Футбол

«Манчестер Юнайтед» уже 15 лет в руках Глейзеров. Успешный клуб превратился в бизнес-проект

«Манчестер Юнайтед» уже 15 лет в руках Глейзеров. Успешный клуб превратился в бизнес-проект
Джоэл и Эйви Глейзер / Фото: © Mike Egerton - EMPICS / Contributor / PA Images / Gettyimages.ru
Денег все больше, побед все меньше.

В мае 2005 года Малкольм Глейзер одержал решающую победу в битве за «Манчестер Юнайтед». Выкупив доли двух ирландских бизнесменов, американец стал контролировать 57% акций, что позволило ему претендовать на полный контроль над клубом. Через пару дней с 75% акций во владении Глейзер вывел клуб с фондовой биржи.

Когда стремительно редеющий совет директоров капитулировал, все было кончено. «Манчестер Юнайтед» стал собственностью семьи Глейзеров, Малкольма и его шестерых детей: Джоэля, Эйви, Брайана, Кевина, Дарси и Эдварда.

Что изменилось для некогда гегемона премьер-лиги за последние 15 лет?

Глейзеры превратили «Манчестер Юнайтед» в бизнес-проект. За 10 последних лет доходы выросли в четыре раза

С самого первого дня новые владельцы не скрывали, что в отличие от Романа Абрамовича, они купили футбольный клуб не из любопытства или любви к определенному виду спорта, а потому что увидели возможность извлечь из этого финансовую выгоду.

«Они не стали заявлять, что болеют за клуб и всегда будут ему верны. Они не пытались представить себя кем-то, кроме как бизнесменами. И они умеют делать бизнес», — цитирует бывшего функционера «Юнайтед» издание The Athletic.

Первым делом Глейзеры вывели поиск спонсоров на планетарный масштаб. Как владельцев клуба по американскому футболу «Тампа-Бэй Бакканирс» их удивляло, что у их первой команды больше спонсоров, чем у «Юнайтед», хотя в НФЛ можно заключать сделки только с компаниями, которые расположены в 120 километрах от базы клуба. В европейском футболе подобных ограничений нет.

Первой сделкой стало подписание контракта с компанией Saudi Telecom за 5 млн фунтов — без права размещения названия компании на футболках или на баннерах стадиона, только за право использования бренда «Манчестер Юнайтед» в Саудовской Аравии.

https://www.instagram.com/p/CA7JDF5gvuk/

За мобильными операторами из Саудовской Аравии последовали производители шин из Индии, лапша из Японии и чипсы «Mister Potato». Манчестерский клуб не был единственным, кто пошел по этому пути — мадридский «Реал» и «Барселона», «Милан» и «Бавария» тоже пожинали плоды глобализации, но благодаря американскому опыту «Юнайтед» был в числе первых. Сейчас на сайте клуба указан 61 партнер: 25 глобальных, восемь региональных, 14 медийных и 14 финансовых.

«Они вышли из американского спорта, а это совершенно другой подход. В США спорт — это бизнес. Вот почему их спортивные клубы гораздо более экономически устойчивы, чем наши. В 1997 году мы были первыми, кто провел исследование нашей фан-базы. Мы проанализировали 23 рынка и вычислили, что у нас 623 миллиона болельщиков. Мы хотели понять, кто они, что они любят, чтобы превратить болельщиков в потребителей. Но стратегия Глейзеров была иной — они хотели продавать право ассоциировать себя с «Манчестер Юнайтед», — рассказал глава коммерческого отдела «Юнайтед» до 2007 года Бен Хаттон.

Если предыдущее правление клуба делало ставку на качество (вернее, статусность) спонсоров, то американцы предпочли количество. «В мире сотни компаний, о которых вы никогда не слышали, и они готовы платить в десятки раз больше, чем ваши нынешние спонсоры. Мы не собираемся возводить в культ текущее положение дел, мы собираемся брать наиболее выгодные предложения», — такие слова им приписывает один из бывших членов совета директоров «Юнайтед».

За 10 лет с 2009-го доход клуба вырос с 66 миллионов фунтов в год до 275 миллионов фунтов. Что еще важнее — как изменилось распределение доходов. Процент выручки по статьям, связанным непосредственно с проведением игры (продажа билетов на матч, атрибутики, еды и напитков в день игры), снизился с 41% до 18%. В финансовом смысле «Манчестер Юнайтед» переживает нынешний кризис легче всех остальных клубов АПЛ, потому что почти половина доходов приходит через коммерческие соглашения, а соотношение зарплат футболистов к доходам — одно из самых низких в чемпионате.

Глейзеры тратят много денег на трансферы. Но их стиль управления затягивает все процессы

Превращение «Манчестер Юнайтед» в глобальный бренд размыло его связь с местной публикой. Когда американская угроза только нарисовалась на горизонте, часть болельщиков уже протестовала против перспективы продажи клуба зарубежным владельцам. После того, как клуб был продан, часть фанатов ушла и стала поддерживать созданный с нуля «народный» вариант команды — «Юнайтед оф Манчестер». Те же, кто остался на трибунах «Олд Траффорд», продолжали поднимать баннеры с надписью: «Любим «Юнайтед», ненавидим Глейзеров».

Коммерциализация, по их мнению, убивает сущность клуба, превращает спортивный проект в машину для зарабатывания денег.

Возможно, голоса недовольных звучали бы тише, если бы «Юнайтед» чаще побеждал. После того, как сэр Алекс Фергюсон завершил карьеру, манчестерский клуб лишь раз за шесть сезонов финишировал в тройке призеров — неслыханно низкий результат для команды, доминировавшей в премьер-лиге в девяностые и второй половине нулевых. Скорее всего, и в нынешнем сезоне команда Сульшера не сможет дотянуться до третьего места.

Уле-Гуннар Сульшер, Джоэл и Эйви Глейзер / Фото: © Xavier Bonilla / ZUMA Press / Global Look Press

Нельзя сказать, что Глейзеры экономят на футболистах — только за последние три сезона на усиление состава было потрачено 500 миллионов евро. Но вот выбор игроков для покупки часто вызывает вопросы. Кадровый вопрос осложняет вовлеченность владельцев в процесс.

«Глейзеры контролируют каждый шаг. Вот почему клуб так долго подписывает новых игроков. Неудивительно, что сразу столько игроков в составе сейчас доигрывают последний год по контракту. Мэтт советуется с Эдом, Эд с Джоэлом, Джоэл с Мэттом, и по новой. Все затягивается. И пока они что-то решат, «Ливерпуль» уже подписывает нужного футболиста», — рассказал Мэтт Джадж, ранее занимавшийся переговорами с футболистами в системе «Манчестер Юнайтед».

Еще один повод для недовольства — поднятие цен на билеты на начальном этапе. В первый же сезон Глейзеры подняли стоимость билетов на 12,5% и все равно считали цену на них неоправданно низкой. К сезону–2012/13 цена на билеты выросла на 36% по сравнению с периодом до Глейзеров. Однако с 2012 года цена билетов остается на прежнем уровне.

С каждым годом потенциальных покупателей «Юнайтед» все меньше. Сейчас соблазнить Глейзеров могут только ближневосточные государства

Болельщики манчестерской команды в борьбе с Глейзерами не ограничивались простыми лозунгами, а пытались найти способ вернуть клуб законным путем. В 2010 году объединение болельщиков сумело договориться с группой богатых поклонников «Юнайтед» (их называли «Красные рыцари») и сформировать предложение американским бизнесменам. Но затея была обречена на неудачу.

«Как только в прессе стали писать про «Красных рыцарей», Глейзеры просто взвинтили цену. Их слабость была в неоднородности: столкновение разных эго, кто-то хотел этого больше остальных, и они никак не могли договориться, насколько далеко готовы зайти. Глейзеры дали понять, что хотят больше, чем им могут предложить, и на этом все и закончилось», — цитирует издание The Athletic анонимный источник.

В этом сезоне вопросом покупки «Манчестер Юнайтед» интересовались в Саудовской Аравии, но затем интерес зарубежной стороны переключился на «Ньюкасл». Глейзеры пока готовы отдать максимум 20% акций клуба, а саудиты мечтают о полном контроле.

Учитывая сохраняющийся у семьи интерес к клубу, бесполезно подсчитывать, сколько именно стоит «Манчестер Юнайтед» здесь и сейчас — его продадут только за сумму, которая оправдает все вложения и многолетний труд. Называется сумма в 5 миллиардов фунтов. Три с половиной миллиарда фунтов — точка, с которой можно начинать разговор. Такие траты могут себе позволить только отдельные государства (как Катар купил «ПСЖ» или ОАЭ — «Манчестер Сити») или богатейшие люди мира вроде основателя Amazon Джеффа Безоса. И нужно понимать, что такие затраты чисто в финансовом плане не отобьются, это будет статусной покупкой.

Если только цена на телетрансляции не скакнет в очередной раз благодаря наступлению на рынок нового медийного гиганта. Возможно, Глейзеры ждут именно этого. К 2007 году права на показ матчей АПЛ только в Великобритании выросли до 1.7 миллиарда фунтов, а к 2016 году достигли суммы в 5.1 миллиарда фунтов. Опыт ведения дел в американском спорте подсказал Глейзерам вероятность такого взрывного роста.

Возможно, они действительно прикипели к клубу и не планируют его продавать в обозримом будущем. Но в американской прессе считают, что рано или поздно Глейзеры захотят выйти из игры, чтобы поставить красивую точку в истории об успешном бизнес-проекте.

https://www.instagram.com/p/CAvooH8H53O/

Другое детище американской семьи — «Тампа-Бэй Бакканирс» — весной подписала контракт с самым великим игроком в истории американского футбола Томом Брэди. Клуб из Флориды, который не выходил в плей-офф с 2007 года, вдруг оказался у всех на устах. Но если «Тампа-Бэй» перешла в режим побед здесь и сейчас, то «Манчестер Юнайтед» продолжает существовать в режиме только финансовых побед.

Читайте также: