Футбол

«Колония меня изменила. Я стал лучше». Кокорин и Мамаев сыграли в футбол в тюрьме (фото)

10 августа 2019 23:50
«Колония меня изменила. Я стал лучше». Кокорин и Мамаев сыграли в футбол в тюрьме (фото)
Фото: © Степан Чаушьян / Матч ТВ
Футболисты после матча рассказали о быте, дисциплине и порядочности заключенных.
  • Павел Мамаев, Александр  и Кирилл Кокорины и Александр Протасовицкий 8 октября 2018 года стали участниками двух драк в центре Москвы
  • 8 мая Пресненский суд столицы приговорил братьев к 1 году и 6 месяцам заключения в исправительной колонии общего режима, Мамаев и Протасовицкий были осуждены на 1 год и 5 месяцев
  • Сегодня футболисты впервые за долгое время вышли на футбольное поле 
  • В составе команды заключенных «Золотой лев» в товарищеском матче они победили «Салют» из ПФЛ (4:2)
  • Мамаев оформил хет-трик
Открыть видео

Мамаев: «Ловишь себя на мысли, что порядочных людей тут больше, чем на свободе»

Павел Мамаев / Фото: © Степан Чаушьян / Матч ТВ

— Конечно, мы тут меняемся. Мужчинами становимся. Порядочными, — рассказал Мамаев после игры.

— Как время проводите?

— «Зенит» с «Краснодаром» по телевизору смотрели — переживал за свою команду.

— Большая здесь камера?

— Тут нет камер, тут это называют общежитием: четыре спальные секции.

Фото: © Степан Чаушьян / Матч ТВ

— Можете описать первую встречу здесь с женой и детьми?

— Очень эмоционально было. Давно же их не видел. Благодарен им за поддержку все это время. Еще ко мне отец приезжал, товарищ [был].

— В церковь удается ходить?

— Да, она здесь на территории. Батюшка сегодня приехал. Благословил нас.

Фото: © Степан Чаушьян / Матч ТВ

— Чего не хватает тут? Все выглядит почти по-домашнему.

— Как и всем, наверное, свободы не хватает. В этой жизни нет ничего сложного, просто все по распорядку. Но свободы не хватает. Нормально все. Ничего страшного в этом нет.

— Что первое сделаете, когда окажитесь дома?

— Нет таких мыслей. Здесь не думаешь об этом. Просто ждешь. Главное, что есть дата выхода. Уже легче. В СИЗО хуже — там в неведении находишься, даже не знаешь, сколько тебе осталось. С каждым днем мы становимся ближе к выходу.

— Как вас изменила колония?

— Изменила. Во многих аспектах — к лучшему. Конкретно не скажу, но я стал лучше.

Фото: © Степан Чаушьян / Матч ТВ

— Какие планы после выхода?

— Жить дальше, делать добро, насколько позволит здоровье, всегда оставаться человеком. Как и в этой ситуации, когда мы не упали вниз, а сделали шаг вперед. Мы уже на десять месяцев без футбола, но у каждого в жизни должно быть испытание. Это — наше. Мы стали мужчинами.

— Был какой-то особенный день в колонии, кроме этого?

— Каждый день хороший — надо вставать и радоваться жизни. Здесь есть храм. У меня есть здоровье. Это — самое главное. Много людей страдают гораздо больше, чем мы. Тут у ребят есть сроки гораздо больше, чем у нас. На воле люди без рук и ног живут.

— Есть кто-нибудь, с кем хотели бы продолжить общение?

— Здесь много порядочных людей. Ловишь себя на мысли, что их больше, чем на свободе.

Фото: © Степан Чаушьян / Матч ТВ

— Довольны матчем? Что он для вас значит?

— Очень доволен. Мы к нему серьезно отнеслись, готовились. Для многих ребят, для колонии, для области это много значит.

— Расскажите про партнеров по команде, про тренера — он колоритный, на Черчесова похож.

— Тренер у нас шикарный. Партнеры по команде тоже мужики серьезные.

— Как отбор шел?

— Мы тут занимаемся каждый день. Те, кто тренируется с нами по вечерам, — те и играли. Никакого особенного отбора не было. В команде мог быть каждый.

Фото: © Степан Чаушьян / Матч ТВ

— Судя по этому матчу, парни в ПФЛ потянули бы.

— В ПФЛ? Почему нет. Вы же видите — преимущество на нашей стороне.

— Задачи на эту игру не было?

— Мы просто хотели провести хороший день, пообщаться с футболистами, поболтать с прессой — даже не ожидали, что будет столько народу.

Кокорин: «Возвращение в «Зенит»? Не все от меня зависит — сначала надо выйти» 

Фото: © Степан Чаушьян / Матч ТВ

— Когда вы были в СИЗО, писали, что вы можете стать инвалидом. Скажите честно, это же преувеличение?

— Это не преувеличение. Я бы вам сейчас показал. Никто не знает, что там в итоге с коленом могло быть. Элементарная вроде вещь — допустить врача в СИЗО, он же не фигурант дела. Нужно было просто помощь оказать, в которой я нуждался.

— В «Зенит» вернетесь?

— Не все от меня зависит. Сначала надо с освобождением разобраться. А там посмотрим.

— Ваша команда называется «Золотой лев». У нее есть какая-то история?

— Просто надо было как-то назвать команду за неделю, и название должно было устроить всех. Остановились на этом.

Фото: © Степан Чаушьян / Матч ТВ

— Расскажите про партнеров.

— Долго рассказывать. Их здесь 15 человек, ребята постоянно с нами играют, готовятся. Нам же заранее объявили, что будет несколько игр. Поэтому сразу собрали всех, кто хоть как-то занимался спортом.

— Как вас тюрьма изменила?

— Смотря какая тюрьма. В СИЗО сложно было: там ты сидишь, твоя вина еще не доказана и твои действия трактуют под ту статью, которую хотят. Там процентов 80 закрывают по беспределу. Люди стараются доказать свою невиновность, а оговорить можно любого человека. Непонятно, чему может научить СИЗО. В исправительной колонии все понятно, здесь есть распорядок: побудка, завтрак, обед, ужин — все по расписанию, работа, вечером — спорт. Это учит дисциплине. Это порядок. Это характер.

Александр Кокорин / Фото: © Степан Чаушьян / Матч ТВ

— Если бы встретили Дениса Пака, пожали бы ему руку?

— Пожал бы, у меня к нему нет никаких претензий. Мы извинились. Если он настоящий мужчина, должен был повторить слова, которые тогда сказал. Я с детства учился, что надо отвечать за свои слова. Мы же пришли и признались, что да — ударили. У него — единственный свидетель, который начитал все по бумажке. Некрасиво как-то. Мы уже просто ждем освобождения. В любом случае это произойдет в этом году.

— Что для вас сегодняшний матч значит?

— Это радость — выйти на поле и сыграть. К нам приехала профессиональная команды, мы рады. Для [других] арестантов это тоже многое значит: у них тут все дни одинаковые, а сегодня — столько прессы приехало.

Автор: Степан Чаушьян

Читайте также: