live
Футбол

В России принят новый лимит. Ничего не изменится

В России принят новый лимит. Ничего не изменится
Зе Луиш и Луис Адриано / Фото: © ФК «Спартак»
Главное, что нужно знать о новом лимите — это эксперимент. Причем не до конца просчитанный.
  • В среду в Доме футбола прошло очередное заседание исполкома Российского футбольного союза.
  • На нем было принято решение о новом лимите на легионеров, который вступит в силу начиная с сезона-2020/21.
  • По новой схеме «8+17» клуб сможет иметь в заявке не более восьми иностранных игроков, однако все они одновременно могут находиться на поле.
  • Теперь РФС должен направить предложение на утверждение в Минспорта.
  • На данный момент в лиге действует лимит на легионеров формата «6+5», согласно которому на поле могут находиться не более шести иностранных футболистов.

Такой вывод вытекает из хронологии принятия решения. Комиссиям по пересмотру лимитного формата лет пять, если не семь. И ни одна из них не выложила четкую аргументацию, расчетные обоснования, сравнительный анализ разных формул и их влияние на судьбу футбольной страны. РФС жил достаточно бурной жизнью, сдвигались тектонические слои, шло время, за которое можно было собрать адронный коллайдер или прокопать Суэцкий канал. А комиссии все думали — и все на бумаге.

Наконец, состоялось решение, продиктованное, скорее, не научной необходимостью, а волей нового руководителя ведомства. Если бы дело было в науке, лимит поменялся бы давно. Это ж объективный процесс: сели, прикинули, убедились — надо действовать, футбол не ждет! Но поскольку сели давно, а поменяли только сейчас, миновав стадию «убедились», новую формулу лимита нам еще только предстоит понять и попробовать на зуб.

Страшно? Нет. Новый тренер в любой команде мира — тоже эксперимент. Не пришли к истине научным путем — придем эмпирическим, делов-то.

Попробуем, однако, уразуметь предварительные плюсы и минусы схемы «8+17». Ясно, что каким-то целям и задачам лимита она отвечает в большей степени, каким-то в меньшей. А каковы эти цели и задачи?

Тут самое интересное. Многим кажется, что главная цель лимита — побудить репродуктивную систему российского футбола к подготовке качественных кадров. Сейчас вот снизим число гарантированных мест для россиян на поле, цены на них тоже упадут, отечественные ребята начнут стараться, кося глазом на импортных, и заиграют, как Месси. Или хотя бы Суарес. А вслед за одними ребятами потянутся и другие, из придонных слоев.

Даже если все так, механизм станет работать только на уровне клубов, причем клубов РПЛ. Сколько их в стране? 16. А сколько нам нужно качественных доморощенных футболистов? В десять тысяч раз больше. Так что ни восемь в заявке, ни шесть на поле, ни полная отмена лимита никак не повлияют на ситуацию с подготовкой молодежи в стране. Никак от слова совсем.

Снижение цен на игроков с российским паспортом — штука неочевидная. При восьми легионерах в заявке как минимум три места на поле намертво закреплены за нашими, так почему на них должны снижаться цены? Наоборот, цены вырастут! Просто общее число удорожавших россиян уменьшится. На круг, полагаю, выйдет то же самое.

Помимо этого, вопрос ценообразования — тема клубная. Говоря о снижении или повышении стоимости игроков, мы словно жалеем наши клубы. Он ж, бедные, вынуждены переплачивать. Сейчас поменяем схему и поможем им подэкономить. А заодно перестанем развращать безумными зарплатами наших Кокориных и Мамаевых. Те одумаются, займутся футболом, а не гульками, станут прогрессировать, а не тупить — и здравствуй, золото ЧМ-2026.

Но, во-первых, лимит — не ради клубов. Снова от слова совсем. Лимит — протекция для своих воспитанников, которых может сожрать вал дешевых иностранцев. Ясно, что в мире больше футболистов, чем в России. Качественных — в том числе. И цены на качественных в большинстве стран ниже, чем у нас. Убрать лимит — дернуть за ручку клозета, который смоет остатки собственного футболопроизводства. Притечет вулканическая лава и затопит то слабое, что у нас стало нарождаться. Было бы сильное — выжило бы. Но нет его, сильного. И не может быть при смешных тренерских зарплатах, низкой квалификации менеджеров, дедовских методиках и отсутствии полей в шаговой доступности на 90 процентах территории страны.

Лимит — он не для клубов, а для своих игроков и сборной, к которой мы еще вернемся. Сколько платят клубы за футболистов — их проблема. В первую очередь, они платят потому, что могут себе это позволить. Оцените таблицу ниже. У кого меньше всего легионеров? Не у того, кто заботится о подготовке подрастающего поколения, а у того, у кого нет денег — у «Рубина».

Фото: © globallookpress.com

Заставьте российские клубы жить по средствам, как любой другой частный бизнес, перекройте шальные государственные деньги, и это принесет российскому футболу неизмеримо большую пользу, нежели какая бы то ни было формула лимита.

Во-вторых, давайте прикинем, скольких именно «паспортистов» клубы развращают своими безумными деньгами. Всего легионеров на момент окончания последнего первенства в РПЛ было 134. Вернем «Анжи» и «Енисей», отминусуем «Сочи» и «Тамбов» — получим число порядка 140. Общее количество футболистов в заявках клубов РПЛ, исходя из 25 человек в заявке, — 400. Значит, число потенциально «развращаемых» — 260. Но не всех их развращают в реальности. При действующей формуле лимита ценными кадрами, подлежащими «разврату», стоит считать человек 7-8 на клуб. При будущей — 5-6.

Ладно, пусть даже 10 игроков в каждой команде станут ездить, задрав носы, на «ламборгини» вместо того, чтобы голодать и стремиться к «Золотому мячу». Всего — 160. Это что, великая кадровая база для похода к сияющим вершинам? Боже мой, скажите немцам, голландцам или испанцам, что у них в стране 160 футболистов офигели от денег и не хотят прогрессировать. На их место тотчас придет 16 тысяч других. Так может, в этом и дело, а вовсе не в переплатах?

Да и потом, уберите переплаты из уравнения. Просто молодой парень, просто подает надежды и просто переходит из «Носты» в «Зенит». Раньше ему дали бы два миллиона рублей вместо 5 тысяч новокузнецких. Сейчас дадут миллион. Это что, не повод офигеть и расслабиться? Чем ситуация отличается от перехода какого-нибудь испанского таланта из «Уэски» в «Реал»? Ничем. Разве в сумме дело в данном случае? Дело в человеке. Один продолжит расти, познав сладость повышения в статусе, другой — нет. И тогда его отбракуют, заменив третьим. Но если третьего в наличии нет, разумеется, и первый и второй будут продолжать валять дурака при любых лимитах и зарплатах.

Павел Мамаев (справа) и Александр Кокорин / Фото: © РИА Новости / Евгений Биятов

Теперь о сборной. Удивительно, что эта тема вообще не звучит в нынешних комментариях о лимите, хотя сборная — едва ли не главная цель всего лимитного мероприятия.

Вот Сергей Семак говорит: «Моя личная позиция осталась неизменной. Я против лимита как такового. Лимит раздувает стоимость и зарплаты российских футболистов, существенно снижает наш потенциал для игры в Европе. Мое мнение абсолютно не изменилось. Наиболее приемлемым для меня лично был бы лимит «10+15», когда была бы прямая и здоровая конкуренция. Сейчас ничего хорошего я не вижу».

Семак, напомню, тренер «Зенита». Но сделайте его тренером сборной, и в лимите, уверяю, специалист Семак увидит много хорошего. Ему понадобится витрина, где он мог бы выбирать и оценивать подходящий товар. А где ее взять, когда лимита нет? В ФНЛ? В ПФЛ? Сейчас Семака, разумеется, заботят еврокубки. Но ведь о том-то и речь, что лимит — тема сдерживания, а не помощи клубам. Он придуман не для них, а в чем-то даже против них! Против того, чтобы клубные деньги ухудшали селекцию в сборной!

Еще раз посмотрим таблицу выше. При новой формуле лимита 11 клубов РПЛ уже сейчас выбрали бы 8 легионерских мест полностью. У них есть год, чтобы избавиться от балласта, подлечить звезд, купить новый отборный товар. Избавятся, подлечат, купят. И играть, убежден, станут именно эти сливки. Будь я менеджером госбюджетного клуба, точно было бы так. Куда отправится Станислав Черчесов, чтобы просмотреть своих будущих питомцев?

Станислав Черчесов / Фото: © Reuters

Правильно, в «Оренбург», «Динамо», «Тамбов», «Сочи» и «Рубин». Но лучшие российские футболисты сосредоточены вовсе не в этих командах. А в тех, где средства позволяют не только занять восемь мест на поле качественными легионерами, но и подпереть их элитными россиянами. На кого тогда смотреть Черчесову? На 48 гарантированных российских позиций, расфасованных по 16 клубам лиги?

Кстати, нам еще только предстоит осознать, будут ли некоторые позиции в составах клубов чисто легионерскими или чисто российскими. При долгосрочном планировании у команд есть прямой резон установить именно такую негласную схему. Потому что так удобнее. Потому что меньше риск ослабить игру. И потому что у нормального хозяина все разложено по полочкам. Там — помидоры в банках, здесь — огурцы. Одно к другому не ставить.

А ведь в дело еще вмешиваются белорусы, которым по политическим мотивам разрешено не считаться в России легионерами. При этом казахам, армянам и киргизам по-прежнему запрещено. Это прямое нарушение законов ЕАЭС, что и подтверждено судом данной организации в Минске. Но РФС почему-то не рассматривает вопрос соответствия своих законов общегражданским, а утверждает лимит, на который ситуация с ЕАЭС влияет непосредственным образом.

Что ж, поглядим, поюзаем новую формулу. На данный момент она выглядит локальным решением крайне небольшого числа проблем, не затрагивающих глубинной сути. А там видно будет. Потому как — эксперимент.   

Открыть видео

Читайте также: