Футбол

«Муса рухнул в обморок — Слуцкий бушевал». Интервью с Кириллом Панченко

«Муса рухнул в обморок — Слуцкий бушевал». Интервью с Кириллом Панченко
Кирилл Панченко / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов
Отвечая на вопросы matchtv.ru, динамовский форвард приоткрыл завесу над тем, что происходит в его команде — и его жизни.

— В октябре вам исполнилось 30. Как посреди сезона отметить юбилей и не нанести удар по кондициям?

— Помнить, что ты профессионал. Никаких поблажек, хоть и круглая дата. Семейный ужин — не более. Я, например, не сделал вообще ни глотка. В сезоне к алкоголю не прикасаюсь. В отпуске немножко можно.

— Зачем тогда итальянцы и испанцы позволяют себе красненькое перед матчем?

— Каждый готовится по-своему. Помню, румын Доринел Мунтяну в «Мордовии» тоже винцо практиковал. Грузинское, вроде «Киндзмараули». Приходим на ужин накануне матча — стоят бутылки. «В Европе так принято, — говорит тренер. — Чтобы посидеть, пообщаться, расслабиться и пойти спать в добром настроении». Но тут кто как привык. Мне это не надо, хотя стрессов в футболе очень много.

Доринел Мунтяну / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Каких это?

— Чисто спортивных. Есть такие, которые не переживают. Сыграл сегодня плохо — ничего страшного, завтра сыграю лучше. А я нервничаю. Может, даже чересчур. Супруга говорит: после игры со мной лучше не разговаривать какое-то время.

— Как снимаете стресс?

— Вернулся домой, час погружен в себя, потом начинаешь с детьми играть, с женой общаться на нефутбольные темы — жизнь налаживается. Утром встал — вчерашнее подзабылось.

— Кажется, Нобоа, улыбаясь в торговом центре, занимался именно этим. Налаживал жизнь, а вовсе не радовался поражениям, как решили динамовские фанаты.

— Естественно. Убиваться, не выходя из дома, только хуже. Ничего уже не изменишь, результат на табло. А самому себе каждый из нас предъявляет, поверьте. И за командный проигрыш, и за собственную игру. Я максималист, поэтому в первую очередь копаюсь в себе. Знаю, как реагирует на подобные вещи Акинфеев: выиграли 2:0 — он самый счастливый человек; 2:1 — к Игорю лучше не подходить. Для меня победа и победа при моей плохой игре тоже очень разные истории.

— Кирилл Новиков прилично изменил игру команды с точки зрения тактики?

— Честно говоря, был приятно удивлен тактической грамотностью и объемом знаний Новикова. Очень хорошо подкован, объясняет доходчиво, футболисты все понимают. На поле видно, чего и за счет чего мы хотим добиться. Разбирали каждого соперника. Отсюда беспроигрышная шестиматчевая серия. Если весной будем выходить на матчи настолько готовыми, все у нас получится.

Матч между командами «Локомотив» и «Динамо» / Фото: © Василий Пономарев / Sportbox.ru

— «Динамо» не слишком много забивало, лишь у Филиппа на счету больше двух мячей. Упрекали себя?

— Уже говорил, что копаюсь в себе. Да и отец, который был отличным форвардом, лучшим бомбардиром чемпионата России, участвует в анализе. Где-то принимал неправильные решения, где-то защитники и вратари соперника здорово играли. Конечно, два забитых мяча — мало. Игрового времени хотелось бы побольше, это тоже сказывается на психологии. Но вопросы привык задавать только самому себе. Скажем, забей пенальти «Ахмату», глядишь, и три следующих — с «Ростовом» и «Локомотивом» — доверили бы. Но их уже исполнял Филипп. Очень рад за немца, молодец. Ему пришлось непросто в плане адаптации, но помогали всем коллективом, и к зиме дела улучшились.

— Он же ваш прямой конкурент за место в составе?

— Получается, что тренеры выпускают либо меня, либо Максимилиана. Вдвоем пока не играли, значит, действительно конкуренты. Но у нас отличные отношения. Это здоровое соперничество за место в составе, оно подстегивает. Поначалу Филипп больше играл, затем я, в последних турах снова Максимилиан. Я уверен в своих силах, не боюсь конкуренции ни с кем.

— Через полгода у вас заканчивается контракт. Какие мысли по этому поводу?

— У «Динамо» особая роль в моей жизни. Хочется играть в нем как можно дольше, побеждать, занимать высокие места, радовать болельщиков — это было бы исполнением мечты. Но важно и то, что по поводу будущего думают руководители клуба и тренерский штаб. Последние четыре матча я оставался в запасе. Для меня это психологически сложно. Не могу смотреть за другими со стороны, хочется играть. Но так уж складывались матчи. В какой-то момент уже должен был выходить на поле, однако кто-то получал травму, и на замену выходил другой.

— Цитирую Андрея Созина, члена комитета по этике РФС. «Бить по воротам — хорошее качество, но когда совсем не идет, нужно остановиться. Панченко очень предсказуем, с трибуны понятно, что будет делать. Поэтому правильно, что «Динамо» ищет забивного нападающего». Сказано было в августе, после вашего поражения от «Зенита».

— С трибуны виднее. Я тоже могу сесть на трибуну и еще не такое разглядеть. Критика должна быть, поэтому не говорю, что он не прав. В предыдущей игре со «Спартаком», допустим, я ударил по воротам 12 раз. Удары — мое сильное качество, я не смогу забить, если перестану бить. В ряде случаев, наверное, следовало отдать пас. Но решение, которое принималось в конкретной ситуации, на тот момент казалось наилучшим.

В разговор вступает Виктор Панченко:

— Что такое 12 раз пробить по воротам? Это значит 12 раз принять мяч в зоне между защитой и полузащитой «Спартака», причем на его стадионе, развернуться, подготовиться и пробить. Не хватило одного попадания. Забил бы, носили бы на руках и говорили: «Какой молодец, что не боится брать ответственность на себя». Другое дело, что не надо бить выше ворот, с пеленок ему это говорил.

Кирилл Панченко / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— И Эдуард Малофеев так считает. Почему мимо можно, а выше нет?

Виктор: — Потому что выше — признак нехватки класса. Значит, не дошел до мяча, не так поставил ногу, поторопился, не оценил ситуацию. В штангу, во вратаря попади — только не выше, таков футбольный закон. Меня так учили, и я так учу. Но сами по себе 12 ударов — плюс, а не минус. Зона, в которой надо принимать мяч, самая опасная, там всегда толкаются, бьют по ногам. Кириллу мешали семь разрушителей «Спартака». Несмотря на это, было сделано 12 попыток.

— Пришел на огневой рубеж первым, сделал правильную изготовку, произвел 12 выстрелов — не закрыл ни одну мишень. Можно и так сказать.

Виктор: — Футбол — не биатлон, где реализация в среднем под 90 процентов. Но согласен, концентрация важна. Вложись конкретно в один удар, попробуй из-под ноги, такие часто заходят. Пусть Созину понравится. До этого он говорил, что Панченко все делает верно, пусть и дальше бьет. Потом передумал. Я был на матче Россия — Казахстан в Калининграде, Головин ударил по воротам 17 раз. Но сборная выиграла 1:0, и Головина не ругали. А уж после дубля за «Монако» и подавно. Выиграло бы «Динамо» — про Панченко тоже отзывались бы позитивно.

— Почему «Динамо» опустилось при Дмитрии Хохлове на 15-е место — ваша версия?

Виктор: — Мне передали слова Хохлова уже после его отставки. Сожалеет, что максимально задействовал новичков. Я думал, он этого не сознает, но тренер сказал то же, что мне кажется главной причиной: нельзя было так резко обновлять состав. Команда сыгралась, были связи, взаимодействие. Потом не стало. Перед самым началом сезона в составе оказались люди, для которых все в «Динамо» было незнакомым.

Кирилл Панченко и Дмитрий Хохлов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Кирилл, вы воспитанник школы ЦСКА. Почему начали профессиональную карьеру на юге?

— Закончил школу, не проходил в дубль. Надо было пробовать силы в другом месте.

— Объективно не проходили?

— Скорее да, чем нет. Начинал в «Локомотиве», затем ЦСКА, потом снова вернулся в «Локо». Ни там, ни там остаться не получилось. Полгода отыграл в КФК и поехал в «Динамо» (Ставрополь).

Виктор: — В свое время только в интернате «Локомотива» можно было совмещать учебу с проживанием. Необходимое условие, поскольку, работая агентом, я постоянно мотался по стране. Когда стал спортивным директором ЦСКА, забрал Кирилла к себе. В какой-то момент состоялся разговор с Евгением Гинером: «Тренеры сказали, что твой сын не будет играть в большой футбол».

— В «Локомотиве» тоже так сказали?

Виктор: — Беседы с глазу на глаз не было. Кирилл играл за команды всех возрастов, кроме дубля, потом состоялся выпуск, пять человек оставили, другим пожелали удачи. Спасибо Валерию Четверику, взял Кирилла в московский любительский «Спартак-Авто», который он тогда тренировал.

— «Пюник» — что за строчка в вашей биографии?

Кирилл: — Им нужен был нападающий на Кубок Содружества. Отец предложил меня Валерию Оганесяну, опекавшему «Пюник». Включили в заявку, провел три игры, забил головой после углового. Потом армянский банкет, вот и вся история.

Валерий Оганесян / Фото: © ФК «Арарат» Москва

— Агент Кахор Муминов сказал в интервью: «Чтобы вернуться в топ-клуб, нужно помесить грязь в Томске, как Дзюба и Панченко, пожить в не очень хороших квартирах, в нескольких часах лета от дома». Прав?

— Сто процентов. Благодарен судьбе, что прошел через всё, с низов до премьер-лиги. В убитых общежитиях жил, зарплату не платили по полгода, на автобусе в день игры проезжал по 700 километров.

— Это как?

— Из Ставрополя в Махачкалу. Играли с «Дагдизелем», начало в 15.30, выехали в 4 утра. Ливень был страшный, попросили сдвинуть игру на полчаса, регламент позволял. Приехали, переоделись, вышли на поле, проиграли 2:4 — и обратно еще 700 км. Не раз такое было, есть что вспомнить.

— Ноги разве не отекают в поездке? Как играть?

— Кто там думал про какие-то ноги? Надо, и всё. Недавно «Динамо» летало во Владивосток — 10 часов в самолете переносятся легче, чем тот автобус. Хотя тоже не сахар.

— Где вам не платили полгода?

— Там же, в Ставрополе. Но меня тогда деньги не очень заботили. Игроки постарше бились за зарплату до конца, а я, наоборот, уговаривал: «Да ладно вам бастовать, отдадут рано или поздно. Не та сумма, чтобы переживать». Настолько хотел играть, что сказали бы самому доплатить — согласился бы, наверное. Жил на базе, потом в гостинице. Нас выселяли, не кормили, клуб даже за это не мог заплатить, батонами перебивались. Нынешних молодых в такое погрузи — закончат с футболом. А мне в кайф было.

Кирилл Панченко / Фото: © РИА Новости / Виталий Белоусов

— Закаляет футбол со взрослыми мужиками, готовыми ноги откусить за премиальные?

— Не то слово. Зона «Юг», представляете, что это такое. По две команды в Махачкале и Владикавказе, «Ангушт», «Машук»… Сполна ощутил кавказский темперамент. Плюс «Жемчужина» и «Краснодар», которые ставили задачу. Огонь, а не лига. Сочинцы в 2009-м, помню, приехали в Ставрополь на оранжевом суперавтобусе. Упакованные, в шикарной экипировке. Телефоны, говорят, по пути в автобусе заряжаем. На них смотрели, как на инопланетян. А они на нас — как на зоопарк. Поупирались, я забил, но сгорели 1:2.

— Что происходит с «Мордовией», где вы играли? Окоченение какое-то.

— Тогда была в самом соку. Вспоминаю Саранск с ностальгией, все получалось и у команды, и у меня, стадион битком.

— Был в Саранске легендарный матч с вашим участием, но уже за ЦСКА. Армейцы выиграли у «Мордовии» 6:4, хотя уступали 0:3.

— Там я вышел на замену и забил первый ответный после углового, после этого игра у хозяев сломалась. Внес, считаю, вклад в чемпионство.

Виктор: — Я тогда в Саранске работал. Был уверен, что после 3:0 надо сушить игру и менять хавбека Джало, который наелся и уже имел предупреждение. Андрей Гордеев решил, что надо продолжать тем же составом, ведь ЦСКА играл вдесятером после удаления Фернандеса. Не стал выпускать пятого защитника, Джало вскоре удалился, получив вторую желтую, «Мордовия» проиграла.

Кирилл: — После чемпионата мира ажиотаж схлынул, на футбол в Саранске ходит по 300 зрителей, команда камнем идет на дно. Обидно и жалко.

— Где хранится ваша чемпионская медаль, добытая в ЦСКА?

— Дома. И золотая, и серебряная, и медаль за Суперкубок.

— Многие футболисты всю карьеру стремятся к такому набору, но так и не дотягиваются. 

Виктор: — Это точно. Сейчас вот с вами беседуем, а в телевизоре Дзюба забивает. Лидер, не первый год на виду и на слуху, но недавнее чемпионство «Зенита» для него первое. Благодарны Гинеру, Бабаеву и Слуцкому за переход Кирилла из «Томи» в ЦСКА. Отпускали его как воспитанника школы бесплатно, а за возвращение пришлось что-то платить. Но Гинер на это пошел. Помню, Слуцкий приводил аргумент: «В ЦСКА добьешься титулов и получишь удовольствие от футбола, соглашайся».

Кирилл: — Два подряд чемпионских сэйва Акинфеева на последних минутах матча в Казани в 2016 году не забуду никогда. Потрясающие ощущения.

Смотреть на YouTube

— Слуцкий — весельчак?

Кирилл: — В первую очередь отличный тренер. И игру поставить может, и объяснит все толково.

— Самый смешной троллинг Слуцкого игроками ЦСКА на вашей памяти?

— Его не всем можно было троллить. Меня бы тренер закопал за такое. Нормальный мужик, правильно все воспринимал, но одно дело — молодые, другое — Березуцкие или Акинфеев. Они могли себе позволить.

— Думбья подкалывали в команде за предпенсионный внешний вид?

— Было. Но до пенсии ему точно далеко. Думбия на тренировках и в игре — два разных человека. В первом случае — расслабленный, во втором — резкий и внезапный, просто ураган. Когда я пришел из «Томи», Думбия сказал, что отдаст мне свой 88-й номер, если его продадут.

— Хонда, кажется, был попрохладнее.

— Я его так до конца и не понял. Мы особо не общались, японец постоянно находился в компании земляка-терапевта или вроде того. Получал от него питье не по минутам, а по секундам. Посмотрит на часы — протягивает Хонде бутылочку. Поначалу второму японцу не разрешали присутствовать на тренировках. Хонда сказал: «Без него отказываюсь работать». С тех пор терапевт неизменно ходил вокруг поля. Поддерживал в японце профессионализм, которого и так через край.

Кейсуке Хонда / Фото: © РИА Новости / Алексей Даничев

— Вернблума не хватает не только ЦСКА, но и вообще российскому чемпионату, согласны?

— Швед уникальный. На поле сумасшедший, в жизни тихоня. Не знаком с Гацканом, но в этом они похожи, если судить со стороны. С Понтусом были отличные отношения до тех пор, пока не начиналась игра. Во время матча он орал на меня постоянно. И никогда не извинялся потом. Мог подойти на следующий день: «Паня, ты как?» Будто и не было вчерашнего представления. Есть видео игры с «Торпедо», в которой я забил свой первый армейский гол. Вернблум взял меня за шкирку, потянул вверх и начал жутко материться по-английски прямо в лицо.

Молодым вообще спуску не давал. Мог нарочно прыгнуть двумя ногами вперед, если видел, что кто-то недорабатывает на тренировках. Обожал хоккей, постоянно резался в Play Station. Такой футболист в команде — больше половины успеха. Вагнер Лав и Думбия много забивали, но без Понтуса, братьев, Акинфеева, Игнашевича победы не пришли бы.

— В «Динамо» есть свой Вернблум?

— Наверное, Володя Рыков. Но Понтус есть Понтус.

— Эльм был другим?

— Абсолютно. Хотя футболист потрясающий. Очень жаль, что не смог победить болезнь и остаться в футболе.

— Кто из нынешних иностранцев «Динамо» главный приколист?

— Н’Жие юморной, открытый. И Хильемарк, конечно. У того вообще рот не закрывается, постоянная улыбка, что-то отчебучивает сам с собой.

Матч между командами ПФК ЦСКА и «Динамо» / Фото: Василий Пономарев / Sportbox.ru

— На профессиональном уровне вы забили 88 мячей. Когда рассчитываете закрыть сотню?

— Не знал, что 88. Теперь точно возьму 100 за ориентир, а когда — посмотрим. Хочется побыстрей.

— Иногда спрашиваю футболистов-мусульман про их посты. Знаю, что вы соблюдаете православные, которые в чем-то жестче. На игре воздержание сказывается?

— Я очень верующий человек, поэтому посты соблюдаю от и до, даже на сборах. Скажу так: можно кушать и ходить злым, а можно поститься и сохранять хорошее настроение. Когда не ем, наоборот, сил прибавляется. Утром и вечером молюсь, благодарю Бога и чувствую себя прекрасно.

— Посты бывают строгие и не очень. Блюдете по максимуму?

— Обязательно. Ни рыбы, ни мяса, ни любой другой животной пищи в те дни, когда не положено.

— Что говорят клубные доктора?

— По физическим показателям все нормально, чувствую себя легче. Мусульманам сложней в этом смысле, им до заката пить нельзя. Жара без воды плохо переносится. Помню, летом в Ватутинках Муса на тренировке в обморок упал. Слуцкий бушевал: «Скажите ему, что в таком состоянии в футбол не играют!» Все зависит от твоего отношения. Нужно воспринимать пост с благодарностью к Богу, тогда перенесешь легко.

— Вы и Шунин в начале сезона общались с фанатами после поражений. Как ощущения?

— Иной раз сам удивляюсь роли миротворца: «Почему я?» Но надо разговаривать, куда деться. Во Владивосток прилетело чуть ли не 150 человек, как тут уйдешь в раздевалку, если люди через полмира добирались? Да, приходится многое выслушивать. Но для команды так лучше. Мы приняли на себя — донесли остальным. Ни одно слово болельщиков не проходило мимо команды, поверьте. Мы переживали, очень хотели играть лучше. В последних матчах было приятно слышать, как сектора аплодируют каждому нашему подкату. «Динамо» сейчас на позитиве. С 15-го места поднялись на восьмое, рассчитываем весной продолжить в том же духе.

— После матча в Сочи вы пригласили фанатов для разговора на базу. Пейнтбольный вариант не рассматривали?

— Мне нечего бояться, перед трибунами чист. Если бы играл спустя рукава, другое дело. А когда отдаешься игре полностью, не стыдно. Выслушиваю, что нам говорят, и стараюсь в каждом следующем матче сыграть лучше.

— Чья была идея — купить болельщикам 700 билетов на домашний матч с «Краснодаром» за счет игроков?

— У меня хорошие отношения с некоторыми «ультрас» «Динамо», да и ЦСКА тоже. Позвонил знакомый из этих кругов, спросил, как отнесусь к такому. Идея была его, доносил до команды я. Ребята откликнулись, получилась акция.

— Дмитрий Хохлов сказал после поражения от «Зенита»: «Во втором тайме неправильно располагались, занимали не те зоны». Что должно быть в головах у футболистов, чтобы сыграть вопреки установке тренера? Забыли? Или забили?

— Надо учитывать уровень сопротивления. Можно показать на макете: «Ты сюда, он туда, разыграли, забили». Но против «Зенита» не получится, потому что это сильный соперник, который перекрывает зоны. Ты попадаешь в цейтнот, игра идет по другому сценарию. «Пойду-ка я нарушу установку» — такого не бывает. Тебя заменят, и всё.

https://www.instagram.com/p/BLBTFtnDIlN/?taken-by=fcdm_official

— Почти двадцать лет назад, Кирилл, я сделал интервью с вашим отцом, который потерял жену. А вы мать. Что-то помните из раннего детства?

— Смутно. Помню, что папа был хорошим футболистом. И все время в разъездах, как я сейчас. Жили в Липецке, потом переехали в Набережные Челны, там он меня уже на тренировки брал. Команда на поле, а я в автобус залезу и за руль дергаю, представляю себя шофером. Когда не стало мамы, папа увез меня на Ставрополье, в Георгиевск. Он работал, пытался с нуля поднять клуб, за мной присматривала бабушка.

— Смерть мамы помните?

— Она умерла в больнице. Мне ничего не говорили в мои 9 лет, пока не пришел из школы. Гнетущая атмосфера в доме, молчание, слезы. Понял, что с самым близким человеком случилось что-то очень плохое.

Виктор: — Я прилетел из Георгиевска, «КАМАЗ» и Четверик помогали с похоронами. У нас была двухкомнатная квартира. Кирилл переступил порог в синем костюмчике, увидел Лену, спросил: «Мама спит?» — «Да». Я не нашел в себе силы ответить что-то другое. «И больше никогда не проснется?» — «Нет». Он заплакал и убежал.

— Мама умерла от цирроза печени. Болезнь проявлялась в быту до ее смерти?

Виктор: — Это не было связано с алкоголем. Лена какое-то время жила в Мурманске, недалеко от базы атомного флота. Возможно, как-то повлияло.

— Вскоре были еще одни похороны.

Кирилл: — Вторая жена отца, теть Жанна, умерла после родов моего брата Филиппа. Хоронили в Набережных Челнах, но от этого меня оградили. Сейчас понимаю: детство было суровым. А тогда многое воспринималось по-другому. Двор, мяч, друзья, папа обеспечивал семью, добивался своих целей. Жили, как многие в СССР. Лихими 90-ми ту эпоху назовут позже.

Виктор: — Детям не объяснишь, что такое кризис, дефолт и отсутствие работы. Приехал в Москву с двумя пацанами на руках — крутись, как хочешь.

— С братом видитесь?

Кирилл: — С Филиппом хорошие отношения. Живем в пятистах метрах друг от друга. Брату двадцать, самостоятельный парень, творческая личность. Песни пишет, в клипах снимался.

— Когда отец — агент сына, как решается финансовый вопрос? У вас контракт? Или «по-чесноку»?

— «По-чесноку». Друг к другу относимся с теплотой, из-за денег не ссоримся.

— Но семейные бюджеты разные. Заранее оговариваете, сколько процентов кому и за что?

— Уверен, это никогда не будет проблемой. Отец меня вырастил и воспитал, деньги между нами не встанут. Возвращаю вложенное, поскольку есть возможность, ни о каких процентах речь не идет.

— Дочка продолжает заниматься конным спортом?

— Кристине семь лет, уже участвовала в соревнованиях по выездке, завоевала серебряную медаль на московском турнире. Посмотрим, как пойдет. Но с октября у нас пауза в тренировках. За два дня до матча с ЦСКА дочка упала с лошади, сломала руку. Мы с супругой Яной были в шоке, а вот Кристина поразила мужеством. Кажется, мы переживали гораздо больше. Я о футболе вообще не мог думать, не представлял, как выйду на матч.

Динамовские врачи Александр Ярдошвили и Александр Родионов старались успокоить, посоветовали, где сделать операцию. За следующий день ее удачно провели, вставили спицы, так что против ЦСКА выходил с правильным настроем. Мы выиграли, победу посвятил Кристине. На память останется командное фото из раздевалки, где я в футболке с надписью: «Доча, для тебя».

https://www.instagram.com/p/B4IZ-r-jRMX/

— Что можете сделать по дому своими руками?

— В отвертках и молотках не силен. Но гостей сумею угостить салатом и жареным мясом, например.

— Отец сейчас работает в ростовском СКА. Рассматриваете такой вариант продолжения карьеры лет через несколько?

— Папе готов помочь в любом городе и любой лиге. Но сначала помогу «Динамо».

— Есть мнение, что вам не хватает отцовской настырности.

— У нас разные позиции. Видел много матчей отца, и пять его голов в одной игре тоже. Он играл на острие, я чуть в оттяжке. Хотя в штрафной, соглашусь, настойчивость и голевое чутье лишними не бывают.

— Ругает отец после матчей?

— Случается.

Виктор: — Чаще ругаю, чем хвалю, — я бы так сказал. 

Читайте также: