Футбол

Мог выступать за Украину, рубится с «Ливерпулем» в ЛЧ, отец – всемирно известный художник. Интервью капитана «Мидтьюлланда»

Мог выступать за Украину, рубится с «Ливерпулем» в ЛЧ, отец – всемирно известный художник. Интервью капитана «Мидтьюлланда»
Эрик Святченко / Фото: © Lars Ronbog / Contributor / FrontzoneSport / Gettyimages.ru
У Эрика Святченко очень необычная фамилия для датчанина. Разбираемся, как так получилось.
  • Защитник «Мидтьюлланда» — сын известного харьковского художника, который эмигрировал в Данию из СССР в 1990 году. На следующий год на свет появился Эрик
  • Святченко — воспитанник «Мидтьюлланда», в котором впервые оказался в 15 лет. Он начал карьеру в родном клубе, на пару лет уезжал в «Селтик», а в 2018-м вернулся на родину
  • На счету 29-летнего Святченко пять матчей за сборную Дании, но последний раз он выступал за нее четыре года назад
  • Летом Эриком Святченко интересовались ЦСКА, «Динамо» и «Рубин»
  • Матч 4-го тура Лиги чемпионов «Аякс» — «Мидтьюлланд» в среду вечером эксклюзивно покажет matchtv.ru. Начало — в 23:00 (мск).
Лига чемпионов. Аякс — Мидтьюлланд

В этом сезоне датский «Мидтьюлланд» впервые в истории вышел в групповой этап Лиги чемпионов. Константин Кринский поговорил с его капитаном.

Отец из Харькова, переехал в Данию 30 лет назад. Он проектировал здания для Nokia и мировых банков, а в СССР двигал современное искусство

— Если загуглить фамилию Святченко, половина ссылок будет о твоем отце — художнике Сергее Святченко.

— Есть такое. У папы необычная биография. Он родился в Харькове, получил образование архитектора и вместе с мамой и моим старшим братом уехал в Данию в 1990 году. Это стало возможно благодаря культурному обмену.

В составе советской делегации папа отправился за границу. Там интересовались советским искусством, а советские люди безумно хотели увидеть Европу. Для отца это был шанс вырваться, прикоснуться к гигантским пластам мировой культуры, реализовать себя. И ведь получилось — он сделал большую и интересную карьеру.

— В 80-х Сергей Святченко был чуть ли не главным человеком в Украинской ССР, кто продвигал современное искусство. Тогда это было похоже на борьбу с ветряными мельницами?

— Думаю, не совсем. Перестройка, гласность, демократия — Советский Союз потихоньку открывался для внешнего мира. В Киеве стало чуть посвободнее, люди потянулись к современной культуре. Мой отец был одним из основателей центра Soviart и организаторов первых выставок современного искусства.

https://www.instagram.com/p/B9hAunYBl3N/

— Почему Эрик? У тебя чисто скандинавское имя, а родители украинцы.

— Когда мама с папой приехали в Данию, отец познакомился с галеристом, его звали Эрик Йоханессон. Для папы Эрик стал вторым отцом. Родители приехали в чужую страну, не зная языка, без специальных знаний. Эрик помогал родителям всем чем мог, а они отплатили ему, назвав меня его именем.

— Твой брат Филип пошел по стопам отца?

— Нет. Он работает в компании по производству «зеленой», экологически чистой энергии. Еще у меня есть сестра-близнец, она учитель. Не так важно, что они не занимаются искусством, как отец, или спортом, как я. Главное, что они счастливы.

— Твой отец участвовал и организовывал выставки, проектировал здания для Nokia, банков и бизнес-школ, делал многое для современного искусства. При такой жизни как тебя в футбол-то занесло?

— А он всегда был в моей жизни. Мы с папой и братом всегда пинали мяч, смотрели матчи. С шести лет я начал заниматься, но не был лучшим. Больше сидел на лавке. Через пару лет забросил тренировки и сконцентрировался на школе и творчестве.

Когда мне было десять, одноклассник позвал меня в школу «Виборга» (небольшой город, где жила семья Святченко), и за четыре года я добрался до академии «Мидтьюлланда». Тогда я понял, что футбол — это мой путь.

https://www.instagram.com/p/B6H8yH2Bx1V/

В Дании у футболиста есть минимальная зарплата. На наши деньги это 225 тысяч рублей

— Как устроен датский футбол изнутри?

— Есть четкая структура. Многие школы и академии находятся под присмотром клубов. «Мидтьюланд» задумывал свою академию как лучшую в стране. Клуб доводит воспитанников до первой команды и продает лучших — это бизнес.

Я оказался в системе клуба в 2005-м. Тренировались семь раз в неделю — утром до школы и потом еще часа в четыре. Но было важно хорошо учиться, за этим очень следили. А путь наверх как и везде — U-17, U-19, и потом первая команда.

— Одна из твоих персональных наград — лучший игрок академии «Мидтьюлланда» в 2009 году. Это моментальный пропуск в основу?

— В 17 лет я дебютировал за первую команду. Сначала просто привлекали к тренировкам, но это был долгий процесс. Молодых ребят подпускают к основе не сразу, тренер сначала должен понять, что ты готов. Из моего года сразу 13 пацанов тренировались с основой, а лучшие получили первый профессиональный контракт.

— И какая была зарплата?

— Точно не помню, но в Дании у футболистов есть минимальная зарплата — где-то 2-2,5 тысячи евро в месяц.

Шевченко хотел, чтобы Святченко играл за сборную Украины. Летом мог переехать в РПЛ, но мечтает об Англии

— Почему отказался от выступлений за Украину? Сто процентов ведь предлагали.

— После одного из матчей владелец клуба подошел и сказал, что со мной хочет поговорить его знакомый. Это был Андрей Шевченко, он тогда уже тренировал сборную. Напрямую мы с ним никогда не общались, я только слышал об этом от третьих лиц. Но было приятно, что за мной наблюдают. Хотя в тот момент я уже по всем документам считался датским футболистом.

— Не было даже мыслей сыграть за Украину?

— Конечно, моя кровь оттуда, там родились мои родители и брат. Но я всю жизнь прожил в Дании, я чувствую себя европейцем на сто процентов. И моей мечтой всегда была сборная Дании. Я все понимаю, но не ассоциирую себя с Украиной.

https://www.instagram.com/p/BMqjW79gJ4T/

— У нас в сборной России есть Денис Черышев. Вы похожи: родились в Европе, другое принятие действительности. Не играете на исторической родине, и даже не тянет.

— В 2012-м у меня было предложение от «Карпат». Мне было 19 лет, и о переезде я даже не думал. Хотя украинская лига тогда была интересной — «Динамо», «Шахтер», «Металлист» и «Днепр» играли в еврокубках, в стране только прошел чемпионат Европы. Все было круто, но мы с «Мидтьюлландом» решили, что покидать Данию пока рановато.

— Насколько тебе близки люди с постсоветского пространства?

— Сложно сказать. Я всю жизнь прожил в Дании, был в Москве с отцом 10 лет назад, а в Киеве — ни разу.

— Летом твой агент говорил, что «Динамо», «Рубин» и ЦСКА интересуются тобой, а ты не против поиграть в России.

— Интерес действительно был, но не вижу смысла на этом останавливаться. Я сфокусирован на игре за «Мидтьюлланд» и надеюсь, что получится показать себя, чтобы уехать в топовый чемпионат.

— В какой больше всего хочется?

— АПЛ — это вышка. Было бы интересно там оказаться. Но я ничего не решаю в этом плане. Надо хорошо играть, показывать себя. И тогда появятся предложения.

Уехал в «Селтик» за эмоциями и сыграл 70 матчей за 1,5 года. Даже забивал «Рейнджерс»

— Твой отъезд в «Селтик» — очень крутая история. Но почему именно туда?

— Для начала скажу, что это получилось благодаря отличным результатам команды. Мы выиграли чемпионат, играли в Лиге Европы, я дебютировал за сборную Дании. И когда со мной связались из «Селтика», я загорелся идеей поиграть в Шотландии. Ведь это культура больших и шумных стадионов, дерби Глазго, сумасшедшие фанаты, возможность поиграть в Лиге чемпионов, взять новые трофеи. Как от такого отказаться?

https://www.instagram.com/p/BNMw5q0Au5Z/

— Но ведь были и другие предложения. Мне рассказали про «Аугсбург».

— Еще итальянские клубы — «Парма» и «Удинезе». Но мне было важно, чтобы шаг вперед не был очень большим, хотелось двигаться вперед постепенно. Шотландия идеально подходила.

Опыт — сумасшедший. Я сыграл около 70 матчей за полтора года, мы взяли титул и пробились в ЛЧ. В «Селтике» я многому научился, а еще в Шотландии у меня родился старший сын. Так что время, проведенное там, — одно из лучших в жизни.

— Шотландия — это безумные фанаты, веселье и алкоголь. Сидел в пабе с болельщиками?

— Не доводилось, но культура яркая. В 2017-м фанов «Селтика» признали самыми крутыми в мире. И я понимаю, почему. Играть за «Селтик» — это всегда быть под прессом, от тебя требуют победы в каждом матче.

Город всегда разделен на фанатов «Селтика» и «Рейнджерс», соперничество не заканчивается никогда и проявляется во всем.

— Ты участвовал в Old Firm — дерби «Селтика» против «Рейнджерс» — и даже забивал. Это космос?

— Не то слово. У меня пять таких матчей, и каждый из них запомнился не только результатом, но и настроением. Old Firm сильно влияет на жизнь Глазго. Основная часть фанов — рабочие люди. Для многих футбол — единственная отдушина. И чувства, с которыми они приходят на стадион и с какими уходят, не передать словами.

Когда я забил «Рейнджерс», то, наверное, вписал свое имя в историю. Ну, мне так казалось. Жаль, что мы в итоге проиграли (по пенальти в полуфинале Кубка Шотландии). Все помнят ту игру как что-то нехорошее, а у меня только положительные эмоции, ведь на тот момент я был в Шотландии пару месяцев.

https://www.instagram.com/p/BBvF8gULYnN/

Работал с Роджерсом, дебютировал в ЛЧ против «Ман Сити», жена — бывшая футболистка

— Твоя жена Анне — бывшая футболистка. Ее подписали в женскую команду «Селтика» сразу после беременности. Почему она не бросила играть?

— Потому что это ее любимое занятие, она была игроком высокого уровня, играла за сборную Дании. Сложно в один момент перестроиться на роль мамы, еще и в новой стране. Когда Уильяму было 10-12 месяцев, ей захотелось вернуться в спорт. Она играла несколько месяцев, но потом мы вернулись в Данию, и там она уже сконцентрировалась на семье.

— Анне как-то сказала, что вы много говорите о футболе, обсуждаете твою игру, она дает советы. Не слишком много футбола? И в команде, и в семье.

— Ее поддержка очень важна. В сложные моменты именно она не давала мне упасть. Да и я бы не сказал, что каждый вечер мы дискутируем на тему футбола. Моя жена понимает футбольный механизм: когда побеждаешь или проигрываешь, что после этого чувствуешь, моменты радости и грусти.

https://www.instagram.com/p/CCcMr6rhjvY/

— Самый запомнившийся матч за «Селтик»?

— Мой дебют в Лиге чемпионов. Это была домашняя игра против «Манчестер Сити».

— В «Селтике» ты работал с Бренданом Роджерсом. Главное впечатление от этого опыта?

— Он топ-тренер. Роджерс зашел в клуб с большой харизмой, в итоге многое переделал. Брендан дал команде нужный импульс, зажег нас. Его опыт в АПЛ нам очень помог. Мы не проигрывали 63 матча во внутренних турнирах и установили британский рекорд.

— Что круче: требл-2017 или дебют в ЛЧ?

— Требл, конечно. Тогда мы сделали это впервые за очень долгое время.

https://www.instagram.com/p/BUphyZTg0a_/

«Мидтьюлланд» не очень любят: нет истории, постоянно побеждают, вышли в ЛЧ, но не повезло с группой

— В этом сезоне «Мидтьюлланд» дебютировал в ЛЧ. Как это восприняли в Дании, учитывая неоднозначное отношение к клубу?

— Для города это был большой момент. Мы долго мечтали об этом. Каждый год цель-минимум ­— выйти в Лигу Европы, а в этот раз получилось добраться до Лиги чемпионов. Это ведь важно еще и для самоощущения клуба, в нужную ли сторону мы двигаемся. А раз вышли — значит, делаем все правильно.

https://www.instagram.com/p/CFuqSFmhE4h/

— Но признай: ты расстроился, когда Алексей Миранчук закрутил в дальнюю девятку ваших ворот.

— Да, это был не самый лучший момент. Но для нас это дебютный сезон в Лиге чемпионов, поэтому возможно все. У нас есть какой-то опыт, но для удачного выступления на самом высоком уровне его, понятное дело, недостаточно. До этого сезона у нас в ЛЧ играли только двое — я и вратарь Йеспер Хансен. Мы делаем все возможное, хотя попали в группу смерти. Для нас положительным результатом будет даже одно-два очка. Это очень важно.

— Вы попали в группу смерти.

— Да уж, с жеребьевкой не повезло. Но мы неплохо смотрелись против «Ливерпуля» и «Аякса», хотя нам не хватало темпа. Мы не просто вышли в ЛЧ и обосрались, а все-таки что-то показываем и бьемся. Мне было важно это понять. Уверен, остальным парням тоже.

https://www.instagram.com/p/CG4k3xJBeB0/

— Так почему многие в Дании вас не любят?

— Главная претензия к «Мидтьюлланду» со стороны других клубов — отсутствие истории, ведь нам всего 21 год. Всех задевает, что прогресс такой стремительный: три чемпионства, победа в Кубке Дании, игра в еврокубках. Вот вышли в Лигу чемпионов.

— Где-то плачут болельщики «Копенгагена».

— Да, они наши главные конкуренты. Могу сказать, что примерно половина клубов и болельщиков нас уважает за результаты и последовательность, а другая — не любит за особенный подход в деталях.

https://www.instagram.com/p/CDHj59PAgyv/

В «Мидтьюлланде» придумали коуча по аутам (помогал «Ливерпулю»), обожают статистику, половину голов забивают со стандартов

— «Мидтьюлланд» — очень продвинутый клуб. Вы начали пользоваться углубленной статистикой с 2014 года, наняли физика-теоретика для отслеживания KPI. Вы с планшетами ходите на тренировках?

— Нет, просто у нас много разных цифр, которые помогают улучшить индивидуальное и командное качество футбола. Плюс статистика помогает понять дополнительные причины поражений или упущенных побед.

У нас всегда две картины игры — которая сложилась в голове и на видео и которая получилась статистически. Первую мы всегда можем эмоционально оценить, а ко второй всегда подходим критически. Так проще прокачивать свой уровень.

— Я так понял, «Ливерпуль» пользовался услугами вашего тренера по аутам и после этого сильно прибавил.

— Да, Томас Гроннемарк помог «Ливерпулю» стать чемпионом Англии. Шучу! Но если честно — вот и пример углубленных знаний. Мы первыми поняли, что тренер по аутам просто необходим. И теперь такие специалисты есть во многих топ-клубах.

— Нашел сумасшедшую статистику — 49% голов в прошлом сезоне «Мидтьюлланд» забил со стандартов. Это самый высокий процент в Европе.

— Мы уделяем этому много времени. Все и так знают, что стандарты — важная часть футбола, но, видимо, мы прорабатываем их глубже и дольше остальных. У нас есть соответствующий тренер, но и каждый игрок знает, в чем ему нужно прибавить, чтобы быть полезнее в этих моментах.

https://www.instagram.com/p/CHinPzyBDxo/

— Внедрение технологий и глубинной аналитики — заслуга владельца Мэтью Бенхэма?

— Да, он создал статистическую компанию Smartodds, которая анализирует футбольные данные для многих топ-клубов. Его подход к использованию статистики дал нам многое.

У нас есть алгоритм, позволяющий рассчитать итоговое место любого клуба в таблице исходя из определенных данных. Например, команда идет на первом месте, но по статистике она там находиться не должна (мало создает, помогли автоголы и удаления соперника, что-то еще). Или наоборот — команда находится высоко, но статистически наиграла на результат попроще. Значит, нужно прибавить и подбить цифры к необоснованно высокому месту.

— Но нельзя же опираться только на статистику.

— Безусловно. Алгоритм не учитывает удачу и человеческий фактор, но это все равно очень важная штука. Она помогает лучше подготовиться к сопернику и понять, в каком состоянии твоя команда. Минимум эмоций и только факты. И все это не лежит в основе тренировочного процесса, а идет в дополнение.

https://www.instagram.com/p/CFncI4oBRr7/

— Какие цели стоят перед «Мидтьюлландом» в этом году?

— Снова выиграть чемпионат Дании. У нас мало кто защищал титул, поэтому мы очень хотим этого. Да и в еврокубках те же задачи — как минимум Лига Европы, а лучше чтобы снова Лига чемпионов.

Сейчас у нас сумасшедший график. Нужно держаться в топе чемпионата и попробовать взять очки в ЛЧ, чтобы с хорошими чувствами закончить сезон.

— А у тебя какие цели?

— Быть в лучшей форме, играть все матчи. В будущее смотреть не могу, потому что нужно жить сегодняшним днем. Если удастся показать себя перед большими клубами — будет круто.

Эрик создает одежду вместе с отцом, сотрудничает с брендами, но хочет остаться в футболе. Маркетинг и менеджмент интересны больше всего

— Коллаборации с брендами одежды, блог о современном стиле классицизма, помощь отцу в его делах. Где найти время на футбол?

— С детства меня интересовали стиль, эстетика, искусство. Это просто мои интересы. Футбол — это работа, а остальное — хобби, которым занимаюсь в свободное время.

https://www.instagram.com/p/B8eovo6h2kv/

— Ты очень модный парень. Не думал о своей линии одежды? У многих футболистов есть.

— Не думал, если честно. Мы с папой пробовали недавно — сделали несколько галстуков и рубашек. Мне было интересно окунуться в процесс создания одежды. Но вот что важно: у всего должна быть история, а не просто какие-то предметы гардероба.

https://www.instagram.com/p/CDT_4ZEBsYW/

— Расскажи о проекте отца Close Up And Private («Приближено и лично»), с которым ты ему помогаешь.

— С 18 лет папа фотографирует меня на фоне стены в разной одежде. Это просто еще одно выражение его таланта. С помощью фото он подчеркивает уникальность каких-то предметов одежды, переосмысливает стиль каких-то вещей. А мне всегда было интересно, когда он творил. Поэтому я тоже участвую.

У нас уже были совместные коллекции с несколькими брендами одежды. Это, в первую очередь, интерес и развитие, о деньгах не идет и речи. Проект круто восприняли в инстаграме, что очень приятно.

— После окончания карьеры игрока останешься в футболе или уйдешь в искусство?

— Тренером я себя не вижу. Мне интересны маркетинг и менеджмент в футболе. Думаю развиваться в этом направлении, но что-то конкретное пока не выбрал.

https://www.instagram.com/p/B4agQfIhi2_/

Больше Лиги чемпионов на «Матч ТВ»: