Футбол

Неизлечимая болезнь сердца. Шесть лет назад ушел из жизни одессит и спартаковец Илья Цымбаларь

Неизлечимая болезнь сердца. Шесть лет назад ушел из жизни одессит и спартаковец Илья Цымбаларь
Илья Цымбаларь / Фото: © Ben Radford / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Такие раны никогда не заживают.
  • Подарил Александру Кержакову шанс стать лучшим бомбардиром
  • Смеялся заразительнее всех, поэтому его всегда было слышно
  • Не отдал Игорю Чугайнову голевой пас в финале Кубка России, потому что забил сам
  • Вылечил Робсона методом песенной терапии и научил его требовать пиво вместо каши
  • Очень редко давал интервью, хотя был непревзойденным мастером разговорного жанра
  • Танцевал не хуже, чем играл в футбол, — залюбуешься!

Поздним вечером 28 декабря 2013 года в Одессе скончался бывший футболист одесского «Черноморца» и московского «Спартака» Илья Цымбаларь. Илья гостил у брата, на Молдаванке. Примерно в 22:00 ему вдруг стало плохо, а через полчаса сердце остановилось. Цымбаларю было 44 года.

Илью поминают добром все, с кем сводила его жизнь. Нет ни одного человека на Планете Футбол, кто сказал бы о нем хоть одно худое слово.

https://twitter.com/papanin02/status/417056366914994176

«Время было прекрасное, футбол — настоящий, искренний. Как раз для Илюши»

Егор Титов — один из лидеров золотого «Спартака» конца прошлого века. Пока играли в футбол Титов и Цымбаларь, «Спартак» был в таком порядке, что Россия лежала, а Европа регулярно дрожала.

— Чем дальше 90-е, тем глубже я лично убеждаюсь в том, что тогда в России выросло настоящее поколение звезд, воспитанное советской школой. Да-да, звезд, не побоюсь этого слова. Сегодняшним футболистам до них очень далеко.

— Например, Титов и Цымбаларь. Готов свидетельствовать: вы идеально дополняли друг друга.

— Таких, как Титов, в «Спартаке» было полкоманды. В нашем «Спартаке» забивали и отдавали все, включая защитников, и роль лидера мог взять на себя каждый. Именно в этом была уникальность команды.

Егор Титов / Фото: © РИА Новости/Александр Вильф

— Даже такой мастер, как Илья Цымбаларь, не мог считаться ярко выраженным лидером?

— Наверное. Но в свой самый яркий сезон, в 1995-м, когда он и в Лиге чемпионов блистал, и вытаскивал осеннюю часть чемпионата практически в одиночку — равных Илье не было. Его год однозначно.

Сегодня нашему футболу очень не хватает таких личностей, каким был Илюша. Все как-то серо и уныло у нас. Признаюсь честно: я скучаю по тем временам. Пусть угнетало безденежье, пусть не было крутых стадионов, пронырливой и оперативной прессы — но время было прекрасное! И футбол — настоящий, искренний. Как для раз для него.

— Раскройте за истечением срока давности секрет: почему Цымбаларь никогда не бил пенальти?

— Да все по той же причине: полкоманды — качественные пенальтисты, а он никогда не тянул одеяло на себя. Если бы Илья еще и пенальти исполнял — думаю, у Кержакова в глобальной гонке бомбардиров не было бы ни одного шанса…

Илья Цымбаларь / Фото: © Ben Radford / Staff / Global Look Press

«Кровища! Паника! Вроде и плакать надо, а охота смеяться»

Иван Перушкин был личным водителем Олега Романцева с 1997-го по 2002 год. В «Спартак» его привела Лариса Нечаева, но незадолго до смерти (15 июня 1997 года генерального директора «Спартака» расстреляли наемные убийцы) откомандировала Ивана к президенту / главному тренеру Романцеву.

— Илюшка часто приезжал на базу с супругой и детьми, они еще маленькие были. Веселые ребятки, жизнерадостные, активные всегда. Николай Матвеич, водитель нашего автобуса, царствие ему небесное, с мелкими очень хорошо общался. А у него одного пальца не было — вот так, по фалангу.

Сидят как-то, болтают, один из маленьких что-то учудил и говорит Матвеичу: «Можешь так?» Тот в ответ: «Ох, вряд ли. А ты — вот так?»

И свои полпальца — в ноздрю. Якобы весь засунул. Малец долго думать не стал — жжжах себе в нос всем пальцем! Кровища! Паника! Вроде и плакать надо, а охота смеяться…

— А человек Илюша был просто удивительный, таких редко встретишь. Никакого пафоса, никакого зазнайства. Какая бы ситуация ни была — проиграли, плохо выглядели, погода дрянь — он обязательно найдет, куда встроить шутку. И всем сразу становится легче. Его всегда было слышно, потому что где Илюха — там радость и смех. Такие люди в любой команде на вес золота.

В игре и на тренировке — в первых рядах, подколоть кого-нибудь — снова номер один. Когда бразильцы приехали, кто им преподавал русский язык? Понятно, что Илюша. Робсона первым делом научил: идешь к Анне Павловне, повару в Тарасовке, и говоришь: «Анна Пална, пиво давай!»…

Иван Перушкин / Фото: © Константин Столбовский / Матч ТВ

«Сатира, юмор и прикол — естественное состояние его души»

Один из сильнейших защитников в истории российского футбола Игорь Чугайнов часто пересекался с Цымбаларем в сборной России, а под закат его карьеры — еще и в «Локомотиве».

— Два случая расскажу из жизни. Главное, что характеризует Илюху, — он человек-одессит, то есть представитель особой нации. Сатира, юмор и прикол — естественное состояние его души.

Игорь Чугайнов / Фото: © ФК «Сибирь»

— Вот идет финал Кубка России. Дополнительное время, счет 2:2 (2000 год, «Локомотив» — ЦСКА — 3:2. — matchtv.ru). Выбежали с ним вдвоем на вратаря. Илюха меня видит, но пас не отдает. Лучше, чем он, поляну в принципе мало кто видел, а тут вообще все на ладони: отдай Чугу — и Кубок наш, понятно же!

Но нет, смотрю, начинает вратаря, Юру Окрошидзе, обыгрывать. Думаю: «Ну щас только не забей!»

Выкрутился. К нему бегу — с таким лицом, видимо, на котором читается сложная гамма эмоций. А Илюшка на опережение: «Ну я же забил!» «Поэтому, — говорю, — я и буду тебя поздравлять».
Финал Кубка России 2000 год / Фото: © РИА Новости / Владимир Родионов

— И второй случай. Как-то сборная России работала в Тарасовке, а народу для массы не хватало. Восполнили недостачу местными, спартаковцами. Среди них — Робсон по прозвищу Максимка. И кто-то ему в концовке — то ли Юрка Ковтун, то ли Витя Онопко, не помню точно, — но кто-то ему так вставил хорошо! Мяч в сторону, Робсон завалился, катается, охает, предсмертные звуки издает.

Илюха подбегает, встает над ним и начинает исполнять песню, очень тогда популярную: «Ай-йя-я-яй-я-яй, убили негра! Ай-йя-я-я-яй, суки, замочили!»

Робсон живцом вскочил, Илюха такой: «Смотрите, как быстро вылечился!»

Вот это — Илюха. Одно слово — одессит. В моем представлении настоящий одессит — как раз такой, как Илюха. Без подлянки, открытый, веселый, смешной, работящий…

«Мячи по углам Илья раздавал, как руками. И радостно при этом смеялся»

Леонид Трахтенберг — легенда отечественной спортивной журналистики, первый и по хронологии, и по весу пресс-атташе в истории советского спорта, один из отцов-основателей «Спорт-Экспресса».

— Илью первый раз я увидел в Новогорске, когда его позвали в сборную. Нужно было делать репортаж для «СЭ», и мнение дебютанта добавило бы материалу красок. Словно сегодня этого дебютанта помню: большие глаза, большие, как мне показалось, уши…

Леонид Трахтенберг / Фото: © РИА Новости / Александр Натрускин

— Знакомы мы на тот момент, разумеется, не были. Представился. Встретил одобрительный взгляд — читал, знаю. И тут же машет руками: не-не, только не я, пожалуйста! Ладно, думаю, уговорю после тренировки. Но и после — отказ, причем наотрез. Пришлось делать репортаж без дебютанта.

Честно говоря, я был немножко — как бы это сказать правильно? — пожалуй, удивлен. Мне редко кто в те времена отказывал. И только потом, узнав Илью ближе, когда судьба свела нас в «Спартаке», я понял, почему он отказал.

Не потому, что не доверял мне лично. Не потому, что ему нечего было сказать. Илья хорошо ориентировался не только на поле, но и за его пределами, его оценки, взгляды на игру и игроков в неформальной обстановке — они были достаточно интересны.

Илья Цымбаларь в сборной России / Фото: © Stu Forster / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Но я сейчас напрягаю память — и не могу вспомнить, чтобы Цымбаларь, один из самых ярких игроков Европы в своем поколении, раздавал интервью. Кроме, может быть, совсем особых случаев и требований регламента. Другой бы на его месте пользовался такой возможностью, добавляя себе рейтинга через прессу, а Илюша — нет, и точка. Если даже специально озадачиться — найдете совсем немного его интервью.

Сколько коллег обращались ко мне с просьбой организовать встречу с Цымбаларем! Как правило — отказ, причем наотрез: «Ну ты же знаешь, Леонид Федорыч»… И обижаться на него за отказы было невозможно, потому что он всегда при этом заразительно смеялся. Это тем более удивительно, что в неформальной обстановке Илья был тот еще говорун: на базе, в столовой, в самолете, на тренировке.

— Мне кажется, он просто был скромным человеком по своей сути. То, что он делал на поле, не казалось ему чем-то сверхъестественным. Все вокруг думали именно так, а он — нет. Допускаю даже, что Илья себя недооценивал.

И его друг Юра Никифоров — такой же молчун. Но Ника потом стал немножко говорить, а Илья до конца жизни остался в тени. Так и не высказался.

Говорят: бразильцы рождаются с мячом, канадцы — с шайбой. Вот Цымбаларь — бразилец. В ЦСКА, если помните, в один момент приехали два бразильца, чуть ли не первые профессиональные футболисты в нашей лиге: Леонидас и Самарони.

Юрий Никифоров / Фото: © РИА Новости / Владимир Родионов

— Леонидас играл в свое время за «Коринтианс», чья популярность в штате Сан-Паулу сравнима с популярностью «Спартака» в России. То есть к его мнению стоило прислушаться. Когда он увидел, как играет Цымбаларь, сказал: «Единственный футболист «Спартака», который мог бы совершенно спокойно заиграть в Бразилии». Самарони тоже говорил: «Этот парень — бразилец».

Его неевропейская пластика распространялась не только на футбол, но и, вы не поверите, на танцы. Мне кажется, если бы Илюша всерьез занимался современными танцами, он мог достичь серьезных высот. Поднялся бы даже выше, чем в футболе. Двигался он фантастически! Когда мы собирались командой по хорошим поводам — свадьба, день рождения, чей-то отъезд за границу — можно было видеть, как он танцует. Пластика — сумасшедшая!
Леандро Самарони / Фото: © РИА Новости / Саид Царнаев

— Илья был устроен так, чтобы получать от жизни удовольствие. И радовался он не внутри себя, у него не просто улыбка не сходила с уст — он всегда звонко смеялся. Я, пожалуй, не встречал другого такого человека, который смеялся бы так часто и так заразительно. Его очень многие вещи в жизни искренне радовали, но особенно — то, что можно делать на поле, в игре и тренировке.

Он мог парой движений своей волшебной левой оставить за спиной двух игроков — и радостно захохотать. И никто на него никогда не обижался, потому что все знали: Илюша не смеется над людьми, он просто радуется жизни!

https://www.instagram.com/p/B6lxWQBoKnn/

— Левой он не только мог отдавать, но еще и прекрасно бил. Помню, на сборах спорил с Нигматуллиным: сколько положит с радиуса, а то и дальше? Как правило, спор он выигрывал, и Руслан не виноват, что пропускал больше пяти. Потому что мячи по углам Илья раздавал, как руками.

И радостно при этом смеялся…

«Забиваю все время в красно-белой форме. Да и вообще «Спартак» в основном снится»

Некоторые ответы Ильи Цымбаларя на некоторые вопросы корреспондента «Советского спорта Алексея Зинина (30 октября 2000).

— Когда узнали о том, что могли оказаться в «Реале», не испытали чувства обиды?

— А что делать-то? Жизнь на этом не заканчивалась. Мне оставалось играть и не останавливаться на достигнутом. А обид ни на кого никогда я не таил. То, что вовремя не уехал, сказалось на моей карьере не лучшим образом. Окажись я за границей, глядишь, все сложилось бы иначе.

— В 1999-м, пожалуй, самом черном году, травмы преследовали вас одна за одной. Не возникало мыслей о злом роке?

— В тот момент у меня времени не хватало об этом задуматься. Сейчас полагаю, что и не было никакого рока. Просто натура у меня такая: пока можешь бегать — бегаешь, до тех пор, пока себя совсем не доломаешь. Если б себя берег, может, и не было бы таких проблем. Всего мне делали пять операций: три на колено и две на паховые кольца. А микротравм было столько, что и не сосчитать. Но это в порядке вещей.

— Олег Иванович относился к вам особенно тепло…

— Романцев очень много сделал для меня и как для человека, и как для футболиста. Были времена, когда у нас в «Спартаке» сложилась настоящая семья, а Олег Иванович был нам как отец. Большое спасибо ему за это.

Олег Романцев / Фото: Александр Мельников

— Сейчас популярность не ослабевает?

— Пока нет. Особенно часто узнают на рынках и базарах. В итоге приходится покупать продукты за полцены, а иногда и вовсе бесплатно брать. Запомнился случай, как в одном кафе познакомился с директором завода по изготовлению глюкозы. Подписал ему плакат, поговорили немножко, а он на память подарил мне огромный пакет своего продукта. Так мы до сих пор им пользуемся, жена уже забыла, когда последний раз покупала сахар.

— Футбол по ночам не снится?

— Все снится: и тренировки, и игры. Самое интересное, что не мне одному. Иногда у нас с Ирой вообще одинаковые сны бывают. Наутро начинаем рассказывать друг другу, и оказывается, что все совпадает. И команда, и ход игры, и счет.

Илья Цымбаларь / Фото: © РИА Новости / Владимир Родионов

— Голы забиваете?

— Забиваю частенько. И все время в красно-белой форме. Да и вообще «Спартак» в основном снится…

Читайте также: