Футбол

«Родионов подошел и говорит: «Кто может? У меня сил нет». 30 лет «золотому голу» Валерия Шмарова

«Родионов подошел и говорит: «Кто может? У меня сил нет». 30 лет «золотому голу» Валерия Шмарова
Валерий Шмаров / Фото: © РИА Новости / Сергей Гунеев
30 лет назад «Спартак» стал чемпионом СССР на предпоследней минуте предпоследнего матча.

За три дня до

20 октября 2019-го, дело к полудню. Трагическая для «Спартака» дата — годовщина трагедии в «Лужниках», когда в дикой давке погибли болельщики. На территорию академии имени Федора Черенкова в Сокольниках не заехать. Только пешим ходом, паркуйся где сможешь: «Мест нет», — объявляет оцепление.

Все понимаем: ожидается прибытие высоких гостей — Томаса Цорна и Доменико Тедеско, но по рангу ли им такой уровень личной безопасности?

А мест действительно нет, однако Цорн с Тедеско, слава богу, не виноваты: на полях академии идет глобальный любительский турнир. Тут несколько сотен футболистов, а с ними жены, дети и друзья, а у друзей тоже есть друзья…

Среди сотен не сразу, но углядишь Юрия Ковтуна, Дмитрия Хлестова, Валерия Шмарова. Шмаров стоит на бровке, сложив руки на груди, и с веселым скепсисом наблюдает за игрой.

Он-то нам и нужен.

— Почему мастера не на поле, Валерий?

— Набегался за последнее время, дайте отдохнуть ветерану.

— Счет по игре?

— Горим 0:4. Половины состава нет, наигрываем молодежь. Все, уже сгорели…

Валерий Шмаров / Фото: © РИА Новости / Владимир Родионов

За 30 лет до

  • 23 октября 1989 года 24-летний форвард «Спартака» Шмаров официально оформил красно-белое чемпионство — последнее, как оказалось, в чемпионатах СССР. В 29-м туре «Спартак» принимал киевское «Динамо», и стоит ли говорить, каким принципиальным было это соперничество!
  • Победа гарантировала Москве золото, в этом случае не важно, как сыграет в Ленинграде главный конкурент «Днепр». На трибунах «Лужников» — 60 тысяч зрителей.
  • В дебюте Олег Протасов открыл счет, и у киевлян зародилась надежда на месть за жестокое домашнее поражение в первом круге (1:4). Но «Спартак» в тот день доминировал, мог забить не однажды, и во втором тайме Евгений Кузнецов нарисовал на табло 1:1.
  • На 89-й минуте арбитр Шароян назначил опасный штрафной у ворот Вячеслава Чанова: пара метров до разметки, ощутимо правее центра. К мячу подошел штатный исполнитель Сергей Родионов, рядом курсировали Шмаров и Геннадий Морозов.
  • В итоге случился самый неожиданный расклад: удар исполнил Шмаров, да как! Мягко, но сильно, вроде как даже с подсечкой, с хитрым вращением, точно в «девять». У Чанова — ни шанса, «Спартак» — чемпион, фото и видео летящего по полю Шмарова до сих пор первые на выдаче в любом поисковике…
Сергей Родионов / Фото: © РИА Новости / Сергей Гунеев

«Я к вниманию ровно дышу. Зачем мне внимание?»

— «Золотой гол Шмарова» — хороший ориентир для журналистов. Как не отметить очередную круглую дату! А между ними вас не видно, о вас не слышно…

— Ну и нормально, в таком темпе и вспоминайте. Я к вниманию ровно дышу. Зачем мне внимание? Лучше буду заниматься карьерой сына. Егор — большой талант, считаю. Ему 16, он в «Локомотиве», центральный нападающий.

— Пошел по стопам отца.

— Я больше справа играл, и он начинал тоже справа — тут, в «Спартаке». Когда перешли в «Локомотив», позицию ему поменяли.

— Это ведь тот самый Егор, который уничтожил бесценный артефакт — мяч, влетевший в «девятку» киевских ворот от папиной ноги?

— Нет. Мяч Денис разбил во дворе, старший сын.

— Кто дал ему такое право?

— Играть пацанам было нечем. Как не дать?

— Крайне необдуманный поступок.

— Кто мог тогда знать, что ему место в музее?

— Как вы заполучили ценный приз?

— Честно говоря, не уверен, что тот мяч — чемпионский. Играли же тремя. Схватил первый попавшийся, забрал себе.

— Зато ваша игровая форма, точно знаю, сначала экспонировалась на родине, в Воронеже, а потом переехала в музей «Спартака».

— Воронежский музей спорта на Центральном стадионе вернул без проблем. Вещь все-таки спартаковская, что ей в Воронеже делать?

— Интересно, попадет ли в музей форма Дениса Глушакова, который в чемпионском сезоне фактически повторил историю: забил исключительно красивый и очень важный гол «Амкару» на последних секундах. У вас есть наследник.

— «Спартак» тогда часто забивал на последних минутах, дожимал соперников, вырывал очки. Хорошая традиция, пусть она продолжается.

Денис Глушаков / Фото: © РИА Новости/Виталий Белоусов

«Морозов иногда справа хорошо попадал — раза два в неделю. А я каждый день по 20»

— Это же не ваша была работа — исполнять стандарты.

— По классике — да, всегда бил Родионов. Но в команде тогда никого не было, кто мог исполнить с левой, поэтому я ее усиленно тренировал. Мы первый гол в том матче как забили, знаете? Я с левой пробил, Женя Кузнецов вовремя отметился на ближней штанге — то ли ногу подставил, то ли мяч в него попал, до сих пор непонятно. Главное, что мяч правильно отскочил.

И до этого я исполнял два штрафных с левой, тоже неплохо получилось. Как Чанов один из этих ударов вытащил — до сих пор нет понятия. Совершил вратарское чудо.
Геннадий Морозов / Фото: © РИА Новости / Сергей Гунеев

— Вы как-то сказали про одного из вратарей: «У него пуля в голове, как положено». У всех вратарей пули, нет исключений?

— Пуля — не приговор вратарям. Далеко не всем, вернее.

— Спартаковскую раму в том матче защищал Станислав Черчесов. Что скажете?

— Нормально все, Черчесов как раз в полном порядке.

— Значит, была уверенность: моя левая, пробью и забью.

— Серега Родионов подошел и говорит: «Кто может? У меня сил нет». И я понял, что надо брать инициативу в свои руки. Или в ноги. Уверенность была, потому что на тренировках я 8 из 10 раскладывал по «девяткам». Выходил за полчаса до начала с сеткой мячей, их 20 штук — и давай колбасить. Генка Мороз, который мяч устанавливал и запутал Киев, тоже мог исполнить. Но там нужна была левая.

— Морозов без особого удара был вроде.

— Иногда справа очень хорошо попадал — раза два в неделю. А я каждый день по 20. Поэтому хорошо знал, как разбежаться, как ногу ставить. Все получилось, мяч «клюнул», поэтому его вратарь и не достал.

Станислав Черчесов / Фото: © РИА Новости / Игорь Уткин

«У вас короткий пас — 40 метров, а длинный — на трибуну?»

— 23 октября 1989-го — пик карьеры или вспоминается что-то поинтереснее?

— Гол, конечно, самый лучший, самый важный. Пик, говорите? Мы отлично играли в 1995-м, когда я вернулся в «Спартак». В Лиге чемпионов чуть-чуть не хватило, в чемпионате заняли третье место по стечению обстоятельств.

— Это правда, что у вас тогда случился конфликт с Ярцевым?

— С Георгием Санычем — никогда. Но темы ухода из «Спартака» лучше не касаться.

— С вами в «Карлсруэ» зажигал Сергей Кирьяков, про которого ходят легенды. Говорят, в юношах это был такой ураган, какого земля русская не порождала ни до ни после.

— По юношам я за Кирей не следил, а в «Карлсруэ» он выглядел очень прилично. Маленький, быстрый, резкий и с головой. Немцы немножко прямолинейные, а Киря очень хитрый, этим здорово выделялся.

— Идеальный партнер?

— Один из лучших. Я всегда старался быть на поле звеном, а не элементом. Поздно понял, что для нападающего это, пожалуй, не очень правильно: надо больше брать на себя, быть эгоистом.

Сергей Кирьяков / Фото: © Martin Rose / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

— Может, поэтому Винфрид Шефер перевел вас на фланг обороны?

— Я не защитником я был — вся бровка моя. Когда пришел в «Карлсруэ», постоянно шея болела: с утра до вечера крутишь головой, потому что все мячи идут над тобой. Вообще не было такого навыка: бороться за длинные мячи со здоровыми защитниками. Говорю им: «У вас короткий пас — 40 метров, а длинный на трибуну?»

Но потом собрались ребята потехничнее: Вольфганг Рольфф, бывший игрок сборной, Манфред Бендер из «Баварии», Кирьяков. Мы стали прилично выглядеть. До последнего тура шли на третьем месте. Заканчиваем с «Ваттеншайдом», который уже вылетел из бундеслиги. Нас, по-моему, даже ничья устраивала, чтобы остаться в тройке. А конкурентам — кому 3:0 надо, кому 4:2. В итоге попали на 1:5 и заняли 6-е место.

С «Карлсруэ» мы дошли до полуфинала Кубка УЕФА, а должны были играть в финале. В Зальцбурге сделали 0:0, думали, дома разорвем, а тут три травмы, две желтые — минус 5 человек основного состав, 1:1. А так вышли бы на «Интер» Шалимова.
Валерий Шмаров / Фото: © РИА Новости / Владимир Родионов

— Как считает, ваша карьера состоялась или главное недоиграно?

— Все нормально у меня. Но процентов 40 изменил бы — не в поступках и решениях, а в игровом плане. Точно был бы понаглее. Злым надо быть на поле. В первую очередь — на себя.

— Почему вы не на тренерской работе?

— Нет желания. Было да сплыло. Крылья обрубили однажды в Воронеже, и все. Когда сына выпущу в большое плавание — подумаю, чем заняться, как лечиться от безделья. «Старость дома не застанет, мы в дороге, мы в пути». Но в большой футбол что-то не тянет. Буду, скорее всего, детишек тренировать.

Читайте также: