Футбол

«Мы были на ходу, а Дик Адвокат просто нам не мешал». Виктор Файзулин о победе «Зенита» в Кубке УЕФА

Сегодня исполняется 14 лет с того дня, когда «Зенит» в Манчестере завоевал Кубок УЕФА, обыграв в финале шотландский «Рейнджерс».

Один из творцов того успеха Виктор Файзулин рассказал «Матч ТВ» о том, что сопутствовало историческому достижению петербуржцев и каким необычным по современным меркам тренером был Дик Адвокат.

— Давайте начнем с того, как «Зенит» прошел в полуфинале «Баварию», которую дома обыграл 4:0. Как готовились к гранду после 1:1 в Мюнхене?

— Обычно. Говорю так, потому что у Дика Никласовича (Адвоката. — «Матч ТВ») расписание и план всегда составлялись на несколько недель вперед, а потом ничего не менялось. Да и в целом, одни и те же тренировки. Соперника при этом редко просматривали. А если и делали это, то вскользь.

— Даже в случае с «Баварией» не было теоретического занятия?

— Нет. Хотя я уверен, что Дик пересматривал ее игры. А нам просто вкратце объяснил, что к чему, и всё.

— Ответную игру пропускал Андрей Аршавин. Адвокату волей-неволей пришлось что-то менять.

— Да. Но мы ведь всегда играли по одной схеме. Поэтому Дику надо было просто решить, кто выйдет вместо Аршавина, — вот и всё.

— При этом главным универсалом у Адвоката в таких случаях были именно вы?

— В общем, да. Но до этого я играл центральным полузащитником, а Андрей — суператакующий игрок. Чори (Алехандро Домингес. — «Матч ТВ») тоже. Поэтому он меня и ставил, чтобы был какой-то баланс в обороне. Но я действительно и слева, и справа играл. И все-таки правильнее будет сказать, что среди остальных игроков средней и атакующей линии я больше оборонительные функции выполнял. С «Баварией», в общем-то, было то же самое.

— Вам это было комфортно?

— Когда ты играешь, тем более в таких матчах, это без разницы! Главное — играешь.

— С «Баварией» ваш гол стал третьим. И, видимо, решающим?

— Не сказал бы так. Все, в принципе, стало легко складываться. Сначала один гол, потом Костя Зырянов феноменально забил. В общем, пошло-поехало. Они не забивали, а мы — наоборот.

— Анатолий Тимощук рассказывал, что при 2:0 было немного тревожно, а Адвокат просил не останавливаться.

— Мы и не останавливались — все как шло, так и продолжало идти: третий гол, четвертый.

— Играть, как вы сказали, хорошо. А забивать Оливеру Кану еще лучше?

— Не знаю, почему вы говорите Кану. «Баварии»! Ей забивать приятно.

Павел Погребняк и Оливер Кан / Фото: © Alexander Hassenstein / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

— Правда ли, что после игры Андрей Аршавин зашел в раздевалку и сказал: «Ребята, с такой игрой в финале я вам, похоже, не нужен»?

— Я этого не помню, но наверняка было.

— Одна из главных историй перед финалом в Манчестере — это как в вашей гостинице ночью сработала пожарная сигнализация.

— Было дело. Лично я дальше коридора не пошел. А когда она прекратилась, вернулся в номер спать. Но, если честно, в команде вся эта тема не очень затем мусолилась. Я вообще не думал, пока ваши коллеги не начали напоминать. Вот если бы мы проиграли финал Кубка УЕФА, потом, конечно, можно было бы долго говорить о причинах. Мол, сон прервали и так далее. Но мы же выиграли! Так какой смысл вспоминать и обсуждать (улыбается).

— Ваши ощущения уже на стадионе в Манчестере перед финалом с «Рейнджерс» помните?

— Теперь уже не остро все это чувствую. А тогда был молод и по большому счету не осознавал, что происходит. Вот играл бы сейчас «Зенит» в финале Лиги Европы, я смотрел бы на это как на историческое событие. А тогда не было такого понимания.

— А что было?

— Что все идет своим чередом. Тем более я только-только пришел в команду зимой в сезоне-2007/08. Смотришь и думаешь: «Зенит» — чемпион России. Все получается, удается. Это же норма (улыбается). Это сегодня когда смотришь на наши команды, если они далеко проходят в еврокубках, кажется — круто. Жаль, это нечасто в последнее время происходит.

— Большое видится на расстоянии и, скорее, снаружи, чем изнутри?

— Да! Сейчас на такие вещи масштабнее смотрю. А тогда не понимал масштаба. Возможно, кстати, как раз от того, что еще мало времени провел в команде. А может, как уже сказал, из-за молодости. Но какого-то волнения перед финалом не было.

Виктор Файзулин и Саша Папац / Фото: © Jasper Juinen / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Правда, что на установке перед финалом Адвокат не двигал фишки по доске, а просто сказал: «В Шотландии живет шесть миллионов человек. А в России? 140 миллионов. Вы всё поняли? Вперед»?

— Я такого, если честно, не помню, но не сомневаюсь, что Дик мог подобное сказать. Это точно в его духе. Кстати, по большому счету он делал ставку на определенных людей. Они были хорошо готовы физически — им Адвокат даже чуть больше выходных давал. А в целом, сильнее даже вкладывался в психологию. Чтобы, с одной стороны, было строго, но с другой — весело.

— Как это выглядело на практике?

— Мог накричать в какой-то ситуации, а мог и пошутить. Но вообще, тогда команда просто была на ходу, и он ей не мешал. И правильно делал. Ничего лишнего не было — все как надо. Нужно что-то сказать или помочь — говорил и помогал. Нет необходимости — не лез. Очень хорошо понимал, что происходит. Чувствовал! Опыт тренерский, наверное, я так думаю. 

А тогда, зимой-2007/08, мне самому было очень интересно узнать, как у Адвоката в «Зените» все устроено. Рассказывали, что он сам просматривает матчи соперников, а потом может просто кому-то что-то индивидуально сказать. И со мной в том числе такое действительно бывало. Но это происходило очень лаконично: коротко и емко.

— Игрокам ротации не обидно было, что называется, «таскать рояль»?

— Я был и в той, и в другой роли. Обидно, конечно, что тут скажешь. Разве может быть иначе — играть все хотят. Но значит, надо было какие-то правильные выводы делать и работать. Ничего другого в такой ситуации еще не придумали.

— На атмосферу в команде такая ситуация не влияла?

— Некоторые пацаны, кто не выходил, понятно, были недовольны. Такой праздник, как победа в Кубке УЕФА, прошел мимо — подобные ощущения у кого-то тоже наверняка остались. Всем ведь, естественно, хотелось поучаствовать.

— На финал Кубка УЕФА вы выходили без дисквалифицированного Павла Погребняка, который боролся за звание лучшего бомбардира турнира. Ему обиднее всех было?

— Он столько сделал для команды, что точно не думал, будто праздник мимо проходит. Победа в турнире — во многом его заслуга. Одна из наибольших во всей команде.

Павел Погребняк / Фото: © Ian MacNicol / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— В Манчестере было огромное количество болельщиков «Рейнджерс». И на стадионе подавляющее большинство. Это заводило или нервировало?

— После мюнхенской «Альянц Арены» уже все равно было. Почти в привычку вошло. В том смысле, что и до этого — в Вильярреале, Марселе, Леверкузене — обстановка похожая наблюдалась. Я, кстати, как пришел в команду, сразу именно в Кубке УЕФА начал играть (первый матч с «Вильярреалом» в 1/8 финала. — «Матч ТВ»).

— Как Адвокат принял, помните?

— Я ехал такой молодой и думал: после восьмичасовых теорий и индивидуальных бесед у Юрия Красножана в «Спартаке-Нальчике» в таком топ-клубе, как «Зенит», это, наверное, еще дольше идет. А в итоге был шокирован, что ничего подобного вообще нет. То есть по большому счету я выходил на поле и играл инстинктивно. Исполнял самого себя так, как видел и понимал футбол. 

Мне кажется, Дик в принципе подбирал нас в команду так, чтобы мы похожим образом думали на поле. Хотя, повторюсь, поначалу меня это удивляло — можно делать так, как ты думаешь. А партнер — так, как он считает правильным. Я настолько сперва этого всего не понимал, что даже как-то спросил: «Ребят, а у вас вообще теории нет?» Считал, мол, надо же как-то объединять команду единой игровой мыслью, чтобы все в одном русле думали. Но Дик этим не занимался. Он смотрел — этот понимает в футболе, значит, играет. И следил, кто выпадает, а кто нет. Если что — менял.

— Вы сказали — удивило. Со знаком «плюс» или «минус»?

— Пожалуй, даже обескуражило. Но ребята сказали: «Ты не переживай, в принципе, такое редко бывает. Ну, а пока привыкай и живи с этим дальше» (смеется).

— В финале Кубка УЕФА вас уже было не остановить?

— Уверенность, да, была. И объективно, после тех команд, что мы прошли, «Рейнджерс» был одной из самых слабых. В моем понимании. Хотя, конечно, в целом не обошлось без какого-то фарта. А когда Гарик Денисов и Костя Зырянов забили, пошли мысли: вся работа, вообще все это было не зря. Круто!

— Что было в раздевалке, помните?

— Эйфория. Но настоящее удовольствие от такой победы — оно же потом приходит.

— На медаль и фото с Кубком УЕФА часто смотрите?

— Нет. Сейчас вообще ощущение, что это было в какой-то другой жизни (улыбается).

— «Рейнджерс» в этом сезоне 14 лет спустя вновь вышел в финал Лиги Европы.

— Надеюсь, через сезон «Зенит» тоже снова выйдет.

— Почему, на ваш взгляд, с того успеха «Зенита» наш клубный футбол ничего по большому счету не добился? Более того, откатился назад.

— Думаю, если мы тогда шагнули вперед, то затем Европа сделала это еще более широким шагом. Плюс наши клубы перестали совершать классные точечные приобретения, если мы говорим об иностранцах. В этом, наверное, многое кроется. Мне кажется, сейчас даже со средненькими европейскими командами играется тяжелее, чем раньше.

Читайте также: