Футбол

«Когда мы с Шавой и Гариком в дубле оказались, косяк был мой, а парни пошли со мной до конца». Первое за 10 лет интервью Анюкова

«Когда мы с Шавой и Гариком в дубле оказались, косяк был мой, а парни пошли со мной до конца». Первое за 10 лет интервью Анюкова
Александр Анюков / Фото: © ФК «Зенит»
Об отце, фанатах, капитанской повязке и сборной.

Большое и первое за последние десять лет интервью дал легендарный в недавнем прошлом игрок сборной России и «Зенита» Александр Анюков. Это были не просто вопросы и ответы. Тренер петербургского клуба подвел итог 20-летней карьеры, рассказал о своей роли в штабе Сергея Семака, а по ходу разговора напрямую обращался к людям, с которыми его свела футбольная судьба. Периодически Анюков эмоционально возвращался к самым острым моментам карьеры. Поэтому приводим слова Александра практически без редактуры.

В первую очередь он посвятил разговор своему отцу Геннадию Анюкову, которому сегодня исполнился бы 71 год. С темы родителей мы и начали.

«Закончил карьеру в «Крыльях Советов», потому что так просил отец»

— Я очень благодарен родителям за воспитание, которое они дали нам с братом. Они у нас самые лучшие, — начал Александр. — Что касается моей карьеры, тут отдельное огромное спасибо отцу, царствие ему небесное. Он вложил в нее душу, сердце, всего себя. Был на всех наших с братом играх в Самаре, еще когда мы только начинали детьми. И не только дома. Ездил на Детскую футбольную лигу. Кстати, дважды ее выигрывали, а в борьбе за трофей встречались с «Олимпией» Леонида Викторовича Слуцкого.

— Это была детская команда «Крыльев»?

— Обычная команда, не академия. «Самарец» называлась. Правда, со своим спонсором. Ее содержал человек по фамилии Закиров, спасибо ему огромное. Но нас вели с детского возраста до дубля. Все мы его потом и образовали. До сих пор с благодарностью вспоминаю тренеров «Самарца» Сергея Николаевича Успенского, Вадима Николаевича Морковникова, царствие им небесное, Михаила Петровича Минеева и всех ребят. Кстати, мы начинали играть со сверстниками, потом с ребятами старше нас на год, на два, а потом с мужиками — на город и область. Это дало хороший рост и прогресс. Считаю, и сейчас правильно периодически выходить против старших.

— Для вас важно было присутствие отца на трибунах?

— Дело не только в этом. Отец был настоящим самарским футбольным болельщиком в целом, и «Крыльев Советов» в частности. Как говорят, со стажем! Он и нас еще маленькими приучил на стадион ходить, болеть за команду. Мама, конечно, тоже очень переживала. Но, как многие мамы, больше за наше здоровье, травмы, учебу и в целом за сыновей. А именно в плане футбола отец дал нам очень многое! Потом он точно так же ездил с нами в молодежном и юношеском футболе. А позже на все наши игры в профессиональном футболе. В Питере в том числе. Был на Евро-2008, на всех матчах победного Кубка УЕФА и на Суперкубке. Конечно, хотелось и чтобы мама ходила, но в силу многих причин она не могла.

— В вашем юношеском возрасте он мог и власть употребить?

— Всегда подсказывал, что к чему. Сам он профессионально не играл, но его советы очень помогали. Еще раз огромная благодарность. Как и моему первому тренеру Николаю Григорьевичу Никонову, который тоже уже ушел из жизни, царствие ему небесное.

— Не рано завершили карьеру игрока? Да, вам было 38 лет, но, судя по всему, вы и сейчас в прекрасной форме.

— Хорошая карьера получилась, думаю, закончил вовремя. Я благодарен Богу за то, что доиграл до такого возраста, за то, что он дал мне талант и дар играть в футбол. Очень многому в жизни обязан именно футболу. Кроме того, он подарил мне как друзей, так и псевдодрузей.

— Последние чем-то помогли?

— Конечно! Большой опыт тоже.

— В конце карьеры с вами произошел уникальный случай: не помню, чтобы раньше тренера отдавали в другую команду в аренду игроком. В данном случае из «Зенита» в «Крылья Советов».

— Закончить карьеру игрока в «Крыльях Советов» — такова была просьба отца. Мы плохой результат в итоге показали, но все равно считаю, что так надо было поступить: вернуться в Самару и поставить точку в родном городе. Это можно было и раньше сделать, но по разным причинам не складывалось. Благодарен руководству «Крыльев» и губернатору Самарской области за то, что дали возможность все это осуществить. Руководство «Зенита», Сергей Богданович Семак тоже пошли навстречу, за что им хочу сказать спасибо. Да, тогда я уже стал помощником главного тренера в «Зените», но решение по поводу поездки в «Крылья» оставили за мной.

Александр Анюков / Фото: © ФК «Крылья Советов»

— Получается, аренда в «Крылья» — это была ваша инициатива?

— Да, я сам об этом попросил. И когда появилась такая возможность — уехал в Самару. Еще раз скажу — жаль, результат получился не впечатляющим, но это уже другой разговор.

— В 2020 году «Крылья» не продлили с вами контракт на возобновление чемпионата после того, как сезон был приостановлен из-за ковида. Не было обидно?

— Никаких обид! Таким было решение руководства, которому, как уже сказал, очень благодарен. Как и главному тренеру Миодрагу Божовичу, команде...

— В вашей 20-летней карьере в итоге значится всего два клуба: «Крылья Советов» и «Зенит».

— Это два родных для меня клуба. Если говорить о «Крыльях» 2003–2004 годов, это вообще было потрясающее время. Те годы до сих пор с парнями из той команды вспоминаем. И бронзу-2004 — как очень классное достижение. Смазали только финал Кубка. Могли и большего добиться, но что сейчас говорить об этом. Считаю, у нас была великолепная команда и такая же атмосфера при Гаджи Гаджиеве. Он сильный тренер, который многое дал нам как в футболе, так и просто своими жизненными советами.

Что касается тех «Крыльев», то, по моему мнению, все это организовал Герман Ткаченко (в те годы президент «Крыльев Советов» — «Матч ТВ»). Включая то, как работал менеджмент клуба, обстановку в нем и вокруг него. Он собрал боеспособную команду с сильным тренером, привезли иностранцев хорошего уровня: Соуза, Мойзес. А если говорить о россиянах, то чего только Тихонов и Каряка стоят. Ткаченко создал сумасшедшую атмосферу вокруг команды: реклама клуба на каждом шагу, новости про нас. И для игроков были созданы все условия. Поэтому Герману Ткаченко благодарность как руководителю за такую команду.

— Такая же атмосфера была и на «Металлурге»?

— Полный стадион на каждой игре — по 35 000! Люди в проходах, на деревьях и прожекторах сидели! Но если говорить о самом начале карьеры, то очень благодарен Александру Федоровичу Тарханову, на тот момент главному тренеру «Крыльев Советов». Он взял молодых ребят из дубля в основу и поверил в нас. Для меня это было просто чудо! Считаю его сильным тренером, особенно по работе с молодежью. В итоге от Александра Федоровича вышло много футболистов топ-уровня. Думаю, эти мои слова никого не удивят, особенно тех людей, кто разбирается в футболе — тренеров, игроков, журналистов. Еще раз спасибо ему за все.

— «Металлург» даже в то время совсем не современным стадионом был — четыре большие каркасные трибуны.

— Можно сколько угодно об этом говорить, но для меня он и «Петровский» — это два топ-стадиона. Классические! Понятно, что «Самара Арена» и «Газпром Арена» на голову выше во всех смыслах. Но первые два останутся в моей памяти и в сердце на всю жизнь.

— Тяжело было уезжать из Самары в Петербург в 2005-м?

— Да. Для меня, как для воспитанника «Крыльев», тяжелее и обиднее всего было то, что такая команда распалась! Столько времени прошло, но, вспоминая и до сих пор переваривая те события, все равно ощущения те же.

«Перейти в «Зенит» помогли очень многие»

— Из той команды вы ушли далеко не первым.

— Команда уже начала распадаться. И в какой-то момент надо было думать — что делать дальше. Конечно, можно было остаться и всю жизнь играть в Самаре. Но абсолютно не жалею, что перешел в «Зенит». Всегда буду благодарен тем людям, которые этот переход организовывали. В частности, Давиду Трактовенко, тогдашнему президенту петербургского клуба, Виктору Развееву (бывший игрок «Крыльев Советов», затем бизнесмен и футбольный функционер. — «Матч ТВ»). Но и многие другие помогли.

— Если «Крылья» тогда не начали разваливаться, может, и не уехали бы в Питер?

— Вы же сами сказали, что я ушел из той команды не первым. Ребята стали разъезжаться, особенно иностранцы, и когда переходил в «Зенит», тех «Крыльев» уже, по сути, не было. Началось очень много проблем. Не только финансовых, но и таких, о которых болельщики, возможно, до сих пор так и не знают. А потому не понимают, что произошло.

— Еще до перехода в «Зенит» вы уже приглашались в сборную. Наверняка звали и в другие клубы.

— Конечно, предложения были не только «Зенита». Уже нет смысла называть другие варианты, но сейчас очень благодарен Богу, родителям и всем, чьими усилиями оказался именно в Петербурге. Что мне в нем всегда нравилось — это фанатское движение. Когда еще с «Крыльями» приезжал на «Петровский», всегда говорил — вот это атмосфера! Это тоже сыграло роль.

— Свой первый гол за «Зенит» вы забили именно «Крыльям». Подарок или ирония судьбы?

— У меня были такие эмоции! Но я уже извинялся за то, что так праздновал тот гол. Как посчитали болельщики «Крыльев» — слишком радостно.

— В те годы подобным вещам, по-моему, не придавали такого значения, как сейчас. И при переходах не спрашивали — будете ли праздновать гол в ворота бывшей команды.

— Я был молод, и просто подсказать было некому. И потом, не так часто в принципе забивал (улыбается). Но если серьезно, какая разница тогда или сейчас. Главное, что я сам потом принес извинения болельщикам «Крыльев».

— За «Зенит» вы в итоге забили 13 голов. Тоже любопытная цифра.

— Я таким вещам значения не придаю.

— В «Зенит» вы пришли, когда тот тоже переживал не лучшие времена — при позднем Петржеле.

— Команда была молодая, мне нравился «Зенит»! Главный тренер Петржела, Влад Радимов как капитан, руководство очень помогли уже в клубе.

— Самара и Петербург — города-миллионники. Привыкли быстро, наверное?

— Помогли Шава, простите, Андрей Сергеевич Аршавин. Гарик, конечно (Игорь Денисов — «Матч ТВ»). И родители, семьи ребят — тоже. Поэтому родным Шавы и Гарика огромная благодарность от меня! Были и другие люди. Один из них — Михаил Арабов (бизнесмен, болельщик «Зенита» — «Матч ТВ»). Еще Владимир Владимирович Зотов (полковник полиции, болельщик «Зенита» — «Матч ТВ) очень помог освоиться в городе. Они очень дружили с отцом. То, что я видел, это была настоящая дружба. Увы, он тоже уже ушел из жизни, царствие ему небесное.

«Подбородок кверху — это молодость»

— Поговаривали, что годы спустя ваши пути с Аршавиным и Денисовым разошлись и вы уже не такие близкие друзья.

— Мы сейчас точно так же общаемся. Понятно, что у каждого из нас на ту или иную тему есть свое мнение. Но на наши отношения это не влияет. Тем более что Андрея Сергеевича теперь часто вижу — на работе встречаемся (улыбается).

— Друг к другу на «вы» в клубе обращаетесь?

— Для меня никогда не было трудностью общаться с людьми. Тем более с Шавой. Понятно, какой у него сейчас статус (улыбается). Но мы очень многое вместе прошли: огонь, воду и медные трубы. Для меня он всегда останется «Гномом», Шавой, а не Андреем Сергеевичем. Так что абсолютно нормально общаемся на «ты». По крайней мере, для меня это не проблема. Но если официальная ситуация потребует сказать «Андрей Сергеевич», конечно, так и сделаю.

— Раз все время пересекаетесь именно по работе, то игроцкие времена, видимо, нечасто вспоминаете?

— А почему бы нам этого не делать? Считаю, у нас была очень хорошая карьера. Андрей еще и в «Арсенале» играл. Но и вместе есть что вспомнить. Наши 2007-2008 годы, например. Знаете, когда это делаю, до сих пор мурашки по коже. Как и в случае с 2004-м в Самаре. Было круто!

— После победы в Кубке УЕФА в 2008-м из «Зенита» уехал не только Аршавин. Тимощук оказался в «Баварии», Погребняк — в «Штутгарте» и так далее. А вы остались.

— Все это могло произойти и со мной. Команда была на виду, а ребята на слуху. Предложения и у меня были. Но я остался и не жалею об этом. А вообще, как все случилось, так и должно было быть.

Александр Анюков / Фото: © ФК «Крылья Советов»

— Даже не думали о том, чтобы уехать?

— Думал.

— Что было на весах и что в итоге перевесило?

— На них многое лежало. Но раз решил остаться, значит, решил остаться, а что было, то прошло (улыбается). А не жалею еще и потому, что все это время рядом по жизни были замечательные люди.

— Адвокат после Петржелы — это было нечто совершенно иное?

— Если взять всю карьеру, могу быть только благодарен всем своим тренерам, начиная с детского и заканчивая Сергеем Богдановичем Семаком. А Адвокат действительно вывел нас на европейский уровень. Не только по игре, но и по организации жизни команды.

— То есть на Адвоката, когда однажды он вас отправил в дубль, не обиделись?

— Вы помните, что мы в дубле тогда втроем оказались — я, Шава и Гарик. Так вот, никто не знает, что, говоря простым языком, «косяк» был мой, а парни пошли со мной до конца, хотя не были виноваты. Это дорогого стоит!

Что касается моей ситуации, то тут ведь дело не в Адвокате. В молодости в силу характера я много с кем, бывало, не находил общего языка в каких-то ситуациях. Но такие вещи становились большим опытом. Сейчас понимаю — в какой-то момент надо было уступать. А я не уступал. В этом-то и была вся моя проблема. Мои ошибки, а не тренеров. Спасибо им за все. Хотя, конечно, мне тогда казалось, что я прав. Молодость: подбородок кверху!

— Говорите так, потому что сейчас сами тренер?

— Даже если бы принял другое решение относительно своего будущего, сказал бы то же самое.

— У вас по ходу карьеры ссылки в младшие команды случалось неоднократно. Но тот же Адвокат все же возвращал вас в основу. Значит, остывали и все возвращалось на круги своя?

— Раз потом случались новые ссылки, значит, я не сильно менялся. Хочу серьезно сказать, что излишняя гордость ни к чему хорошему не приводит.

— С другой стороны, признак характера.

— Смотря в чем ее применять.

— Роберто Манчини тоже благодарны?

— Да. Опыт совместной работы небольшой был, но для меня это тоже опыт.

— Говорят, что, когда он на постоянной основе отправил вас в «Зенит-2», вы виноваты не были.

— Раз так произошло, значит, был.

— В чем?

— Опять же, дело в моем характере. Так что кроме меня никто не виноват, что оказался в «Зените-2». Кстати, хочу сказать слова благодарности Константину Зырянову, который тогда возглавлял «Зенит-2» и его штабу за теплый прием.

— При этом лично видел, что вы там чувствовали себя абсолютно спокойно и нормально.

— Жизнь же продолжалась (улыбается).

«Считаю, что капитана надо выбирать»

— Вернемся в 2007-2008 годы. Все происходящее с вами в «Зените» было похоже на сказку?

— Это было что-то с чем-то. Очень круто и для нас, и для болельщиков, раз Петербург до сих пор об этом помнит. И думаю, еще долго будет вспоминать.

— Вы все до деталей из того сезона помните?

— Скорее вспышками. Но я считаю, что и при Спаллетти у нас сумасшедшая команда была. Жалко и обидно было потерять такой состав. Иначе можно было выигрывать и выигрывать чемпионаты дальше. Но я в любом случае считаю Спаллетти тренером мирового уровня. Он дал команде очень многое. Несмотря ни на что. Его очень уважаю, благодарен за все. Еще раз повторюсь, жаль, что все так произошло! Можно было в России еще не раз стать чемпионами и в Лиге чемпионов добиться многого.

Лучано Спаллетти / Фото: © РИА Новости / Алексей Даничев

— Спаллетти в «Зените» сменил Андре Виллаш-Боаш. Причем сам он в футбол не играл. Это чувствовалось?

— Вообще об этом не думал. Главный тренер — это главный тренер. Играл он или нет — какая разница. А работать с ним было приятно. И тоже говорю спасибо за это.

— В разные периоды вы несколько раз были капитаном «Зенита». Эти времена чем-то отличались друг от друга?

— Для меня всегда важна была команда. Но я не раз говорил — капитанов у нас было много. Уровень игроков был высок, поэтому, по-хорошему, повязку мог носить любой.

— И все же обстоятельства, при которых это трижды делали именно вы, были разными.

— Согласен. Первый раз назначил Адвокат.

— Позже вы передали капитанскую повязку. Почему?

— Это было мое решение.

— В последний раз вы стали капитаном в качестве опоры для только-только принявшего команду Сергея Семака?

— Во-первых, я благодарен Сергею Богдановичу за то, что он вернул меня из дубля. И «виражу», который тоже принял в этом активное участие. Что касается вашего вопроса — да. И определенный опыт все же накопился. Не думаю, что тогда кто-то был против моего капитанства. Тем более мы хорошо и тесно общались со всей командой. Но если бы кто-то из ребят оказался недоволен капитаном — у меня вопросов не возникло бы. Передать повязку для меня никогда не было проблемой. Потому что в первую очередь важен коллектив. Когда он есть — будет и результат. К тому же с таким набором игроков в том же «Зените». У нас он всегда на самом высоком уровне.

— Как вы считаете, капитана надо назначать или выбирать?

— Мое мнение — лучше выбирать всей командой.

— В сезоне-2018/19 в «Зените», как говорили, было два капитана: вы и Бранислав Иванович. Так само собой получилось?

— Для нас в этом не было никаких проблем: сегодня он выводит команду, завтра я. Если зададите тот же вопрос Браниславу, он ответит то же самое. Мы друг друга очень уважаем. Считаю, мне посчастливилось играть с ним, а нам обоим — со всей той командой. Тем более что Иванович игрок такого класса. Просто топ!

— Вы даже чемпионский кубок по прилете в Петербург вместе выносили и поднимали. Спонтанно?

— Такое не отрепетируешь (улыбается).

— Статус капитана обязывает и жестким быть тоже?

— В каких-то моментах — да. Главное, не переборщить. Со словом в первую очередь. Оно может очень обидеть человека. Считаю, сначала надо всегда подумать, прежде чем что-то сказать. К сожалению, по молодости на эмоциях не контролировал такие вещи. И действительно кого-то мог обидеть. Поэтому еще раз извиняюсь.

— В молодости после резких слов могли извиниться?

— Бывало уже просто поздно. Но лучше поздно, чем никогда.

«Надеюсь, Леонид Викторович не в обиде, что я не вернулся в сборную»

— Карьеру в сборной вы закончили в 2013 году в 31 год, хотя на тот момент явно были полны сил. Почему ушли?

— Это опять же история из-за моего характера и эмоций между тренером и мной (тогда сборную возглавлял Фабио Капелло. — «Матч ТВ»). Для меня хоть и очередной урок, но печальный.

— После Капелло не звали в вернуться сборную?

— Леонид Викторович Слуцкий звал. За что ему большое спасибо — обратил на меня внимание. Но я ведь уже принял решение завершить карьеру в сборной. Бесповоротно. Надеюсь, он не обиделся, что я не вернулся.

— Это тоже свойство вашего характера: уходя — уходи?

— Считаю, если принял решение и дал какое-то слово, то надо ему следовать. По мне, это правильно.

— Скажем, Сергей Игнашевич перед ЧМ-2018 в сборную вернулся.

— Это его решение. Я — не Сергей Игнашевич. Мою позицию вы теперь знаете.

— Обидно было за сборную, которая после 2008 года долго не могла добиться успеха?

— Конечно. Ведь такого результата уже не было, пожалуй, кроме домашнего ЧМ. А очень хотелось его увидеть. Знаете, когда ты играешь, то не думаешь, что можешь закончить в любой момент. Считаю, футболистам стоит в хорошем смысле этих слов жить сегодняшним днем и брать от него в игровом плане по максимуму. Потому что никто не знает, что будет завтра — на поле их может просто не оказаться. Это еще один повод выкладываться здесь и сейчас.

— Если учесть бронзу на Евро-2008, тот год для вас получился сказкой во всех смыслах?

— С этим, думаю, никто не поспорит. Подъем нашего футбола. Все выглядело очень прилично.

— Почему результат пришел именно тогда: такое поколение игроков, Гус Хиддинк, просто звезды сошлись?

— Думаю, все вместе совпало. Если же говорить о Хиддинке, он очень хороший тренер и особенно хороший человек. У него изначально был менталитет русского, и он понимал нас, если вспомнить, как Гус относился к каждому конкретному игроку и команде в целом. Не каждый иностранец способен на такое в чисто российской команде. Хиддинк делал все, чтобы мы ни о чем не думали кроме футбола! Ему огромный привет и глубокое уважение. Мне лично как игроку он дал многое. За что ему очень благодарен. Не думаю, что кто-то из той нашей команды может что-то плохое сказать о нем. Мы любили его — он нас. Вот все и срослось, как вы сказали сказали. Атмосфера внутри команды была хорошая — это тоже фактор.

Но есть и еще один.

— Какой?

— Чемпионат России тогда сильнее был. В том числе благодаря иностранцам. Люди приезжали и показывали европейский уровень. Вспомните ЦСКА, который еще до нас выиграл Кубок УЕФА. «Спартак», «Локомотив» — там тоже были сильные легионеры. Как, кстати, и в немосковских клубах. Когда ты играешь против команд, где есть Жо, Вагнер Лав, Карвальо, — сам растешь. То есть россияне подтягивались к иностранцам. Поэтому наши матчи со столичными командами — это, считаю, тоже был европейский уровень.

— Ваше отношение к лимиту?

— Я считаю, что должна быть конкуренция и должны играть только сильные иностранцы. И уж точно легионеры нужны в клубах. Мне довелось расти в профессиональном футболе с тренерами самого высокого уровня. Играть против топ-легионеров и тренироваться с ними. Все вместе это в итоге вылилось в мое понимание игры, в то, что сам становился сильнее. Это лично мое мнение.

— То есть сейчас класс легионеров в РПЛ упал?

— Упал уровень чемпионата, в том числе из-за уровня легионеров. Сейчас, если не брать «Зенит», сильные игроки к нам не приезжают. Ни в коем случае не хочу никого обидеть — ребят или клубы, — но факт остается фактом. Это опять-таки мое мнение.

— С другой стороны, скажем, Халка и Витселя в «Зените» не сразу приняли.

— Играя на тренировках против такого нападающего, как Халк, безусловно, тоже рос. Для меня он вообще топ-игрок. И очень хороший человек. Не скажу, что в иностранцах такое редко встречается, но Халк по менталитету похож на русского. Компанейский, классный парень. Всегда комфортно с ним себя чувствовал. И до сих пор у нас дружеские отношения. Думаю, если вы у него спросите, он то же самое скажет.

Халк / Фото: © ФК «Зенит»

«Команда, болельщики и фанаты должны встречаться постоянно»

— Вы уже тренер, а «вираж» до сих пор периодически поет «Саша Анюков».

— Бывает, люди спрашивают — почему к тебе такое отношение у фанатов «Зенита». А я не могу ничего сказать, потому что у самого нет ответа — я его не знаю. На мой взгляд, есть петербургские легенды, которые заслуживают большего внимания и принесли клубу больше, чем Анюков. Давыдов, Бирюков — все поколение «Зенита-84». Из тех, с кем я играл и работал, — Шава, Керж, Гарик, Слава Малафеев, доктор Гришин, который в «Зените» с 1992 года, то есть уже 30 лет! А тут такое ко мне отношение. Об этом я говорил парням из фан-движения. Поэтому хочу еще раз выразить им благодарность, используя все подобные выражения, что есть в словарном запасе (улыбается).

А вообще, болельщики «Зенита» и «Крыльев» всегда у меня в сердце. Хочу сказать огромное спасибо парням обоих городов. Но это отдельная тема для разговора, потому что считаю, что фан-движения очень важны для футбола.

— Время и место позволяют.

— Начать хочу с «Крыльев Советов». Благодарен болельщикам за ту мощную поддержку команды, которую они оказывали в бронзовый год и которая есть до сих пор. Это было классно. Огромное спасибо им, что приняли меня в последний год моей профессиональной карьеры дома и уже потом на стадионе. Еще раз извиняюсь за то, как отпраздновал тот гол. Хочу пожелать болельщикам Самары новых побед и эмоций. Самарскому фан-движению — расти и привлекать под свои знамена больше людей. Спасибо за поддержку дома и на выезде. Поддерживайте любимый клуб на стадионах и за его пределами. Парням, что не так часто ходят на арену, но защищают честь команды, скажем так, на улице, отдельный респект мой лично. Спасибо вам, что вы есть. За все!

Болельщикам «Зенита» огромное спасибо за поддержку на протяжении стольких лет. И за то, что она продолжается до сих пор в моем новом качестве помощника главного тренера.

Всегда приятно было видеть и в холод, и в жару, и в дождь полные трибуны «Петровского». И теперь в более комфортных условиях на большом стадионе (улыбается). Правда, сейчас с поправкой на ковидные ограничения. Спасибо вам и еще больше побед в России и на европейской арене.

А с «виражом» «Зенита» у нас всегда хорошее общение было. Случались моменты, когда каждый из нас оставался при своем мнении, даже ссоры были, но, бывало, и плясали вместе, отмечая титулы. А случалось и такое, что они за меня «впрягались» — за что отдельное спасибо! По мне, это одно из лучших фан-движений в мире.

— Считаете, личное общение с болельщиками и фанатами — вещь полезная для футболиста?

— Скажу так: когда ты капитан команды, должно быть общение с болельщиками и особенно с фан-движением. С «виражом» оно есть до сих пор, и считаю, это правильно. Мы должны вместе какие-то вопросы поднимать, регулировать. Это ведет к взаимопониманию. И дает заряд для игроков. Кстати, бывают же, например, плохие игры. Ну, не идет и все. И тогда не самые приятные вещи можно с трибуны услышать. Это каждый игрок знает. Поэтому и считаю, что надо встречаться. Но вообще, «вираж» — это отдельная тема. Словами благодарность фанатам «Зенита» не выразить. Это идет от души и от сердца.

Хочу сказать «виражу»: парни, с вами у меня особые отношения, это ни для кого не секрет. Рад, что с большей частью из вас знаком лично благодаря общению команды с фанатами. Мы находились в постоянном контакте и, так сказать, вместе делали «движ» после матчей, выигранных трофеев (улыбается). Мы всегда вместе, дома и на выезде, в горе и в радости. Все эти годы в «Зените» чувствовал вашу поддержку. Когда что-то не получается у игрока или команды в целом, вы всегда на передовой и вас не унять. Это очень важное качество для фанатов в целом, потому что именно в такие моменты, когда все выглядит плохо, вы даете заряд игрокам. И за счет этого результат может поменяться в нашу пользу. Спасибо за все трофеи, что мы выиграли вместе. Они так же ваши, как и наши, — здесь нет разницы. Спасибо за поддержку и уважение, что оказываете мне лично. Особенно приятно, что она была, когда не все хорошо было в карьере. Это я запомню на всю жизнь. Потому что друзья познаются в горе или когда плохо.

Фото: © ФК «Зенит»

— Также огромный респект тем парням, которые не так часто ходят на стадион, но защищают честь «Зенита» за его пределами. Думаю, все поймут, о чем я говорю. И теперь главное: благодарен вам от момента моего перехода в «Зенит» и до момента, когда меня вернули как игрока из дубля и потом представили в качестве тренера.

— В последний раз команда общалась с болельщиками на «Газпром Арене» лет пять назад. Хотя раньше, в том числе на «Петровском», встречались регулярнее.

— В наше время или любое другое подобные встречи должны быть всегда. В горе, в радости — без разницы. А дальше решать не мне. Есть капитан команды, главный тренер, руководство клуба.

«Как тренеру мне есть у кого учиться»

— Каковы обязанности Александра Анюкова в штабе Сергея Семака?

— Помогаю игрокам обороны и в целом в тренировочном процессе. При этом защитники неофициально всегда могут подойти с любым вопросом. Всегда объясню им все тонкости, покажу на видео и так далее.

— В таких случаях часто спрашивают — футболист в вас уже изжит?

— Нет, он не умер. Такое, может, со временем происходит, но ко мне пока еще не пришло. В любом случае я принял решение быть тренером. Посмотрим, что из этого получится. Сейчас учусь, тем более есть у кого поучиться и к кому всегда можно обратиться с вопросом.

— Это вы про Сергея Семака?

— Да. Благодарен ему за очень многое. Он ведь лично за меня ходатайствовал, чтобы включить в тренерский штаб. И «вираж» — тоже. Спасибо руководству клуба в лице нашего главного болельщика. То, что Алексей Борисович Миллер делает для «Зенита», вызывает уважение и восхищение. Когда он заходит в раздевалку и радуется вместе командой — это очень дорогого стоит. Для всех ребят это очень важно, когда они видят, что человек такого статуса делит с тобой радость! Увидев это в первый раз, был приятно удивлен. Думаю, парни с «виража» могли бы скандировать его имя.

— Ваши отношения с Семаком с игроцких времен остались прежними?

— Думаю, это и невооруженным глазом заметно.

— Вопрос как к тренеру: нынешняя молодежь отличается от вас в 18-20 лет?

— К сожалению, да. Никого не хочу обидеть, но часто молодые игроки думают не о футболе, хотя в первую очередь все мысли должны быть именно о нем.

— Может быть, условия слишком тепличные?

— Считаю, менталитет в первую очередь от самого человека зависит, от того, какой у него характер, и от воспитания. Но по большому счету я тут ничего не могу сказать, кроме того что уже сказал: если хочешь многого добиться в футболе на профессиональном уровне, надо больше думать о футболе.

Я в свою очередь еще раз хочу поблагодарить всех, с кем меня свела футбольная жизнь. Президентам «Зенита» разных лет Сергею Фурсенко и Александру Дюкову огромное уважение от Александра Анюкова. Александру Дюкову — отдельное спасибо. Огромное спасибо всем — от тренеров и партнеров до представителей командных штабов. В данном случае имею в виду всех, включая докторов, поваров, массажистов, сотрудников баз. Хоть команд за 20 лет у меня было немного, даже включая молодежную сборную (улыбается). И в заключение хочу извиниться, если что-то было не так.

Читайте также: