смеется). Но это неплохо — хуже, если бы не обращал на нас внимания. А он оставался после тренировок, дополнительно работал, подсказывал какие-то моменты.

Плюс при нем я дебютировал, мы провели достаточно хороший отрезок сезона. Жаль, не удалось занять третье место. В самом конце упустили. Это была очень сильная команда.

Алексеей Грицаенко / Фото: © ФК «Краснодар» 

— Рыков из «Урала» говорил, что у Шалимова такая манера работы, что он не общается с игроками.

— В «Краснодаре» такого точно не было. У него был хороший контакт и с молодыми, и с лидерами. Он достаточно открытый тренер.

— Кто по футбольному запомнился особенно?

— Перейра. Прям очень сильный футболист. Я таких не видел больше, по крайней мере, не играл в одном клубе. Футбольный интеллект, работа с мячом — все топ.

Понятно, в том «Краснодаре» много сильных ребят было, но если выделять кого-то одного, то это Маурисио. Еще как защитник отмечу Гранквиста — смотрел и учился у него различным моментам. Один из лучших, с кем доводилось играть вместе в обороне.

— Мамаев со стороны кажется безбашенным человеком. Есть история, как он на первой тренировке в «Торпедо» подрался с лидером команды Кормильцевым. Каким он был в «Краснодаре»?

— Думаю, о Паше сложилось такое мнение, исходя из каких-то новостных лент. Но в жизни — это вообще отличный парень и суперфутболист. Ни одного плохого слова про него сказать не могу. Спокойный, веселый и крутой человек.

Когда произошла эта ситуация (задержание Мамаева и Кокорина за инциденты в Москве. — Прим. «Матч ТВ»), сопереживал ему. Надеялся, что все у них обойдется. Эта ситуация о нем точно не говорит, какой он на самом деле.

— Ты рассказывал, что на первых порах много общался с Галицким. О чем?

— Для меня Сергей Николаевич — не знаю, как правильнее сказать — это икона. То, что он делает для ребят, для всего российского футбола, — это очень важно.

Помню, когда я приходил для игровой практики во вторую команду, он подходил, общался, узнавал, как дела. В такие моменты ты понимаешь, что это за человек. В хорошем смысле глыба, а разговаривает с тобой на равных. Интересуется твоей жизнью, делится своим видением.

Очень эрудированный и открытый человек, который живет футболом и командой.

— Видел его в гневе?

— Честно, никогда. Завестись мог, но на личности никогда не переходил.

— После первого сезона и последующих аренд был шанс остаться в «Краснодаре»?

— Тяжело предсказывать, как могло бы быть. Такая футбольная жизнь. Когда пришел Мурад Мусаев, стал понимать, что шансы играть у меня минимальные. Что с ним придет много ребят из молодежки, которых он знает от и до. И при прочих равных отдаст приоритет им.

Прекрасно понимаю его — любой тренер, который ведет детей с малого возраста и все о них знает, хочет где-то им помочь, дать шанс. Сам я ни о чем не жалею — и благодарен «Краснодару». Клуб очень многое мне дал в плане перехода на новый уровень.

Александр Григорян / Фото: © ФК «Тамбов»

— В «Тамбове» ты пересекался с самым необычным тренером России Александром Григоряном. Как он тебя удивил?

— У меня о нем только позитивные воспоминания: необычные тренировки, выдали хорошую серию, выполнили задачу.

Ни для кого не секрет, что он практикует спарринги в перчатках на тренировках. Было прикольно. Плотность спаррингов зависела от партнера. По-разному получалось. Понятно, никто не выходил друг друга убивать, но мы — люди из футбола, каждый не хочет проигрывать — неважно, во что. После первого пропущенного ребята могли завестись — и уже начиналась рубка.

Сейчас все с улыбкой вспоминаем это время, когда видимся.

— У Григоряна есть потрясающее видео, как он мотивирует игроков «Алашкерта» на матч с «Рейнджерс». Это было мощно. В «Тамбове» такое бывало?

— Витальевич всегда мог настроить. И у него какие-то всегда новые рычаги — фраза или действие.

— Вратарь Гиорги Шелия рассказывал, как Григорян перед игрой поговорил с ним о рождении дочери. И Гиорги провел одну из лучших игр в карьере.

— Да-да, вот это прям про него. К каждому футболисту найдет подход. И ты реально по-другому себя чувствуешь. Не знаю, как это описать, но у него никто не отвернется от мяча. Всегда максимальный заряд.

Что поменялось в игре «Рубина» после ухода Слуцкого и о его шоу с Дзюбой

— «Рубин» и Слуцкий. Есть ощущение, что Леонид Викторович в первый сезон в клубе и уже в ФНЛ — это два разных тренера. Не было ощущения, что он устал от футбола?

— Возможно, доля правды в этом есть, но никто не знает наверняка и не может залезть ему в голову. Мы с ним всегда хотели достичь максимального результата. Но лучше всего, конечно, ответ на этот вопрос знает только сам Слуцкий. Я не могу на него конкретно ответить.

— Ну в последние месяцы он был так же весел, шутил в коллективе?

— Да, в плане юмора и шуток он всегда мог расслабить команду. Разрядить атмосферу.

Но важно понимать, что в ФНЛ у нас была задача — выигрывать каждый матч, а когда это не получалось — настроение у всех не особо хорошее. Были периоды, когда всей команде было не до улыбок, так скажем.

Леонид Слуцкий / Фото: © ФК «Рубин»

— Еще до ФНЛ в какой-то момент начался конфликт с Деспотовичем. В итоге он ушел из команды. Ты понял, с чего все началось?

— Когда Деспот ушел, меня не было в команде. Но скажу так: у нас ребята балканцы в команде были как отдельная семья. Очень хорошо общались между собой, везде вместе ходили. И когда ушел Дарко [Йевтич] в аренду, я так понимаю, ребята это болезненно восприняли. Не хотели никого из своего коллектива отпускать, но нужно понимать — это футбол. Никогда не будет, как ты хочешь и твои друзья.

Что касается конкретно конфликта с Деспотом, то, повторюсь, меня в тот период не было в клубе. Ни к чему это комментировать.

— Смотришь шоу Слуцкого и Дзюбы?

— Смотрю. Не все выпуски, но определенных гостей — да.

— Как тебе такой формат? Не всем он нравится.

— Абсолютно нормальный формат. Считаю так: если что-то не нравится, не нужно осуждать это, а нужно просто не смотреть.

В их передаче футбольные люди 95 процентов шуток отлично понимают. Да, для тех, кто не был внутри футбола, это может показаться дикостью. Какие-то моменты. Но, повторюсь, для меня в этом шоу ничего дикого нет. Прикольные выпуски, особенно с людьми, с которыми ты сам пересекался по жизни.

Общался с ребятами, которые были там. Говорят: «Душат они [Дзюба и Слуцкий] прилично, тяжело им противостоять, не все могут выдержать».

— А мат тебе как? Не режет слух?

— Абсолютно не режет. Это действительно похоже на футбольную раздевалку — там ты на такие вещи не обращаешь внимание.

— Что поменялось в игре «Рубина» после ухода Слуцкого?

— При Слуцком мы хотели играть от себя, в первую очередь. Мы знали сильные и слабые стороны соперника, но старались действовать с позиции силы. И, наверное, как Викторович потом сам признавался, он немного недооценил сложность Первой лиги.

Вильсон Изидор и Алексей Грицаенко / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— А в чем эта сложность?

— Первый фактор — тут почти нет идеальных полей, как в РПЛ, где на большинстве стадионов — хорошие натуральные газоны. И там тебе не приходится задумываться о том, как принять мяч, чтобы он не подскочил на какой-то неровности.

Второй момент — в Первой лиге большинство команд играют за счет своих бойцовских качеств, духа. Не всегда может получаться игра, но биться все будут наверняка. Иностранцы, которые приезжают в Россию, говорят, что в РПЛ очень жесткая борьба. А в ФНЛ этого еще больше — не все могут к этому адаптироваться.

После ухода Слуцкого с нами работал Юрий Уткульбаев. Стало больше дисциплины в плане футбола. Условно: чего не нужно делать в определенных фазах игры. С ним мы до того момента, как его уволили, не проиграли ни одной игры — в том числе на сборе. Поверили в себя.

А с приходом Рашида Рахимова нам будто развязали руки — на контрасте с тем, что было. Маматкулович сказал, условно: «Получайте удовольствие, играйте в футбол. Вы все можете». В каждого из нас верил, что мы можем через игру добиваться результата. У нас пошло — и мы не проиграли ни одной игры до конца сезона.

— По ожидаемым набранным очкам (метрика на основе xG) «Рубин» — четвертый в РПЛ. В реальной таблице команда — 11-я. Чего не хватает для переноса качества игры в количество очков?

— Мы действительно во всех матчах имели моменты, шансы выиграть — и во многих случаях упустили очки из-за своих же ошибок. Но это контраст с ФНЛ — там соперник может создать 5 моментов и забить один, а в РПЛ порой реализуется один полумомент. Каждая даже минимальная ошибка не прощается.

В этом большая разница между лигами. Стараемся исправляться, никто не хочет быть на том месте, где мы сейчас. Надеюсь, адаптируемся к новым реалиям. Ключевое, как говорит Маматкулович, — играть с большей концентрацией.

Главное впечатление РПЛ и мечта

— «Рубин» в этом сезоне сыграл со всеми топами РПЛ, кроме ЦСКА. Кто произвел наибольшее впечатление?

— «Спартак». Точнее, «Спартак» второго тайма с нами.

Понятно, что не обошлось без наших ошибок, а в первом тайме была равная игра, но они показали нам, что нельзя останавливаться, если игра идет, потому что это ничего не значит. Есть 90 минут — и нужна максимальная концентрация.

«Спартак» во втором тайме добавил (или, может, мы так просели), но они все реализовали, а могли реализовать еще больше.

— Самый сложный форвард, против которого играл?

— Назову двух. Артем Дзюба — он действительно хорошо сохраняет мячи, ставит корпус, из-за чего ты не понимаешь, где мяч. Потому что ты его просто не видишь.

А второй — это Низамутдинов. Пересекся с ним, когда только начинал карьеру. С ним было не очень приятно играть — вроде маленький (по сравнению с защитником), но низкая посадка корпуса, хорошо стоит на ногах. Причем, когда я начинал, он уже был достаточно возрастным — и регулярно доставлял неприятности не только мне, но и команде.

Алексей Грицаенко (в центре) / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— О чем сейчас мечтаешь?

— Выиграть РПЛ.

— А сборная? Или сейчас это уже на втором плане из-за событий в мире?

— Кто-то может сказать, что раз нет официальных матчей, то там нечего делать, но я так не скажу. Сборная есть сборная — ты представляешь свою страну, а это серьезное чувство. Если выбор при стольких футболистах пал на тебя, и ты получил вызов, считаю, это круто. Поэтому всегда стремился в сборную — и буду делать все, чтобы получить вызов. Для меня это не пустой звук.

Прямые трансляции матчей МИР РПЛ и ФОНБЕТ Кубка России смотрите на каналах «Матч ТВ» и МАТЧ ПРЕМЬЕР, а также сайтах matchtv.ru и sportbox.ru.

Читайте также: