Футбол

Вершина пирамиды без пирамиды. Наш футбол проваливается, потому что это мы лишили его опор в эпоху коронавируса

Вершина пирамиды без пирамиды. Наш футбол проваливается, потому что это мы лишили его опор в эпоху коронавируса
Магомед-Шапи Сулейманов / Фото: © РИА Новости / Виталий Тимкив
«Краснодару» повезло, что у французов похожие проблемы.
  • Российские клубы на групповом этапе еврокубков в этом сезоне: 19 матчей, 1 победа
  • «Зенит» останется четвертым в группе, у ЦСКА и «Локо» еще есть шансы, «Краснодар» гарантировал себе третье место в лигочемпионской группе и попадание в Лигу Европы

Уникальный еврокубковый сезон лишил нас выбора между «ужасным концом» и «ужасом без конца»: так радовались трем клубам в основном турнире Лиги чемпионов, потому что не знали, чем это обернется.

Нам, очевидно, не хватило ресурса, только сводить этот дефицит к лимиту нельзя. Нет никаких оснований считать, что наши клубы выступили бы в Европе лучше, если бы их заявки состояли из иностранцев, например, полностью. Из каких иностранцев? На какие деньги их следовало купить? И почему наши тренеры такого плохого мнения о российских футболистах, но такого хорошего — о своей способности тренировать иностранцев, поддерживая и повышая их уровень?

Сергей Семак и Малком / Фото: © ФК «Зенит»

На все вопросы про лимит ответы даны в «Общенациональной стратегии развития футбола в РФ на период до 2030 года», принятой в 2017 году. Текст этой «конституции» нашего футбола общедоступен. Там написано, что к 2030 году количественный критерий лимита будет заменен качественным. Только нужно не просто подождать еще десяток лет, а ежедневно работать. Поскольку критерий качества к 2030-му будет применяться ко всем футболистам в стране без учета их национальности, и в России следует подготовить достаточное количество собственных игроков.

Тренировочный ресурс даже в большем дефиците, чем кадровый. Потому что отечественный футбол либо никогда, либо на памяти одного только Никиты Павловича Симоняна мог соревноваться с иностранными в уровне мастерства, техники обращения с мячом. Давайте говорить себе правду: это никогда не была наша сильная сторона. А подлинная наша сила всегда заключалась в опережающей физической готовности.

Маркус Берг / Фото: © REUTERS / Maxim Shemetov

Сильнейшие игры наши проводили против иностранцев тогда, когда имели силы добегать и точно знали, куда именно добегать следовало. Физподготовка, вооруженная здравой, понятной футболистам тактикой. Вот и все. Такой простой и сложный секрет.

Межсезонье прошлого лета, когда у клубов было 10-12 дней, не предполагало ни полноценного отпуска, ни привычного по прошлым годам закладывания фундамента. Того, что успели заложить, хватило на первые туры. А дальше игровой график с двумя матчами в неделю предполагал лишь поддержание формы, а не развитие. Но то, что требовалось поддерживать, постепенно исчезло.

Коронавирусом только к середине сентября переболел каждый седьмой футболист премьер-лиги. А к середине октября? Ноября? Ресурсы наших клубов серьезно пострадали и с этой стороны тоже.

Фото: © ПФК ЦСКА

Можно предположить, что сопоставимый урон пандемия нанесла и на других этажах футбола: ФНЛ, которая в Стратегии названа «опорной сетью профессионального футбола», и ПФЛ — «мосту между молодежным и профессиональным футболом».

Коронавирус стал в этом году самой значительной и объективной поправкой и ко всему привычному ходу вещей, и ко всем ранее намеченным планам. Коронавирус — реальность для всего мира, но мы в России, кажется, на его фоне затеяли слишком масштабные реформы, затронувшие глубинные слои футбольной «пирамиды».

На смену прошлому недоигранному сезону ФНЛ пришел новый — и сразу с 22 командами. У нас же теперь ключевой принцип: «мы слишком мало играем». Хорошо скользить взглядом по поверхности. Легко делать легкие выводы средствами элементарной арифметики. Но почему-то нигде не звучат вопросы: «Сколько мы тренируемся?», «Как именно мы тренируемся?» И география ФНЛ, этого самого обширного на планете клубного футбольного соревнования, лишила тренеров собственно тренерской работы: ФНЛ только летает (рейсовыми самолетами с пересадкой в аэропортах московского авиаузла) и играет. Там ни у кого нет возможности готовить футболистов, в том числе — для премьер-лиги.

Фото: © ФК «Томь»

Одновременно разразилась реформа молодежного первенства. 20 команд в двух территориальных группах отныне живут исключительно обособленной жизнью, совершенно отвязанные от основных составов. Дублирующий состав больше не работает на глазах главного тренера первой команды и не служит ему подспорьем: блеснувшего дублера нельзя попросить снять с игры в перерыве, чтобы он завтра мог выйти за основу. И наоборот: лишенный игровой практики футболист основы не может быть отправлен на игру дублеров.

Все обособились друг от друга и решают свои задачи, а картинка в целом — не складывается. Низшие лиги, эта подлинная земля нашего футбола, перепаханы и больше не дают всходов, ни озимых, ни яровых. Премьер-лига оторвана от земли, а внутри премьер-лиги — разорваны поколенческие связи.

А что же «Краснодар»? А его четыре очка, ставшие досрочным билетом в весну, с боем вырваны у такого же новичка Лиги чемпионов. Который к тому же, по счастью, представляет максимально близкую к нашей по силе западноевропейскую лигу. Все французские клубы в турнире, кроме «ПСЖ», который давно живет, финансируется и комплектуется как полноценный суперклуб, — на последних местах в своих группах.

Сегодня в Лиге Европы «Ницца» встретится с «Байером», которому в первой встрече уступила 2:6. После того матча полузащитник французского клуба Леес-Мелу произнес в интервью слова, подобные коим мы постоянно слышим в исполнении наших: «Мы у себя в лиге не привыкли к такой интенсивности». Понимаете? Француз говорит про встречу с немцами — «не привыкли». Чем-то родным, знакомым повеяло.

Читайте также: