Футбол

Чем Хохлов отличается от Кононова и как похорошела арена «Оренбурга»? 5 вопросов по итогам недели

Чем Хохлов отличается от Кононова и как похорошела арена «Оренбурга»? 5 вопросов по итогам недели
Фото: © Василий Пономарев / Sportbox.ru
«Матч ТВ» по традиции окидывает взглядом семь ушедших дней — и удивляется.

Кто не позволил играть Кокорину?

История с дозаявкой вышедшего из колонии форварда «Зенита» Александра Кокорина слегка загадочна. Комитет по статусу игроков РФС отказал клубу в регистрации футболиста. Разбираться в юридических хитросплетениях не станем: во-первых, сказано по теме достаточно, во-вторых, ясно, что Кокорина заявили бы, если бы его надо было заявить. В законе хватает щелей, чтобы провести решение, если оно не окончательно дикое. Ноги две? Паспорт есть? Остальное — ловкость рук и никакого мошенничества.

Александр Кокорин / Фото: © РИА Новости / Илья Питалев

Но любопытна форма, в которую облекли содержание. Официальная позиция опубликована на сайте футбольной федерации. «Представитель Комитета РФС по статусу игроков заявил: «Рассмотренное дело было уникальным и сложным. Согласно статье 14 Регламента РФС по статусу и переходам (трансферу) футболистов в виде исключения из общего правила футболисты могут быть зарегистрированы вне регистрационного периода, но решение Комитета о такой регистрации принимается с учетом фактических обстоятельств и при условии сохранения целостности спортивных соревнований. Изучив представленные документы, Комитет пришел к выводу о невозможности применения исключения для футболиста Кокорина А., так как в силу известных обстоятельств у него не было фактической и юридической возможности приступить к работе в Клубе до момента окончания срока подачи в Комитет соответствующего комплекта документов (16 сентября 2019 года). При этом футболист может быть в установленном порядке зарегистрирован в ближайший очередной регистрационный период. Принятое решение направлено на недопущение клубами и футболистами злоупотреблений своими правами в ущерб равенству всех участников соревнований и на сохранение единообразного подхода к применению норм — исключений регламентных документов РФС», — сказано в пресс-релизе.

Вам все понятно? Мне — ничего.

Газку поддал и Сергей Семак, сначала опубликовавший гневный пост в инстаграме, потом удаливший его и выступивший более философски.

https://www.instagram.com/p/B2orLjOHXHa/?igshid=13tiemlzrjpub.

 

Кто посоветовал Семаку это сделать? Вряд ли комитет по статусу или Кокорин: по их просьбе идти на попятную главный тренер большого клуба не стал бы.

Высказались спортивные юристы. Оттарабанили свое треш-телеграмеры, предположившие, что сам «Зенит» попросил РФС не допускать Кокорина, потому что после отсидки он насквозь больной. Маскировка медицинских проблем под официоз, так сказать. Даже по нашим меркам — сложновато. Проблему можно было решить «на берегу», зачем будоражить публику, если Кокорин заведомо не смог бы играть?

Но мы, напомню, про форму. Ни в одном предыдущем пресс-релизе РФС о решении комитета по статусу в этом году нет прямой речи. Тем более речи неназванного представителя. Зачем она понадобилась в таком виде? Неизвестная нам причина, конечно, существует, — но есть и побочный эффект: необычность заявления приковала внимание к членам комитета. Кто эти люди?

Список несложно найти на сайте РФС,  только это мало что дает: большинство фамилий широкой публике неизвестны. Наведение справок позволило выяснить: глава комитета Ольга Шевченко — доцент МГЮА, кандидат юридических наук, однокурсница заместителя генсека РФС и зампредседателя юридического комитета РФС Дениса Рогачева.

Другой член комитета по статусу, Ксения Машкова, — старший преподаватель кафедры спортивного права того же вуза, МГЮА. А возглавляет кафедру Денис Рогачев.

Денис Рогачев / Фото: © РИА Новости / Сергей Кузнецов

В этом нет криминала, скорее, подсказка. Рогачев уже давно ведущий юрист РФС, уж по процедурным вопросам точно. Был советником Виталия Мутко, работал при Николае Толстых и Сергее Фурсенко, знает в футбольных коридорах всех снизу доверху. Вряд ли решение по Кокорину было принято без консультаций с ним, а значит, и без санкции свыше.

Догадок и конспирологии можно было избежать, выступи комитет по статусу более внятно и менее анонимно. Но чиновники предпочли другой путь, зачем-то подогрев простую ситуацию. Ведь Кокорин либо имеет право быть дозаявлен, либо нет, третьего не дано. Следовало лишь четко изложить аргументы.

Детектор лжи — примета российского футбола?

По сообщениям СМИ, на последнем исполкоме РФС прозвучало предложение проверять судей на детекторе лжи. Причина — «так, как судят в этом сезоне, не судили никогда».

Что ж, идея новаторская. Только бороться за качество судейства признаниями на полиграфе — все равно что ловить допинг Кодексом чести. Покажет детектор: судья лжет. Дальше что? Отстранять? А если у всех покажет, кто судить будет?

Арбитры не в лесу живут: контактируют с представителями клубов, агентами, своими кураторами и т. д. Причем все арбитры. Сможет ли полиграф разделить их на кристальных и жуликоватых? Сомневаюсь, что в реальной жизни существует такая грань. Российское судейство — сложившаяся система, люди, добравшиеся до вершин, были обязаны принять ее правила давным-давно. Случайные, полагаю, премьер-лигу не судят.

Да и как их проверять на детекторе? После скандальных матчей? Перед каждым туром? Перед сезоном? Выборочно или по наводке?

Александр Егоров / Фото: © РИА Новости / Виталий Белоусов

Главное же вот что. Не утихло еще эхо скандала вокруг матча южной зоны ПФЛ «Чайка» — «Черноморец». Там проверку на детекторе лжи прошли вообще все подозреваемые: босс заинтересованного «Урожая», силы добра и зла в «Черноморце», начальство «Чайки» почти в полном составе (matchtv.ru публиковал протоколы результатов). Недавно, по моим данным, полиграф прошли уже наказанные игроки «Черноморца». И что? Все чисто. Никто не лжет. Есть потерпевшие — нет виноватых.

Такой вариант на исполкоме рассматривали? Покажет прибор, что судьи честны, — и сразу резко возрастет качество их работы? Или понадобится проверять на полиграфе операторов самого полиграфа? И почему, кстати, надо проверять только тех, кто предположительно берет, а не кто дает?

Неквалифицированное судейство — проблема подготовки. Предвзятое — повод для оперативно-следственных действий. Детектором лжи такое не лечится и даже не диагностируется с высокой точностью. Некоторые люди в клубах, лигах и комитетах способны рассказать по указанной теме гораздо больше электроники.

Хохлов — на выход, Кононову приготовиться?

«У меня ничего не получилось, скоро все узнаете», — сказал главный тренер «Динамо» после воскресного домашнего поражения от «Сочи». На футбольном языке это означает отставку. Логичную. У «Динамо» есть деньги, стадион, футболисты — нет результатов. В таких обстоятельствах виноват всегда тренер.

Открыть видео

В «Спартаке» аналогичная картина, но про отставку главного тренера все молчат. Включая самого главного тренера. «Спартак» на глазах заваливает сезон, на выздоровление его игра никак не намекает, скорее, наоборот. Дошло до того, что красно-белые стали забивать себе сами. Соперник не может — спешат на помощь. Но главный тренер пока держится. Спокоен, интеллигентен, рассудителен. Как всегда.

Единственное отличие от «Динамо»: команду Олега Кононова лишили по ходу сезона каких-никаких, но притертых лидеров. И это точно не тренерская вина. Оставшиеся и вновь пришедшие совершенно не сыграны, показывая ужасный футбол. Брак в коротких передачах, который спартаковцы допускали в Уфе, подводит к вопросу: эти люди точно высокого класса? Но если нет, зачем тренер выпускал их на поле? И что случилось с чемпионом мира Шюррле, сдувшимся на глазах за несколько туров?

Олег Кононов / Фото: © ФК «Спартак»

Возможно, руководство клуба берет часть вины за происходящее на себя. В таком случае у Кононова есть немного времени. Но с поражениями его команде надо завязывать. Плохой футбол можно задрапировать словами, плохие результаты при плохом футболе — нет.

Почему «Оренбургу» разрешили играть дома?

Перед началом сезона спортивный директор РПЛ Виктор Пышкин говорил: «На данный момент у «Оренбурга» нет стадиона первой категории. Клуб заявил «Самара Арену», где и будет выступать». Логично, поскольку согласно статьи 10.1 Регламента чемпионата России на стадионах ниже первой категории в РПЛ играть нельзя.

Но в минувшую среду бюро исполкома РФС постановило: «Допустить, в виде исключения из ст. 10 «Места проведения матчей Чемпионата» Регламента Чемпионата России по футболу среди команд клубов Премьер-Лиги и ст. 7 «Места проведения Соревнования» Регламента Олимп-Кубка России по футболу сезона 2019–2020 гг., стадион «Газовик» (Оренбург) к проведению на нем ФК «Оренбург» домашних матчей Чемпионата России по футболу среди команд клубов Премьер-Лиги сезона 2019–2020 гг. и Олимп-Кубка России по футболу сезона 2019–2020 гг. в соответствии с Сертификатом соответствия СтRU.K276A00884 второй категории».

Вопрос: что изменилось с июля, когда Пышкин не допускал домашние выступления «Оренбурга»? Технически — ничего. Все та же вторая категория. Тогда в связи с чем исключение?

Вместимость «Газовика» — 7500 зрителей. «Оренбургу» этого хватает: на последнюю игру с «Локомотивом» пришло всего 4584 человека. Но ведь и летом было ясно, что оренбуржец валом на футбол не попрет. Почему тогда было нельзя, а теперь можно? «Тамбов» играет в Саранске, одновременно доводя вместимость своей арены до 10-12 тысяч. Может, зря? Ведь и ему могли разрешить в виде исключения. Или наоборот: почему «Оренбург» не увеличивает вместимость до 1 категории? Не говоря уж про посещаемость?

Вопрос не в удобстве для горожан, а в отношении к закону. Регламенты принимаются каждый год. Их подписывают, с ними соглашаются не для того, чтобы через два месяца опровергать. На это должны быть очень веские причины. Хочется знать какие.

На сайте РПЛ, кстати, перечислены все стадионы лиги. И ситуация с категориями там близка к туманной

Что происходит с «Краснодаром»?

В последних семи матчах черно-зеленые потерпели четыре поражения. Разница мячей — 12-19. А если исключить игры с российскими середняками «Уралом» и «Крыльями», поражений останется четыре при разнице 4-15. При любых уважительных причинах — многовато.

И дело не только в исчезнувшей игре. Между «Базелем» и ЦСКА минуло три дня, а московский стартовый состав «быков» разительно отличался от швейцарского. Совпали лишь пять фамилий: Сафонов, Олссон, Вандерсон, Мартынович, Петров.

Открыть видео

На плановую ротацию это не похоже, все-таки обе игры — важнейшие. Скорее, такое свидетельствует о неуверенности тренерского штаба в собственном выборе. Болельщики после «Базеля» тоже много кого поменяли бы в «Краснодаре», но они выносят оценку только по итогам официальных игр. Не видят команду на тренировках, не имеют на руках медицинских показателей, не знают возможностей игроков до матчей.

А тренеры обязаны знать. И подтверждать свое знание уверенностью выбора. Один-два футболиста по итогам любого матча дают повод себя поменять, сыграв хуже ожиданий. Если новичков в составе шестеро, в этом ощущается что-то нервное и паническое. Выглядит так, будто, ремонт команды производится на ходу, причем не точечный, а «тыковый». 

Читайте также:

Нет связи