Футбол

Александр Дюков дал большое интервью «Матч ТВ». Обсудили лимит на легионеров, VAR и контракт Черчесова

1 марта 10:27
Функционер занимает пост президента Российского футбольного союза год. Пришло время подвести первые итоги и обсудить планы на будущее.
  • В студии «Матч ТВ» ведущие Нобель Арустамян, Константин Генич и Андрей Аршавин поговорили с Александром Дюковым
  • Главными темами разговора стали перемены в российском футболе за последний год, лимит на легионеров, расширение чемпионата и цели сборной на Евро-2020
  • Специально для вас мы собрали самое интересное из этого интервью

Открыть видео

Об итогах года и первой части российского чемпионата

Нобель Арустамян: — Год — это серьезная дистанция. Есть какие-то итоги лично для вас? Как он прошел? 

— Как мне кажется, правильнее, чтобы кто-то другой дал оценку моей работе в РФС. Но если говорить о том, что получилось, то за прошедший год было сделано немало. Ведем работу по многим направлениям. Это и работа с вертикалью национальных сборных команд, и профессиональный футбол, и судейство, это и подготовка спортивного резерва, детско-юношеский футбол, женский футбол, мини-футбол, пляжный футбол и много других направлений. 

Если говорить об основных достижениях и о том, на чем был основной фокус в 2019 году, то прежде всего это работа по реорганизации деятельности Российского футбольного союза по привлечению дополнительного финансирования, увеличению бюджета РФС. И второе важное направление — построение пирамиды детско-юношеского футбола и системы подготовки спортивного резерва.

Александр Дюков / Фото: © РФС

Константин Генич: — Конечно, всех интересует Тинькофф Российская премьер-лига. Как вы оцениваете первую часть сезона и что ждете от второй? И какой вообще общий, так скажем, анализ того, что происходит в лиге?

— Если говорить о первой части чемпионата, то надо сказать, что удалось сохранить интригу. Это и то, какие клубы будут представлять Россию в следующем сезоне в еврокубках, ну и, соответственно, интрига, кто из клубов покинет премьер-лигу. С одной стороны, понятно, что есть лидер, разрыв действительно приличный — 10 очков. Но вы знаете, что в футболе все быстро меняется. Я не помню, это 2012 или 2013 год, когда  «Манчестер Юнайтед» за пять туров до конца имел восьмиочковое преимущество перед «Манчестер Сити» — и это преимущество растерял. 

Действительно после того как наши клубы не смогли пробиться в весеннюю часть еврокубков, зашла речь о возможном регрессе или даже деградации. Это чрезмерно сильная и жесткая оценка происходящего. В том, что это произошло, я считаю есть набор случайных событий. Но в то же время, конечно, нужно признать, что, если посмотреть на наш футбол в целом и на Российскую премьер-лигу, то в принципе за 15 лет мало что изменилось. Если мы посмотрим на ведущие европейские лиги, то увидим, что футбол там развивается. Мы просто стоим на месте, а они уходят вперед. 

О расширении лиги, лимите на легионеров и возвращении к формату «весна-осень»

Андрей Аршавин: — В связи с этим и пошли разговоры о том, что нашу лигу надо реформировать. Говорили, что, может быть, ее нужно увеличить до 18 команд.

— Действительно весной прошлого года одной из первых инициатив Российского футбольного союза было как раз обсуждение возможного изменения формата РПЛ. Нам, конечно, хотелось бы, чтобы клубы премьер-лиги играли больше матчей. Клубы, которые не принимают участие в еврокубках, за сезон проводят 31-32 официальные игры. Это крайне недостаточно. Была поставлена задача разработать формат, который бы увеличил прежде всего количество матчей, но при этом нам нужны, как я и говорил, матчи с более высокой интенсивностью и с большей коммерческой привлекательностью. Лига привлекла PwC (PricewaterhouseCoopers) к работе над созданием нового формата. Было рассмотрено более десяти вариантов, вариант с расширением лиги до 18 клубов был одним из, скажем так, возможных форматов, но его мы детально не рассматривали по одной простой причине — сразу же стало понятно, что это не приведет к росту качества игры, доходов клубов.

На долгосрочную перспективу мы должны ставить перед собой задачу увеличения числа клубов до 18. Но для этого нам нужно иметь по крайней мере 24 или 25 клубов, которые были бы и по уровню, и по инфраструктуре, и по финансовым возможностям соответствующими уровню премьер-лиги. 

Андрей Аршавин: - Александр Валерьевич, про «осень-весна», если коротко, что думаете?

Нобель Арустамян: — Учитывая, что календарь очень плотный и нет резервных дат. Увеличение количества команд — это еще и увеличение игровых дней…

Фото: © личный архив Вячеслава Караваева

— По поводу формата «осень-весна» высказывался уже много раз. Повторюсь: я считаю, что переход на формат «осень-весна» не сделал наш футбол лучше. Были ожидания, что этот переход стимулирует клубы и регионы строить манежи и арены, на которых можно было бы играть и зимой. Но пока что мы видим только одну «Газпром Арену» — арену, на которой мы можем играть и в январе, и в феврале месяце. 

Имеет ли смысл вернуться к формату «весна-осень»? Кроме дополнительной неразберихи и дополнительных проблем, мне кажется, это ничего не создаст. 

Нобель Арустамян: — Еще одна очень важная тема, которая, безусловно, актуальна для клубов, это лимит. Лимит на легионеров, с лета он будет новый, теперь будет заявка «8+17», четыре доморощенных футболиста. На этот счет какие вообще были дискуссии? Этот лимит не повлияет снова на рост цен на российских футболистов?

— Если выбирать между тем лимитом на легионеров, который есть сейчас — «6+5», и тем, который придет ему на смену, мне кажется, что новый лимит более прогрессивный и более правильный. Так это или нет, опять же, покажет время. Я бы все-таки предпочел, чтобы мы больше внимания и сил уделяли развитию детско-юношеского футбола и подготовке спортивного резерва, а не обсуждению лимита. Да, долгосрочно мы должны ставить перед собой задачу уйти от лимита. Готовы ли мы сделать это прямо сейчас? Нет, и, скорее всего, не готов это сделать Минспорта. Устанавливать лимит — это компетенция Министерства спорта.

О судействе, VAR и Кашшаи

Константин Генич: — Одна из самых скандальных тем — судейство в российском футболе. На моей памяти, по-моему, такого количества разговоров про судейство не было ни в одном из сезонов. И это после введения VAR. Были нарекания по работе Александра Егорова, теперь пришел венгр Виктор Кашшаи. Расскажите, как происходил процесс обучения судей для VAR, как станет использоваться система, где окажется эта знаменитая комната VAR, кто за нее будет отвечать, и так далее? И, разумеется, конечно, очень любопытно про Кашшаи послушать — это была ваша идея его пригласить?

— Очень много вопросов, давайте начнем с VAR. Мы действительно готовы к тому, чтобы начиная с 20-го тура использовать VAR на всех матчах. Для того, чтобы это произошло, проделали достаточно серьезную работу, совместно с «Матч ТВ» была создана вот эта комната, центр VAR, который оборудован и готов к использованию. Но наличия центра мало, мы должны были подготовить судей к работе «варами-аварами», соответственно, 28 арбитров готовы выполнять эту работу. Я лично являюсь сторонником VAR, принимал и принимаю самое активное участие в том, чтобы VAR развивался у нас в России и использовался на каждом матче. 

Нобель Арустамян: — Говоря о противниках VAR, есть такие и в европейском футболе, например, Андрей Аршавин, есть президент «Атлетико», который считает, что у нас теперь две проблемы в футболе — судьи и видеоассистенты. Насколько часто вам президенты и владельцы клубов звонят с претензиями по VAR? 

— Звонков много, но они как раз касаются ошибок судей в основном. Это звонки по матчам, на которых VAR не работал. Было несколько вопросов по работе VAR, но эти вопросы вызваны тем, что пока мы не все понимаем, что такое VAR и как он должен использоваться. 

Нобель Арустамян: — Теперь о новом человеке в российском судейском корпусе — Викторе Кашшаи. 

— Ну, что касается Виктора, пока непонятно, как у него получится. Но мы считаем, что у Кашшаи есть все данные для того, чтобы у него получилось. Безусловно, это судья с огромным опытом обслуживания международных матчей, у него есть уже определенный опыт организационной и административной работы, что очень важно. И главное, он действительно очень деятельный, энергичный и позитивный человек. 

О ситуации с «Тамбовом»

Максим Осипенко / Фото: © ФК «Тамбов»

Андрей Аршавин: — Хорошо, давайте перейдем от судей к болельщикам. Болельщики «Тамбова» недовольны тем, что не могут видеть родную команду у себя в городе. На ваш взгляд, нормальная ли это ситуация? Не стоило ли пойти на какие-то снисхождения?

— Безусловно, ненормальная ситуация, когда команда базируется в одном месте, тренируется — во втором, играет — в третьем. Прежде всего это, конечно, плохо с точки зрения болельщиков, они оказываются лишенными футбола. Что касается требований и стандартов лицензирования, то они являются очень жесткими. В данном случае идти на какие-то послабления,  — если говорить о «Тамбове», это не один критерий, это десятки критериев, по которым их стадион не соответствует уровню стадионов Российской премьер-лиги, — было бы неправильно. 

Мы прекрасно понимаем, что современный футбол должен зарабатывать и приносить деньги. Без денег ты не можешь ставить перед собой высокие спортивные задачи. А деньги приносят болельщики. Болельщикам, которые приходят на стадион, должно быть удобно, безопасно и комфортно. Также деньги —  это спонсоры и телевидение. Телевидению нужна красивая картинка, а спонсорам — заполненные трибуны и, опять же, яркая картинка. 

О госфинансировании в российском футболе

Нобель Арустамян: — Одна из самых актуальных тем — это госфинансирование клубов премьер-лиги. Прошел год, как вы стали президентом РФС, насколько реальна проблема для нашего футбола, что и РПЛ, и сами клубы мало зарабатывают денег, реальных денег?

— Спортивный и коммерческий успех идут нога в ногу. Для нас важно, чтобы лига была коммерчески успешной и эффективной. Когда мы говорим о госфинансировании, я бы все-таки разделил финансирование, которое получают клубы из региональных или федеральных бюджетов, и то финансирование, которое получают клубы от компаний с госучастием. Финансирование со стороны компаний с госучастием — это, как правило, спонсорские рекламные контракты, и они действительно важны этим компаниям для продвижения своих брендов.

Вячеслав Караваев / Фото: © личный архив Вячеслава Караваева

— Если говорить о компании «Газпромнефть» в партнерстве с «Зенитом» или в хоккее с «Авангардом», оно помогает нам продвигать наши продукты и увеличивать выручку и доходы. Что же до помощи, которую оказывают региональные бюджеты, то это неправильно, вот. Мы должны ставить перед собой задачу свести эту помощь на ноль — прежде всего я говорю о клубах ФНЛ и РПЛ.

Об отношении к футболу

Нобель Арустамян: — Вы президент одной из самых крупных компаний страны «Газпромнефти». Как вообще у вас возникла идея и желание пойти в РФС?

— Футбол сопровождает меня с детства. Можно сказать, я в футболе с детства. Как-то непродолжительное время занимался одновременно футболом с фехтованием. Футбол мне всегда был интересен. Вы знаете, что достаточно продолжительное время, работая в «Газпромнефти», я был председателем совета директоров, президентом футбольного клуба «Зенит». Работая в «Зените», являлся членом исполкома РФС, участвовал в разработке стратегии развития футбола до 2030 года. Если ты разработал стратегию, то, конечно, хочется ее реализовать. Это очень амбициозная и интересная управленческая задача. Я, безусловно, вижу огромный потенциал, который есть в нашем футболе. 

О совместной работе РФС и РПЛ 

Сергей Прядкин / Фото: © РФС / Михаил Шапаев

Константин Генич: — Вопрос взаимодействия Российского футбольного союза и РПЛ. Кажется, какие-то разногласия между двумя структурами существуют, или это рабочие моменты, которые попадают в публичное пространство, а люди уже дальше начинают сами фантазировать? 

— Это иллюзия, фантазии. Есть рабочие моменты. Что касается Сергея Геннадьевича Прядкина, я его знаю давно, и мы давно совместно работаем. У лиги есть успехи. Все мы прекрасно помним, и Андрей Сергеевич помнит, на каких полях приходилось играть еще 15-20 лет назад. Мы видим сейчас совсем другую инфраструктуру. Да, безусловно, есть еще потенциал для развития спортивной и коммерческой составляющей, но лига знает наши ожидания, что мы хотим видеть успешную лигу. Критерием успешности в спортивном плане является выступление в еврокубках. Лига должна быть также коммерчески успешной.

О наследии ЧМ-2019

Нобель Арустамян: — Великолепные стадионы построены, на них проводятся матчи премьер-лиги. Но есть арены, которые пока не очень задействованы в системе российского футбола. Как с этим быть? 

— У нас есть матчи сборных — первой национальной и молодежной, есть финал Олимп Кубка России и Суперкубок, который мы также можем проводить на этих стадионах. Безусловно, часть стадионов, такие как «Газпром Арена», или «Открытие», или «Ростов», — у них нет проблем, высокая посещаемость. Эти стадионы еще проводят концерты и принимают другие мероприятия. Но по части стадионов, конечно, нам есть над чем работать, надо повышать посещаемость.

Констанин Генич: — Это же, наверное, ненормально, что в Саранске «Мордовия» играет на маленьком стадионе «Старт» с искусственным газоном, а «Тамбов» в премьер-лиге — на большом стадионе, который принимал матчи ЧМ-2018. 

— Это ненормально. Мы со своей стороны пытаемся оказать всяческую помощь правительству Мордовии для того, чтобы оно обратило больше внимания на свою команду. Контакт есть и есть обещание, что правительство Мордовии, решит те долговые проблемы, которые есть у клуба, а также начнет работу по созданию команды, которая могла бы не только закрепиться в ФНЛ, но и ставить перед собой задачу выхода в РПЛ. 

Константин Генич: — А какая сейчас взаимосвязь у РФС с УЕФА и ФИФА? Как часто вы общаетесь с Александром Чеферином и Джанни Инфантино?

— Российскому футбольному союзу с ФИФА и УЕФА удалось выстроить отличные рабочие отношения. Что касается меня, я общаюсь регулярно. Может быть, с президентом УЕФА Александром Чеферином разговариваю чуть чаще, чем с президентом ФИФА. Наверное, видны результаты вот этого общения. Так, нам удалось в прошлом году получить максимальное представительство РФС в комитетах УЕФА. С ФИФА мы договорились об увеличении фонда. Это те деньги, которые получит Российский футбольный союз на реализацию инфраструктурных проектов и на подготовку резерва. Ну, и те решения, которые были приняты, — о проведении в 2021-м чемпионата мира по пляжному футболу в Москве и финала Лиги чемпионов в Петербурге, — в общем-то, являются подтверждением того, что нам доверяют. 

Об участии сборной России в ЧМ-2022

Андрей Аршавин: — Александр Валерьевич, наших болельщиков интересует вопрос: если Россия квалифицируется на ЧМ-2022 в Катар, сможет ли она там сыграть?

— Пока у меня нет никаких писем, никакой информации от УЕФА или ФИФА относительно того, что у нас могут возникнуть проблемы с выступлением нашей сборной в Катаре. Что касается каких-то допинговых проблем в российском футболе, то этого нет. Если мы посмотрим на статистику прошлого года, более 500 проб было взято у российских футболистов различных лиг. Из тех проб, которые были взяты РУСАДА и допинг-офицерами УЕФА: только одна позитивная.  Это футболист не премьер-лиги, он принимал БАД, и в этом БАДе оказался запрещенный препарат. Было вынесено предупреждение, чтобы этот футболист был осторожен в выборе БАДов, которые он принимает. 

У нас нет проблемы допинга и нет никаких оснований ставить вопрос о недопущении нашей сборной. Как и нет никаких оснований не доверять нам проведение каких-то международных футбольных соревнований на территории Российской Федерации. 

О предстоящем Евро-2020 и контракте Черчесова

Нобель Арустамян: — Насколько Санкт-Петербург готов к такому масштабному событию, как чемпионат Европы, ну и, соответственно, к матчам нашей команды на этой арене?

— И город, и стадион готовы. Мы готовы принять матчи Евро уже хоть завтра. Недавно состоялся последний инспекционный визит делегации УЕФА, они подтвердили, что стадион полностью готов к приему игр. 

Нобель Арустамян: — Уже был разговор с командой, со Станиславом Черчесовым на тему задач, которые стоят перед командой? Например, выйти в четвертьфинал либо выиграть турнир.

— Задача очевидная. Следующий турнир, в котором мы участвуем, — это игра в группе. Поэтому задача — выйти из группы. Ну, а дальше будем решать задачи по мере их поступления. 

Станислав Черчесов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

Константин Генич: — Какова ситуация с контрактом Станислава Саламовича? Пока только опять собираем какие-то слухи, в лентах что-то появляется, но официально, по-моему, не было объявлено, что контракт будет продлен до чемпионата мира в Катаре.

— Контракт находится на финальной стадии согласования. Я надеюсь, что в марте он будет подписан.

Нобель Арустамян: — А я правильно понимаю, что одна из причин — это сроки чемпионата мира в Катаре, который в ноябре — в декабре, а не летом.

— Да, все правильно. Тот контракт, который был подписан, предполагал автоматическое продление на 2 года, но продление было до августа 2022-го. Поскольку чемпионат мира в Катаре поставлен на ноябрь — декабрь, то это повлекло за собой дополнительное обсуждение. 

О болельщиках сборной России

Константин Генич: — Как вам нынешнее отношение к российской сборной? Вроде бы по результатам все хорошо, но не обойти же вниманием историю, которая произошла в Сан-Марино.

— В целом мы видим, что отношение к сборной изменилось. На это повлияли и результаты ее выступления на чемпионате мира, и достаточно уверенный выход из группы в отборочных матчах чемпионата Европы. Также важно, что наша сборная стала более открытой, более доступной для болельщиков. Важно, что в команде отличная атмосфера. Этот позитив транслируется болельщикам. Безусловно, результаты значимы, но болельщики видят, что сборная играет с полной самоотдачей в каждом матче, и такую команду хочется поддерживать. 

— Мы стараемся отношение к сборной поддерживать и вовремя сопровождать матчи проведением различных акций, развлекательных мероприятий, которые позволяют создать праздничную атмосферу на играх. То, что произошло в Сан-Марино, — будем считать, что это стечение обстоятельств, форс-мажор. Это событие не отражает отношения многочисленных болельщиков к сборной России. 

Хочу объяснить реакцию РФС. Мы будем делать все для того, чтобы защищать наших людей, это первое. То, что было в Сан-Марино, недопустимо. И это неуважение не только к игроку, в отношении которого эта акция совершается, это неуважение к сборной и ко всем ее многочисленным болельщикам. Поэтому мы с этим будем бороться. Те болельщики, которые участвовали в акции, будут выявлены. На Евро такая поддержка нам и другим не нужна. 

Другие темы, озвученные в специальном эфире «Матч ТВ»:

  • в каком направлении развивается российской футбол
  • изменения в формате Олимп Кубка России
  • для чего была создана ЮФЛ
  • реформы ПФЛ —  к чему они приведут?