Футбол

«Предложил Неймара в «Ман Сити» за 26 млн и услышал: «Извини. Дорого». Интервью хавбека золотого «Спартака»

Андрей Штолцерс — о своей новой жизни, английском футболе и феноменальном времени в «Спартаке».
Двадцать лет назад «Спартак» последний раз вышел из группы ЛЧ (правда, не в плей-офф, а в новую группу) и сделал это с помощью латышского хавбека Андрея Штолцерса. Выпав из основы «Шахтера», тот думал бросить футбол и вернуться в хоккей, но попал в «Спартак», забил пять мячей в шести первых матчах и поучаствовал в еврокубковых победах над «Байером» со «Спортингом», а также в гостевой игре на «Бернабеу». Потом Штолцерс вышел с «Фулхэмом» в премьер-лигу, а с Латвией — на Евро-2004. Наигравшись, Андрей тренировал в английском юношеской футболе, а после пары сезонов в Азии вернулся в Лондон и налаживает контакты между АПЛ и РПЛ. Он рассказал:

Неймар, «Арсенал» и космонавты

— Недавно я разбирал электронную почту и наткнулся на письмо 2011 года с заголовком «Неймар». Вспомнил, что его предлагали в «Челси» за двадцать шесть миллионов. Но «Челси» отказал. Сказали: «Нет, дорого. Мы не возьмем его». Хотя он уже играл в сборной Бразилии. Зря его не взяли, конечно, — сглупили.

— Как в этой истории замешаны вы?

— Мой знакомый агент Гриша Крицер встретился на каком-то сборе с отцом Неймара, переговорил с ним и предложил: «В Лондоне Андрюха Штолцерс сидит. Сейчас мы его дернем». Они обратились ко мне, потому что у меня был знакомый в «Ман Сити».

Я позвонил приятелю: «Слушай, есть такой пацан — Неймар. Возьмите, не пожалеете. «Челси» только что не дал за него двадцать шесть миллионов, но он стопроцентно стоит больше. Он и как игрок вам поможет, и наваритесь на нем». — «Да-да. Переговорим с директорами». Они устроили собрание, я просидел там четыре часа и услышал: «Решили его не брать. Дорого». — «Блин, ну как так?» — «Извини».

— В чем секрет сборной Латвии, пробившейся на Евро-2004?

— Везение и международный опыт. Многие из нас к тому моменту поиграли в Англии. Знаете, как защитник Игорь Степанов попал из «Сконто» в «Арсенал»? Когда его привезли на просмотр, пацаны вроде Бергкампа и Адамса решили подколоть центрального защитника Киоуна: «Все, Мартин, тебе крышка. Приехал Игорь Степанов». — «Чего? Кто это такой?»

В просмотровой игре, в которой участвовал Игорь, ветераны «Арсенала» продолжили прикалываться: «О, какой красавчик этот Степанов! Какой пас сделал! Смотри, как отбирает». «Да он же вообще никакой», — спорил Киоун. «Ты просто завидуешь. Степанов классный». Венгер услышал это, поверил и подписал Игоря за миллион долларов.

Ну, посмеялись. Но для Игоря-то это хорошо. И для сборной Латвии. Какой опыт — даже просто тренироваться в том «Арсенале»! Я замечал в сборной, что, поработав с Венгером, Степанов стал быстрее, техничнее, увереннее. Здорово прибавил. Как и Марьян Пахарь в «Саутгемптоне».

— Как Пахарь стал главным тренером «Сиены»?

— Этим клубом владеет армянский бизнесмен. Главным тренером он взял Владимира Газзаева, но у него нет нужной тренерской лицензии. А у Марьяна есть. Поэтому формально главным будет Пахарь.

— Второй причиной попадания на Евро-2004 вы назвали везение. В чем оно проявилось?

— В стыках мы обыграли дома Турцию на очень плохом поле. На нем вообще нельзя играть в футбол. Скользкий асфальт. Техничные турки были как утки на льду. Мы подсуетились и выиграли 1:0. До этого на таком же газоне разделались с венграми. Чистое везение. На нормальном поле у нас бы не было шансов. К тому же шведов обыграли благодаря тому, что Юнгберг не забил пенальти, а в Турции сравняли после ошибки их защитника.

Фото: © Facebook Андрея Штолцерса

— Последние несколько лет вы трудились в Гонконге. Чем занимались?

— Работал главным тренером и директором академии «Истерна», одного из лучших клубов страны. Обучал местных тренеров, разрабатывал программу развития, используя свой опыт в английских академиях. Погрузившись в это дело, пришел к выводу, что в подготовке игроков за последние десятилетия мало что изменилось.

Например, Клопп взял в «Ливерпуль» человека, готовившего космонавтов NASA. А в «Спартаке» еще двадцать лет назад были связи с Байконуром, и мы общались с космонавтами. Они даже привезли в Тарасовку маленькую ракету. А до этого в «Шахтере» я работал с профессором Марком Годиком, помогавшим Бышовцу. Вчитавшись позже в его научные труды, я заметил много параллелей с теми же технологиями NASA, используемыми сейчас «Ливерпулем».

— Какой вывод?

— В тренировках велосипед уже не изобрести. Важно адаптировать лучшие достижения футбольной науки к особенностям конкретной страны. Например, после побед сборной Испании тренеры по физподготовке из этой страны захватили весь мир, но нельзя слепо копировать испанские методики. В России и Латвии другой климат, у нас нет столько солнца и витамина D, и нам нужны другие физические нагрузки.

Лэмпард, Баранов и Калягин

— Полгода в «Спартаке». Что это для вас?

— Феноменальное время. Где бы я еще встретил столько знаменитостей не из мира спорта? Однажды платил за телефон напротив театра «Ленком» и вдруг увидел в очереди актера Александра Збруева. А великий артист Александр Калягин с женой летали с нами в Мадрид на игру с «Реалом».

Попасть в «Спартак» — счастье. Сравнимо с выигрышем в лотерею. Тем обидней было, что я забивал в первых матчах, а команда проигрывала. Но то, что меня и всю команду в те тяжелые дни утешали, поддерживали гениальные артисты и космонавты, приводило в невероятный восторг. Для меня, выросшего в Советском Союзе, это было очень почетно.

— Чем запомнилась игра на «Бернабеу»?

— Идеальным полем. «Спартаку» с его быстрым пасом и быстрыми передвижениями было в кайф там играть. И до, и после — в даже английских лигах — мне редко удавалось играть на таких превосходных газонах.

Причем тогда на «Бернабеу» я не просто наслаждался дебютом в Лиге чемпионов, но и чувствовал, что мы можем выиграть турнир. Нам попалась сильная группа: кроме «Реала», финалист следующей ЛЧ «Байер» и чемпион Португалии «Спортинг». А мы взяли и вышли из нее со второго места. Я балдел от игры за «Спартак», но пришлось уезжать.

— Расстроились?

— Я, конечно, хотел остаться, но «Спартак» не договорился по деньгам с «Шахтером», владевшим моим трансфером. В отличие от «Фулхэма». Переехать в Англию мне помогли агенты Костя Сарсания и тот самый Гриша Крицер. Лондонский матч «Спартака» с «Арсеналом» я уже как зритель смотрел на «Хайбери». Увы, из-за смены руководства внутри «Спартака» многое испортилось, что привело к поражениям в играх второго группового этапа.

— По той же причине вы не получили премиальные за победы в Лиге чемпионов?

— Мне трудно сказать, кто там за что отвечал. Начальник «Спартака» Жиляев сказал, что если в Лиге чемпионов все будет хорошо, то я получу дополнительную оплату. Но этого не произошло. Было неприятно, но свой московский период я все равно вспоминаю с теплотой. Как забыть светлое солнышко той команды — Васю Баранова? Своими шутками он разгонял уныние, которое время от времени охватывало игроков.

Кстати, я и сегодня стараюсь поддерживать связь со «Спартаком». Знаю, что там ищут нового тренера на следующий сезон. У меня в Англии много связей, так что пытаюсь помочь в поисках. Как посредник. Одного тренера уже посоветовал. Жду ответа от другого человека — если он готов ехать в Россию, то и его можно предложить. Ну и сам я имею лицензию PRO, так что с удовольствием вошел бы в тренерский штаб.

— О каких тренерах речь?

— Например, о Фрэнке Лэмпарде. Когда его убрали из «Челси», была идея посоветовать его в один из топовых российских клубов. Но Фрэнк, похоже, уходит в «Борнмут». На данный момент он хочет остаться в Англии.

За двадцать лет в Лондоне я накопил много контактов в английском футболе. Возможно, с моей помощью удастся усилить российские клубы — если не тренерами, то игроками. До конца трансферной кампании еще есть время.

Ван дер Сар, Саа и Аль-Файед

— Как вас изменил английский футбол?

— Помню, как после тренировки я собирался домой и увидел, что Эдвин ван дер Сар с Луи Саа продолжают заниматься на поле. Мне стало неловко. Раз такие звезды работают дополнительно, то Штолцерсу — сам бог велел. С тех пор я тоже оставался на тренировках. На лишние сорок пять — шестьдесят минут. У меня был хороший поставленный удар, а ван дер Сар — высокий и умный вратарь. Ему с любого расстояния тяжело забить. Так что я колошматил ему по воротам, и это развивало нас обоих.

— Где сейчас Луи Саа?

— Занят интересным проектом. Он всегда был незаурядной личностью, а теперь создал платформу для общения знаменитостей — там, к примеру, есть Льюис Хэмилотон, Тайгер Вудс, рок-звезды. Там же можно получить солидные консультации — например, по инвестициям. Мы тесно сотрудничаем, я стараюсь продвигать проект Луи в регионы. Возможно, переведем это приложение на русский язык.

— Кто еще из ваших партнеров по «Фулхэму» работал вне футбола?

— Защитник Ален Гома, до «Фулхэма» игравший в «ПСЖ» и «Ньюкасле», уехал на родину жены, в Швецию, и занялся строительным бизнесом. У него все хорошо получалось, но сейчас он возвращается в футбол, мы тоже сотрудничаем.

— Почему из футбола ушел ваш тренер в «Фулхэме» Жан Тигана?

— Когда он работал в «Бордо», болельщики после поражения оскорбили его дочь, и он сказал: «Раз вы так относитесь к моей семье — ухожу из футбола». Обиделся и ушел. Сосредоточился на винном бизнесе, который много лет назад затеял с Костей Сарсанией. Когда я играл за «Фулхэм», Жан дарил нам бутылки своего эксклюзивного вина.

— Чем удивлял Мохаммед Аль-Файед, владевший «Фулхэмом»?

— Прилетал на тренировки на вертолете, чтобы спросить у игроков, как дела. Если у кого-то были какие-то проблемы — помогал. На Рождество дарил подарочные сертификаты универмага Harrods, которым тоже владел. Это, кстати, был ближайший магазин к моему дому, так что я даже бегал туда в шортах за хлебом. Охранников мой вид очень веселил.

— До «Фулхэма» вы тренировали молодежь в «Стивенидже». Пересеклись там с Дмитрием Хариным?

— Да, мы иногда созваниваемся. Сейчас у него с партнером команда на севере Лондона. Интересно было наблюдать, как он тренирует вратарей. Недавно одна российская программа просила меня организовать интервью с Хариным, но он отказал. Не хочет общаться.

Тимощук, Бубка и Бышовец

Сергей Бубка / Фото: © РИА Новости / Юрий Сомов

— До «Спартака» вы играли за «Шахтер» и жили в одном комнате с Тимощуком.

— Да, еще на старой базе «Шахтера». Помню, в конце девяностых Толя ездил на просмотр в Австрию, но там его ставили в атаку, а он же чистый разрушитель. В Австрии не получилось, вернулся в Донецк и скоро стал лидером «Шахтера».

— С кем еще познакомились в Донецке?

— Сначала жил в общежитии, а потом получил квартиру и переехал туда с семьей. И рядом жил Сергей Бубка! Мне так интересно было с ним общаться, что мы часами болтали на лестничной клетке. Я расспрашивал, как он тренируется, и понял, что мои футбольные нагрузки — ерунда по сравнению с его. Зато понял, на кого равняться.

Интересно было общаться и с Анатолием Бышовцем — он заставлял нас учить английский, играл с футболистами в шахматы.

— У вас случались неудачные просмотры, как у Тимощука?

— Разве что в «Даугаве» в шестнадцать лет. Главный тренер Янис Скределис дружил с Лобановским и давал соответствующие нагрузки. В итоге заявил мне: «Ты не тянешь. Извини». Я разозлился, что меня турнули, и стал играть в любительской лиге, где мужики ставят бочки с пивом за воротами. Сказал себе: «Раз считаешь себя крутым, забивай тут всем по семь голов за матч».

Ну, и стал разрывать этих дядек, а они кричали в бешенстве: «Сломайте ему ноги! Убейте! Закопайте!» Я поиграл там годик, научился выживать во взрослом футболе и вернулся в «Даугаву». В девятнадцать лет был признан лучшим полузащитником Латвии, хотя не всем тренерам это понравилось. Потом попал в «Сконто», но там мне почти не давали играть. Хорошо, что в Кубке Содружества дали какие-то минуты «на разграбление города» и я здорово себя проявил.

— И посыпались приглашения.

— Да уж. Вместо «Шахтера» я должен был идти в «Торпедо». Президент этого клуба Владимир Алешин уже дал мне квартиру и машину «десятку». Я познакомился с легендарным Валентином Ивановым. Но со «Сконто» не договорились по деньгам, и тренер Тарханов сказал «Спорт-Экспрессу», что трансфер сорвался из-за моих проблем с сердцем. Хорошо, что «Шахтер» потом отвез меня в мюнхенскую клинику, где на новейшем оборудовании выяснили: мое сердце в порядке.

— Кем из воспитанников особенно гордитесь?

— В Лондоне я шесть лет тренировал парня из Гонконга Вай-Цун Дая. Когда его привели ко мне, ему было десять лет. Маленький, худенький, левой ногой вообще не играл. Я натренировал ему технику, физически подтянул, и на просмотре в «Челси» он издали забил два мяча. Один — правой, другой — левой. В восемнадцать лет попал в «Бери», в двадцать — в «Вулверхэмптон», но в том клубе агент Жорже Мендеш продвигал португальцев, и моему парню тяжело было продвинуться в первую команду.

В «Вулверхэмптоне» сказали: «Пусть забирают его. Двести пятьдесят тысяч». Услышав про Россию, подняли ценник до миллиона. Я предлагал его ЦСКА и «Спартаку», но не напрямую — иначе бы договорились о трансфере. Позже связался с тренером «Шеньчжэня» Роберто Донадони. Тот просмотрел Вай-Цун Дая на сборе в Испании и сказал: «Берем». Руководители его клуба протестовали, но Донадони настоял: «Нет, он мне нужен». В итоге «Шеньчжэнь» купил его за два с половиной миллиона фунтов.

Я контактирую и с более талантливыми ребятами, чем Вай-Цун Дай. Возможно, удастся устроить кого-то в российские клубы. 

Читайте также: