Футбол

«Галицкому нужны 11 своих ребят, способных стать чемпионами». Воспитанник «Краснодара» вернулся из Чехии в Россию

«Галицкому нужны 11 своих ребят, способных стать чемпионами». Воспитанник «Краснодара» вернулся из Чехии в Россию
Евгений Назаров / Фото: © ФК «Богемианс»
Евгений Назаров благодарит Нецида, радуется за Шапи и следит за эфирами «Матч ТВ», когда там феерит Быстров.

Защитник Евгений Назаров прошел путь от молодежки «Краснодара» до первой команды, за которую ему так и не довелось дебютировать. При этом общение с владельцем «быков» Сергеем Галицким и работа с Олегом Кононовым, Романом Широковым, Маратом Измайловым и Владимиром Быстровым запомнились 25-летнему футболисту надолго. Как и две попытки заиграть в Чехии, причем последняя завершилась досрочно из-за политики.

«Грозило выдворение из страны и последующий запрет на поездки в Европу»

— Прошла неделя с тех пор, как ты покинул «Богемианс». Какие чувства сейчас?

— Ощущения непонятные. Не знаю, как будет дальше, откроют ли дополнительное трансферное окно для нас. Иностранцам разрешили покинуть Россию, дали им право выбора. А для футболистов с российским паспортом изменений никаких не сделали, якобы до конца сезона осталось пару месяцев.

Только мы тоже хотим играть. Молодым находиться без тренировочного процесса и матчей не лучшее решение. Мы же не по своей воле разорвали контракты. Их расторгали из-за политических соображений, преобладающих в Европе. Конечно, я понимаю решение своего клуба, потому что никто не хочет платить зарплату человеку, который не может играть и тренироваться.

— Был вариант остаться в Чехии без контракта, но тренироваться с командой?

— Нет. Во-первых, сказали, что никаких продвижений с рабочей визой не будет, потому что все находится в подвешенном состоянии. Во-вторых, заканчивалась туристическая виза. В такой ситуации я не мог ни играть, ни тренироваться. Иначе клуб и я попали бы на штрафы. Мне бы еще грозило выдворение из страны и последующий запрет на поездки в Европу. Это первое, о чем мы говорили с клубом. Руководство «Богемианса» хотело, чтобы я остался, они думали, как обойти заслоны.

В плане безопасности они тоже все сделали. Хотя я и сам не выходил на улицу без надобности. Прага — это не Теплице, где я играл в прошлый раз. Теплице — очень маленький город, ничего криминального не могло произойти, потому что все друг друга знают. В столице больше молодежи, которая совершенно иначе относится к происходящему, но так не должно быть.

Как только эта история началась, я созвонился с агентом, посоветовались, как быть дальше. Он общался с клубом, там ему ответили, что ситуация тяжелая и пошли слухи, что в командах не должно быть никого с российским паспортом.

Евгений Назаров / Фото: © ФК «Богемианс»

— Разговаривал с Максимом Матвеевым, он тоже вынужден был уйти из «Ческе-Будеевице». Сразу ему сказал, что шансов остаться в Чехии нам не дадут, хотя Макс был уверен в обратном. Объяснял ему, что на клубы идет давление. Меня хотели выпустить на мой второй матч за «Богемианс»: я провел предыгровую тренировку, все было нормально, попал в стартовый состав. Но после подошел тренер и объяснил, что на них давят и могут серьезно оштрафовать, если я сыграю. Согласился, что это не дело, что нельзя подставлять клуб.

Наверное, можно было вылететь в Россию, не дожидаясь апреля, но мы рассчитывали, что наладится.

— Хоть у кого-то из знакомых обстоятельства были в их пользу?

— У Влада Левина, он зимой перешел из «Богемианса» в «Словацко». С ним как раз познакомился уже в Праге. Он подал документы на постоянное место жительства — это куда серьезнее. Но Влад сказал, что непонятно, подтвердят ли их, потому что на тот момент еще не получал зарплату. Созванивался с ним на днях, а подтверждения по-прежнему нет. И с марта он не играет, хотя в клубе прекрасные отношения, на политику никто не смотрит.

«Зинченко и Миколенко слишком многое себе позволяют»

— У Головина, Черышева и Миранчука дела обстоят иначе?

— Думаю, что здесь все зависит от руководства клуба, страны. Я виделся в Германии с Антоном Митрюшкиным, Николой Труичем. Отношение лояльное, нет такого, как в Польше или Чехии. Вот у Ильи Жигулева до спецоперации в польском клубе все было прекрасно, а после ни разу не вышел на поле. Сами понимаете, как и где относятся к русским.

В Германии играет Саша Жиров, у него тоже все тихо и спокойно. Там вообще никаких притеснений — можно увидеть митинги как в поддержку Украины, так и в поддержку России. Сам видел колонну людей и машин на несколько километров — все культурно и цивилизованно.

Люди могут подумать, что мы с ребятами жалуемся, хотя спортсмены должны быть готовы к такому плохому отношению. Так мы и готовы, не ноем. Просто я пытаюсь объяснить, как там на самом деле, чтобы здесь была информация и понимание. Я бы не парился вообще, но раз просят поделиться впечатлениями, говорю правду.

Если бы не проблемы с визой, я бы продолжал играть в Чехии. И без разницы, что мне кричат с трибун, пишут в социальных сетях. Я футболист, а не политик, не собираюсь судить президентов других стран, как это делают в Европе в отношении России.

— Что тебе писали?

— Обвиняли меня в том, что я русский, писали гадости про президента. Лично в команде у меня спрашивали, почему никто в России не может выйти на улицы и поменять власть. У них полное непонимание того, что происходит в России. Или некоторые украинские футболисты, которые выкладывают посты в соцсетях. Я про Зинченко и Миколенко. Они слишком многое себе позволяют.

Александр Зинченко / Фото: © Reuters

— Понятно, что никто из нас не хочет, чтобы были жертвы. Понятно, что они переживают. Но почему допускают такие оскорбительные высказывания в адрес российских футболистов? Сидеть там и кричать на весь мир — это, мне кажется, от необразованности. Мы тоже можем начать отвечать, но зачем опускаться до этого уровня. Спорт замешивать в политику неправильно, и спортсмены не виноваты в этой истории.

— Что за история с футболками в поддержку Украины, которые вас заставляли надевать?

— Перед игрой нужно было надеть желтую майку. Я отказался. Как я могу принять чью-то сторону? А что было бы, когда я вернулся бы домой? Что обо мне писали бы, надень я эту майку? Сегодня все вдруг стали суперполитиками, разбираются в этом вопросе на уровне признанных экспертов.

Я же общался с ребятами в команде, у них совершенно другая информация о конфликте. Молодые настроены против, тогда как более взрослые люди адекватно относятся к ситуации, нет такой поддержки Украины. Наверное, все дело в прожитых годах, в понимании и видении жизни. Вот пробежала по улице толпа в тысячу молодых человек с флагами Украины и криками против России. Но они же не понимают ничего — их задача выйти и кричать, организуют подобные митинги их же сверстники. Ну, если хочешь поддержать — езжай на Украину. Нельзя поддаваться на провокации, нужно думать головой. А нас прессуют только потому, что мы русские.

В «Теплице» я играл вместе с Игорем Парадиным, он тоже из «Краснодара», но приехал чуть позже. Он со всеми дружелюбно общался, налаживал контакт. И тут как-то слышу в коридоре разговоры: «Брат, брат». После тот парень заходит в массажную комнату и выдает: «Да какой он мне брат». Я ему объясняю, что ты только что с ним общался, улыбался, но зачем ты за спиной так говоришь. В ответ услышал про 1968 год, вторжение советских войск в Прагу. Пришлось сказать, что не нужно примешивать политику, что мы в одной команде и делаем одно дело, а Игорь хороший человек и ищет коммуникацию. Мне показалось, что мы друг друга поняли тогда. В лицо никто никогда не говорил плохого, но за спиной такое быть могло.

— Угрозы физической расправы поступали?

— До такого не дошло. Чтобы с кем-то подраться? Шансов ноль, потому что я передвигался на машине: с базы — домой, из дома — в кафе и так далее. Сам видел, что на автомобилях с русскими номерами заклеивали флаг России, некоторым даже разбивали машины.

Писали сообщения в социальные сети. Могу только рассказать истории от других людей, но я не знаю, правдивы они или нет, потому что лично не видел. Молодой парнишка из России играл в юношеской команде «Богемианса», говорил, что у них в школе была русофобия.

Что касается меня, то в Польше сидели в кафе с Жигулевым. К нам поворачивается женщина лет сорока и спрашивает, русские мы или украинцы. Ответили, что русские. В ответ услышали оскорбления в адрес Путина. Был еще случай в Чехии. На улице говорил на русском, и мне мужчина сделал замечание. Спросил его, а зачем вы со мной на моем языке общаетесь? И он сразу впал в ступор и замолчал.

Евгений Назаров / Фото: © ФК «Богемианс»

«Нецид прекрасно относится к России»

— Ты играл с Томашем Нецидом. Его отношение ко всему?

— Постоянно с ним общались, у него полно историй. Томаш прекрасно относится к России, не забыл русский язык. В бытовом плане он мне подсказывал, советовал, что и где лучше покупать, всегда был рядом и помогал. Он сам в шоке от происходящего, никого не поддерживает. Он говорил, что о России самые теплые воспоминания, что в ЦСКА ему всегда помогали. Наверное, для меня он был таким дядькой-опекуном.

Он просто топ! И мне жаль, что Томаш получил травму на тренировке и теперь, скорее всего, не сыграет до конца сезона. Всегда спрашивал о моем состоянии, подбадривал. Также я близко общался с Ондржеем Петраком, он тоже помогал во всем.

Другие ребята регулярно спрашивали, почему это русские ходят по одиночке, не тусуются в компании с другими. Наверное, такой менталитет у нас. Они же хотели, чтобы отношения были как в семье — постоянные сборы после матчей. Смеялись, что мы не настоящие русские, потому что не пьем.

— Что из необычного можешь отметить в командной жизни?

— Как-то на первых минутах мы повели в счете и почти сразу пропустили. Я насторожился. Раз — и мы уже догоняем. Начинаю нервничать. И тут сразу 1:3! Я уже в конвульсиях, три раза инсульт случился, закипаю внутри, потому что не люблю проигрывать (смеется). И что ты думаешь? Смотрю на парней, а они в эмоциях не меняются вообще. Я же бегаю как заведенный, ору, кричу — им пофиг. А дальше 2:2, 3:3, 4:3. И они с теми же лицами садятся в автобус и уезжают со стадиона. Вот это меня сильно удивляло постоянно — их отношение к происходящему.

— Возможно, такой менталитет, что мы уже на уровне детского футбола ждем разноса от тренера?

— Согласен. Все идет от отношения. В «Краснодаре» я был рядом с Торбинским, Быстровым, Измайловым, Гранквистом, Сигурдссоном, Аджинджалом. Я попал в команду в те времена, когда там была банда в хорошем смысле этого слова. И помню, какое было давление на молодых, что мы должны делать всё на уровне взрослых игроков.

В Чехии же такого нет, никто не ругает за ошибки. Наверное, только я один пихал партнерам за оплошности на поле. Зато футболисты там реально прогрессируют — через 7-8 месяцев ты видишь совсем другого игрока. Никто не хочет прибить молодого. Как-то парень привез два гола за несколько минут. У меня слов не было, а все вокруг спокойно к этому отнеслись. В итоге этот футболист забил победный мяч. И я вновь в шоке остался. Это очень круто, что люди так реагируют, в этом плане нам надо добавлять.

«Попав в академию «Краснодара», нельзя думать, что ты уже король футбола»

— То и дело всплывают истории о кабальных условиях для воспитанников «Краснодара». Ты же играл там много лет, правда, что все так печально?

— Не буду говорить за других, всякое могло быть. Я ни с чем подобным не сталкивался — все, о чем договаривались с Сергеем Николаевичем Галицким, выполнялось. У меня вообще нет вопросов к клубу. Да, могли быть недопонимания с тренером, но после общались, решали вопросы по-мужски.

— Общение с Галицким запомнилось?

— Сумасшедшее впечатление. У него мощная и положительная энергетика, монотонная речь — ты понимаешь, что хочется слушать и сразу думать о том, что он говорит. Ситуации бывали разные, он мог подойти и сказать слова поддержки, дать советы, много мотивировал.

Сложно описать словами эмоции от общения с Сергеем Николаевичем. Он очень умный человек, грамотный, видит все наперед. Я могу только хорошее говорить о нем. Мы много раз встречались на базе, каждый раз он здоровался со всеми, всех знал по именам. И даже если куда-то торопился, обязательно останавливался, спрашивал, как дела, не тревожит ли что-то. Я всегда чувствовал тепло от него.

Очень тяжело было узнать, что он заболел. Не хочется верить, что может случиться что-то плохое. Таких людей, как Галицкий, очень мало, и когда ты растешь в этой академии с самого детства, окружен заботой, а потом читаешь такие новости, то настигает печаль и грусть. Но Сергей Николаевич сильный, он справится, и все будет хорошо. Я верю в это.

— Расскажи об условиях, в каких растет молодой футболист «Краснодара».

— Лучшие в жизни! Я бы посоветовал игрокам, которые сейчас обучаются в академии, ценить это, не воспринимать как должное. Что бы ни случилось на тренировках, в учебе, бытовых вопросах, такого отношения не найти нигде. Молодые ребята пока не понимают этого, они думают, что так будет везде и всегда и что всюду за ними будут ухаживать. Нельзя упускать подобный шанс, нельзя думать, что ты уже король футбола, раз попал в академию «Краснодара».

Начало твоя карьера берет только тогда, когда ты закончишь обучение и попадешь во взрослый футбол. И перебравшись в другую команду или страну, ты покинешь зону комфорта.

Евгений Назаров / Фото: © ФК «Краснодар» 

— Галицкий как-то говорил о своей мечте увидеть 11 воспитанников в составе. С учетом отъезда легионеров она реальна?

— Поверьте, он очень расчетливый человек. Если бы он хотел, давно выпустил бы этих 11 человек. Но он ждет, когда будет возможность поставить 11 «золотых» игроков, которые будут в топе и ничем не хуже легионеров. Он анализирует, смотрит, чтобы все футболисты по менталитету и видению поля подходили друг другу.

Сергей Николаевич в любую субботу или воскресенье может выставить состав из воспитанников «Краснодара» и потом сказать, что сдержал слово. Но если он что-то делает, то делает это самым лучшим. Если строит академию, то лучшую, если стадион, то лучший в Европе. И даже если сейчас на поле выйдут 11 своих ребят ввиду травм или других обстоятельств, но не готовых к первой команде, вряд ли Галицкий будет доволен этим. Ему нужны те, кто станет бороться за чемпионство.

«Шапи критиковали очень мощно, требовали от него того, что делает Месси»

— Матвей Сафонов и Магомед-Шапи Сулейманов — из их числа?

— Да. Это очень сильные ребята, они воспользовались своим шансом и продолжили доказывать, что имеют право играть за главную команду. Шапи забивал красивые и важные голы в Лиге Европы, Мотя стал вратарем номер один в России. Это их заслуга.

— Почему у Шапи не получилось продолжить играть так же ярко?

— Он ничего не потерял. Все любят найти что-то плохое, писали, что Шапи сдулся. Вы просто немного не понимаете, что невозможно выходить на 15 минут и забивать голы. От него же после четвертого-пятого матча требовали голы! Человек вышел на замену на 10-15 минут и не отметился результативными действиями, а про него говорят, что он не забил, как так можно! Но человек тренируется, готовится, переживает из-за давления СМИ, которое нарастает с каждым днем. Шапи критиковали очень мощно, требовали от него того, что делает Месси.

Все у Шапи будет хорошо. Он сильный игрок. Еще и сложный коронавирус был, который выбил его из колеи. Ничего страшного. Сейчас он в Турции, там прекрасный чемпионат, где он забивает. Правильно сделал, что уехал, теперь соперничает со звездами, растет как игрок. У Шапи есть все, чтобы самому стать большим футболистом и звездой европейского масштаба. Как и у любого молодого пацана из РПЛ — вопрос в том, как этот игрок воспользуется своим шансом, поймет ли, что нельзя останавливаться после первой хорошей зарплаты.

Макана Баку и Магомед-Шапи Сулейманов / Фото: © Anadolu Agency / Contributor / Anadolu Agency / Gettyimages.ru

— Из твоих слов может сложиться впечатление, что Галицкий реально сам выбирает состав на матчи.

— Ни в коем случае. Для этого в клубе есть тренер. Сергей Николаевич здорово разбирается в футболе, но он не лезет на чужую территорию. Да, у него свое видение, которое он доносит до тренера. И он может быть согласен с тренером или нет. Все строится на диалоге, как в случае с Мусаевым. Скажет Галицкий, чтобы поставили того или другого футболиста, а в ответ услышит отказ. Все, на этом тема состава закрыта.

Галицкому интересна команда, небезразлична дальнейшая судьба клуба, поэтому он так хорошо знает все процессы. Мне кажется, так должен делать каждый руководитель. Сергей Николаевич создал «Краснодар», имеет право общаться с тренером и узнавать его мнение.

— Из «Краснодара» уехали все легионеры, а команда благодаря своей молодежи продолжает побеждать и рвется к медалям. Невероятно?

— Ничего удивительного. Я уверен, что ребята из «Краснодара-2» могут спокойно заменять легионеров и играть лучше приезжих. Сперцян и Черников доказывают, что не все легионеры решают в нашем чемпионате. По мне, лучше пусть играют молодые. И их будут поддерживать фанаты, потому что они свои. Я не против иностранцев, но наши должны получать больше шансов.

Мы же видим, что футболист «Краснодара-2» выходит и делает результат. Может, где-то не хватает опыта, но опыт приходит с каждым матчем. Плюс важна психология.

«Как-то Быстров спорил с Галицким. Я сидел рядом и думал: ничего себе у человека уровень»

— При ком ты впервые попал в первую команду «быков»?

— При Кононове. Он потихоньку начал привлекать молодежь, затем были Шалимов, Мусаев.

— Фанаты «Спартака» прозвали Кононова «пиджаком». Не правы?

— Он хороший тренер и человек. У каждого своя методика, свой подход. Если тренер не подошел одной команде, это не значит, что он плохой и его можно оскорблять. Не вспомню, чтобы Олег Георгиевич на кого-то кричал. Даже если я ошибался, он всегда спокойно объяснял мне.

— Юран — самый эксцентричный тренер в карьере?

— Да. Это очень заметный тренер, я не жалею, что с ним работал. Очень много вещей узнал от него, общались один на один, Сергей Николаевич рассказывал истории из своей футбольной карьеры. Даже когда я уходил из Хабаровска, он не прощался со мной. Реально интересный специалист и сильный психолог. Такие тренеры нужны футболистам. Ты даже сказать в ответ ему ничего не можешь, потому что смотришь, где играл Юран и чего он добивался.

Сергей Юран / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— За огненными выступлениями Быстрова в эфире «Матч ТВ» следишь?

— Иногда попадаю на эфир и не выключаю (смеется). Таких, как Володя, единицы, и еще долго такого не будет. Он реально может любой вопрос решить. Как-то Быстров спорил с Галицким. Я сидел рядом и думал: ничего себе уровень у человека, что он начинает спорить и доказывать свою точку зрения владельцу клуба. Такой Быстров настоящий, вообще никакого негатива нет что в тренировочном процессе, что в жизни — всегда эмоциональный, рубил правду-матку.

— Широков — противоположность?

— Никакой надменности, просто серьезный футболист. Конечно, мог напихать всем, как и Измайлов. Это нормальная история. Марат вообще на сборах в Испании взял меня под крыло, советовал разные сериалы, которые ему в свою очередь рекомендовал Галицкий. Что за сериал? Что-то про бандитов… Сейчас вспомню… Я их столько в Чехии пересмотрел, когда один был, что уже названия забыл (смеется). О, про Пабло Эскобара («Нарко». — «Матч ТВ»)! Рекомендую.

— Кто был самый топовый в «Краснодаре» тех лет?

— Кого-то одного выделить неправильно. Ари в нападении был хорош, все его заслоны и прочие хитрости. Измайлов в центре поля супер — контроль мяча, чувство игры, ему очень легко давался футбол, настоящий талант. Образцом в защите являлся Гранквист. Состав был сумасшедшим — Перейра, Ахмедов, Широков, Смолов, Газинский и другие. А что они творили на тренировках! Зайти к ним в круг или в квадрат было большой ошибкой для любого (смеется).

«Карпин — топ! Поэтому он и тренер сборной»

— Вряд ли ты ехал в Чехию за деньгами?

— Конечно, нет. Для меня на первый план при выборе команды выходят уровень лиги и будущее, до какого уровня ты сможешь там вырасти. Деньги уходили на второй-третий план, хотя в зарплате я сильно не терял. Я ехал играть, чешский чемпионат — это жесткая игра, борьба. Подкаты, стыки, стычки, когда все горит на поле — я это обожаю, просто класс!

Мы чем-то с Черниковым похожи в этом плане, раньше рекорды ставили по желтым карточкам. И сейчас у нас связка хорошая могла бы быть (смеется). Со мной даже Галицкий говорил по этому поводу, просил играть спокойнее. И Шалимов говорил, чтобы не играл жестко на тренировках, потому что я и Классона мог спокойно сбить.

— Все в восторге от Карпина. Почему?

— Он топ! Тренерские и лидерские качества, харизма, шутки. Думаю, поэтому он и тренер сборной России. И попасть в главную команду страны — мечта любого футболиста. Сделаю все возможное, чтобы заслужить такой шанс.

— В ближайшее время сыграть на крупном турнире сборной вряд ли удастся.

— Я в шоке от такого решения УЕФА и ФИФА. Не понимаю, зачем отстранили сборную, клубы. Разве там играют военные? А зачем тогда лозунг «нет расизму» на еврокубковых матчах? Хочется верить, что скоро все встанет на свои места и не будет никаких ограничений.

Читайте также: