Футбол

«Играли 120 минут на морозе — вратарь потом месяц с воспалением легких провалялся». Интервью автора гола «Спартаку» Кирилла Гоцука

Денис Романцов поговорил с капитаном команды Кержакова.

Кирилл Гоцук до девятнадцати лет играл в родном Ельце, а после липецкого «Металлурга» сменил четыре команды за четыре года. С курским «Авангардом» он достиг финала Кубка России, а с «Нижним» — пробился в премьер-лигу, где удивляет высокой для защитника результативностью. 

Открыть видео

Кирилл рассказал: 

  • Про то, что это не первый его гол красно-белым
  • Про спонсирование детского турнира на родине
  • Про поездку в ФК «Москва» и сложности капитанства
  • И про работу с Тихоновым в Самаре

«Кержаков говорит немного, но умело»

— В трех первых турах РПЛ у вас гол+пас. Сказывается то, что в молодежке «Ельца» иногда выходили в нападении?

— Да, наверно, это помогает. Вообще я с детства высокий, габаритный, поэтому привык приходить на стандарты к чужим воротам.

— В прошлом сезоне вы забили и «Спартаку-2». Голы получились разные?

— Тогда тоже забил в выездной игре (в домашней мой гол не засчитали из-за офсайда), но левой ногой, а не правой, как сейчас. Эстетичный гол получился — по-моему, шведой перебросил Романьоли. Короче, красиво, но больше для души — мы уже вели 3:0. Хотя защитнику любой гол приятен.

— Можно сравнить эмоции от игры со «Спартаком» в РПЛ и финал Кубка в составе «Авангарда?»

— В финале Кубка мне было двадцать пять лет, так что воспринимал это более эмоционально — полный стадион, День Победы в Волгограде… А сейчас я старше, опытнее в этом плане. Накал был огромный, потому что «Спартак» — раздражитель для всех. Но для нас сейчас не имеет значения название команды-соперника, к тому же собралось не так много фанатов.

Мы плотно готовились, потому что знали: через два дня на третий «Спартаку» будет физически тяжело. Да и их моральное состояние было хуже, чем наше. За счет хорошего начала мы их ошеломили, а потом выстояли, отработали, ну и везение было на нашей стороне.

— Перед выходом на поле Кержаков произнес какие-то яркие слова, которые помогли настроиться на матч?

— Александр Анатольевич говорит немного, но умело. Конкретные слова я оставлю внутри нашей команды.

— После потери Миладиновича защищаться стало труднее?

— Мы достойно заменили Ваню. Никита Каккоев перестроился, ушел на позицию правого центрального защитника, а в центр поля вышел опытный Саша Сапета — он добавил агрессии.

Ване мы желаем здоровья. Он великолепно доигрывал по Мирзову: на правом фланге было тихо-спокойно. Только от Айртона шли подачи, но у него хорошая скорость — полностью закрыть его тяжело.

— Другой защитник Лукас Масоэро в команде не так давно. Уже сработались?

— Лукас с нами с конца июня. Прошел полтора сбора. Мы наладили взаимопонимание, потому что он уже адаптирован к славянскому менталитету. Раньше играл в Болгарии, так что быстро нашел с нами общий язык.

«Фанаты ЦСКА нам чуть ли не полгорода разгромили»

— Самый знаменитый матч в истории «Ельца» — победу над ЦСКА — вам посетить не удалось?

— Да, меня мама не отпустила, и я остался играть во дворе в футбол. Тогда было сумасшествие с фанатами — нам чуть ли не полгорода разгромили, поломали сиденья на стадионе, фанатов даже водой поливали с пожарных машин. Люди приехали и поболеть, и покуражиться. Так что это даже хорошо, что я тогда не пошел на матч.

— Ваша футбольная школа работала довольно эффективно?

— В профессиональном футболе сейчас 10-15 человек, которые, как и я, вышли из детского футбольного клуба «Орленок». Многие в липецком «Металлурге». Есть ребята в молодежках «Спартака» и «Динамо». Для нашего города это хороший результат.

— Почему «Орленка» больше нет?

— Все держалось на энтузиазме и умении договариваться со спонсорами основателя клуба Николая Макеева. Но несколько лет назад его не стало. Сейчас мы общими усилиями проводим в Ельце турнир его памяти Макеева. В этом году соревнование достигло регионального уровня. Это радует и нас, и его супругу, и его последователей. Нам в кайф устраивать такой турнир.

— Кто участвует в финансировании?

— Кроме меня, два моих тренера — первый и второй. Также Государственный Елецкий Университет. Иногда другие воспитанники присоединяются, если позволяет жизненная ситуация.

— Это серьезные траты?

— Да нет, просто стараемся давать детям хорошие призы. Когда мне раньше дарили какой-нибудь термос, он обычно валялся без дела. Медаль или грамота — это тоже так себе. Считаю, ребенку, занимающемуся футболом, нужнее мяч, щитки, перчатки, гетры, рюкзак — это пригодится здесь и сейчас. А если хорошего качества, то продержится долго, хотя бы до следующего турнира.

— У вас в детстве возникали проблемы с экипировкой?

— Сначала у нас бутс вообще не было — в кедах играли. Потом появились бутсы с резиновыми шипами. А позже нам в «Орленке» давали все, что нужно. И родителям не приходилось скидываться, как сейчас на периферии. Бывало, что давали бутсы на размерчик-полтора меньше, но нас учили их правильно разнашивать. Иногда и рваные давали, но ничего — прошивали и играли. На полгода хватало. По-моему, сейчас в регионах с этим проблем намного больше.

«Это издевательство — 120 минут на морозе»

— Вы называли себя чемпионом России по просмотрам. В московских командах тоже бывали?

— Да, в ФК «Москва», когда он еще не развалился. Я приезжал в дубль, но проблема заключалась в том, что требовалось самому искать себе жилье и при этом учиться в школе. Можно было жить у бабушки товарища, с которым я приехал, но это тоже приличные траты. На семейном совете решили, что не потянем.

И хорошо, что не поехал тогда в дубль «Москвы». Я попал во вторую лигу, а для 16-17-летнего парня это гораздо лучше, чем турнир дублеров. По крайней мере, раньше так было.

— Какие еще просмотры запомнились?

— В «Амкаре» и «Томи». Пребывание там дало мне много хорошего. В Перми я неплохо себя проявил, все нормально складывалось, но потом сменился тренер, пришел Гаджиев, и для борьбы за выживание потребовались опытные игроки, а не молодежь вроде меня.

В Томске я подходил команде, но не сложилось с выкупом: мои агенты заломили астрономическую сумму. Я тогда очень расстроился, что не перешел. В «Томи» был отличный, душевный коллектив (Йиранек, Бендзь, Темников, Шарипов, Саная) — они в том году вышли в премьер-лигу через стыковые матчи.

— К слову об «Амкаре». Четвертьфинал Кубка-17/18 в Перми незабываем?

— Фантастическая игра. Надеюсь, больше не придется играть в таких условиях. Это издевательство — 120 минут на морозе. Наш вратарь Саша Кобзев потом месяц с воспалением легких провалялся. Кстати, с вратарем «Нижнего Новгорода» Артуром Нигматуллиным недавно вспоминали тот матч. Он тогда за «Амкар» выступал. Хорошо еще, что играли на искусственном поле — ножки не так сильно замерзли.

— Сказка курского «Авангарда» закончилась из-за смены власти?

— Да, как часто бывает. Пришел новый губернатор — кажется, он лыжами увлекается, а не футболом. Провели аудит — что-то не понравилось. Еще и с комплектованием немного промахнулись, результат пропал, и на этом фоне команду аккуратно подчистили. Насколько знаю, сейчас ситуация еще хуже. Делают ставку на своих воспитанников — надеюсь, ребята будут прибавлять. В Курске сильная академия.

— В Курске вы стали капитаном команды. Это особенные ощущения?

— Когда подменял Мишу Багаева, получалось неплохо. А когда стал полноценным капитаном — что-то не пошло, скажу честно. У нас вообще в команде что-то сломалось, и у меня, наверно, не очень получилось вынести двойную ответственность. Но на плохом опыте тоже надо учиться.

«Не понимал, почему депутаты в Курской области вовремя получали зарплату, а футболисты месяцами ждали какую-то подпись»

— Пять лет назад в «Шиннике» вы сотрудничали с Ильей Лантратовым и Дмитрием Чистяковым.

— С Ильей я целый год жил в одной комнате, а с Димой часто играли в паре (правда, иногда его перемещали в опорную зону). Считаю, у нас была хорошая связка. У Димы много сильных качеств. Недаром он вызывался в сборную и перешел в «Зенит».

— Как работалось в Самаре с Андреем Тихоновым?

— Андрей Валерьевич — легенда. Особенно для тех, кто рос в девяностые, когда многие переживали за «Спартак». Мне с Тихоновым работалось неплохо, но он больше рассчитывал на ребят с опытом премьер-лиги. Оно и понятно, учитывая, что он только начинал тренерскую карьеру, а ему — при большом бюджете — поставили задачу вернуть команду в премьер-лигу.

Сначала я играл, а потом меня заменили на Надсона. Тихонов все равно давал мне шансы, но у меня не сложились отношения с некоторыми специалистами в тренерском штабе. В итоге я ушел в аренду. Думал, это был правильный шаг.

— Как переносили долгие задержки зарплаты в Курске?

— Я до «Нижнего» всегда с ними сталкивался — даже в Самаре. Там не платили несколько месяцев, но потом разом все отдавали. «Крылья» в этом плане солиднее всех. К двум-трехмесячным задержкам я привык — это еще нормально. А когда пять-шесть, и ты понимаешь, что грань пройдена и клуб может закрыться — это нервирует. У всех же семьи, дети. У кого-то ипотеки, нужно помогать родным. Я не понимал, почему депутаты в Курской области вовремя получали зарплату, а футболисты месяцами ждали какую-то подпись. Я ко всему привык, но в Курсе был в шоке.

— После гола «Спартаку» получали неожиданные поздравления?

— В инстаграме писали и незнакомые люди, и знакомые, с которыми я давно не общался. Как я понял, это классика: кто-то увидел по телевизору — о, вспомнил, надо написать. Я, пока летел из Москвы, написал ответы почти всем. Когда приземлились, сообщения дошли. Мне приятно. Спасибо всем — особенно родным и близким. Мои друзья даже купили дорогие билеты в ложу, чтобы увидеть этот матч, — обычных билетов уже не было. Приятно было увидеть их поддержку.

Главное, что дома за меня болели жена и дети. Жена прониклась футболом и во всем меня поддерживает. Ее поздравления — самые дорогие.

— У «Нижнего Новгорода» семь очков в трех турах. Удивили сами себя?

— Прежде всего удивили экспертов. Мы понимаем, что позади только три тура. Нужно еще очень много работать — бороться за каждый мяч, каждый матч и добавлять во всех компонентах.

Другие интервью Дениса Романцова: