live
Футбол

От продавца автозапчастей до игрока, которого не хватало «Реалу»: безумная жизнь Томаса Гравесена

От продавца автозапчастей до игрока, которого не хватало «Реалу»: безумная жизнь Томаса Гравесена
Томас Гравесен / Фото: © Matthew Ashton - EMPICS / Contributor / PA Images / Gettyimages.ru
Здесь есть даже воспоминания его приятеля из девяностых, тренирующего женскую сборную Беларуси.
  • Почему Майк Тайсон носил его майку?
  • Как он надругался над шотландскими традициями?
  • Почему ненавидел симулянтов?
  • Чем поразил Эйдена Макгиди?

В «Селтике» он поругался с тренером, от которого после хет-трика услышал: «Не забывай о защите». Его не взяли на предсезонный сбор в Португалию, и он поехал с дублерами в Ирландию. В тренировочном матче его команда проиграла 0:3 — схватив мяч, он заявил: «Счет 0:0. Начинаем сначала». В выходной повел юных игроков на новую серию «Бэтмена», а потом повторял на тренировках фразу Джокера: «Чего такой серьезный, парень?» Порвав с «Селтиком», Гравесен оставил футбол, купил за пять с половиной миллионов долларов дом в Лас-Вегасе и благодаря удачным (но пока — загадочным) инвестициям довел состояние до ста миллионов.

Математику ему три года преподавал полузащитник датской сборной шестидесятых-семидесятых Ульрик ле Февр. Дважды выиграв немецкий чемпионат и трижды — бельгийский, Ульрик вернулся в датский Вайле, где стал учителем средней школы, а потом и тренером молодежной команды. Пять его игроков взяли в основной состав «Вайле», причем Гравесена — последним.

«Вайле — спокойный портовый городок с красивыми возвышенностями, — рассказал мне белорусский полузащитник Эдуард Деменковец, полтора года игравший с Гравесеном в Дании. — Удобно было там жить и играть (я, например, забил на пятнадцатой секунде дебютного матча против «Брондбю») — из футболистов разных возрастов у нас сложилась сильная команда: вратарь Томас Соренсен, уехавший потом в Англию, чемпион Европы-1992 Йон Сивебек и собственно Гравесен.

В середине девяностых Томас играл в центре защиты, но чувствовалось, что может действовать выше: умно вклинивался в атаку, хорошо контролировал мяч, дирижировал игрой из опорной зоны. Когда в «Вайле» появились сильные центральные защитники, его подняли в среднюю линию — там он раскрылся полнее».

Томас Гравесен / Фото: © Mark Sandten / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

Самый талантливый в пятерке новичков, Йеспер Сегард, в двадцать три года оставил игру из-за травмы. Гравесен же ошеломил темпераментом тренера «Вайле» Оле Фритсена. В интервью Vice Sports Оле вспоминал, что Томас орал на партнеров так, будто собирался им ноги переломать.

«Когда я впервые приехал на сбор «Вайле», мы с Гравесеном словесно сцепились на тренировке, — вспоминает Деменковец, тренирующий сейчас женскую сборную Беларуси U19. — В двусторонке мы играли в одной команде: ему сильно не понравился мой пас, он начал мне высказывать, а я бросил играть в футбол и атаковал его хорошим русским матом. Гравесен понял: что-то не то — и стал кривляться. Испугался. В общем, пацаны нас разняли.

Димитриос Граммозис и Томас Гравесен / Фото: © Andreas Rentz / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

После тренировки — обед. Я захожу, а мне сразу: «О, Эдди, гуд! Хотел Гравесену по морде дать? Молодец!» Посмеялись, а потом пришел сам Томас — мы сидели за одним столом. Пожелав всем приятного аппетита, он похлопал меня по плечу. Перевел конфликт в шутку — думаю, это правильно: раз эмоции остыли, остается только улыбнуться. Потом-то я увидел, что в игре Гравесен высказывал всем, не только мне, но в первый раз это немного взбесило — я не любил пихач».

Страсти было много, а футбольной нагрузки — мало. Ночами Гравесен бодрствовал от переизбытка энергии, засыпал лишь утром и чувствовал: слабеет. Выправляя режим сна, он устроился в автомагазин, где проводил первую половину дня.

«Потихоньку он стал голы забивать, и его начали показывать по телевизору, — рассказывает Деменковец. — А команда-то у нас полулюбительская: на тренировку в пять часов вечера многие игроки (процентов шестьдесят-семьдесят от всей команды) приезжали с работы — видно, не совсем их устраивала футбольная зарплата.

Ребята приходили в рабочей одежде, из которой торчали отвертки и плоскогубцы — это немного удивляло, особенно на фоне уютной раздевалки, где нас всегда ждала чистая форма и полотенца. Я видел сюжет, где Гравесен давал интервью на складе автозапчастей. Говорил уверенно: он вообще балагур, язык подвешен, душа компании, ребята часто над ним ржали».

Томас Гравесен и Кайк Мишель / Фото: © Andreas Rentz / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

В двадцать один год продавец запчастей, играя в обороне, стал лучшим бомбардиром «Вайле» и втянул клуб в еврокубки. Его позвали «Наполи» и «Гамбург»: Неаполь он воспринимал только как место для летних каникул, а бундеслигой бредил с детства, зачитываясь немецким журналом Kicker.

Болельщикам «Гамбурга» он сразу полюбился. Томас не прятался, а, наоборот, снабдил дверной звонок припиской «Gravesen — HSV» и охотно принимал гостей в квартире, оснащенной бильярдным столом в цветах «Гамбурга». Руководство же больше волновало то, что Гравесен почти ежедневно носился на мотоцикле в Данию и обратно (навещая невесту — футболистку Гитте Педерсен), взрывал на клубной базе настоящий динамит, игнорировал запрет на телефонные разговоры в автобусе, а после свистка об окончании тренировки продолжал бить по воротам, а не слушал инструкции тренера Франка Пагельсдорфа.

Выпав из составов клуба и сборной, Гравесен слегка посерьезнел: умерил эгоизм, зауважал командные правила и завязал с мотовояжами в Вайле (Гитте переехала в Гамбург и устроилась воспитательницей в детский сад). Классно сотрудничая в центре поля с Нико Ковачем, Гравесен поучаствовал в выводе «Гамбурга» в Лигу чемпионов и через несколько месяцев обнаружил себя в «Эвертоне» — рядом с Полом Гаскойном. Новых товарищей Томас тоже быстро ошарашил: после тренировок играл один на один в спортзале со своей девушкой (она влилась в женскую команду «Эвертона»). «Он лупил по мячу с такой силой, словно играл против парня», — рассказал тренер Арчи Нокс в книге о Гравесене «Бешеная собака» английского писателя Криса Суини.

Томас Гравесен / Фото: © Lars Ronbog / Contributor / FrontzoneSport / Gettyimages.ru

Куда бы его ни ставили, он носился по полю, стремясь быть ближе к мячу. Что в «Эвертоне», что в сборной: в октябре 2001-го он забил два мяча исландцам на глазах Майка Тайсона, приехавшего на бой с Брианом Нильсеном. Взбудораженный не только голами, но и эпизодом, когда Гравесен отвертелся и убежал от трех соперников, Тайсон попросил его футболку и потом расхаживал в ней по Копенгагену. Презиравший тактические рамки, Гравесен выдавал лучшие матчи только при свободе передвижений. В сборной побочные эффекты его вольностей устранял Стиг Тефтинг, а в клубе — Ли Карсли, купленный «Эвертоном» в феврале 2002-го.

«Томас потрясающе контролировал мяч и отдавал пасы на любые расстояния, — писал в автобиографии защитник «Эвертона» Дэвид Уэйр. — Еще он безумный автомобилист. У него были одновременно Porsche Turbo, Mercedes SL63 и Range Rover, которые он просто парковал у дома. Зимой он все это продал и купил Nissan Micra, на котором ездил месяцев шесть. Ребята поражались: «Как ты мог сменить Porsche на Micra?» — «Дожди без конца. Не хочу ездить на дорогих тачках по мокрым дорогам». За четыре с половиной года Гравесен сменил четырнадцать машин. 

Защитник «Эвертона» Алан Стаббс сравнил Гравесена с персонажем Тома Хэнкса в комедии «Большой», где мечтавший повзрослеть мальчик внезапно оказался в теле тридцатилетнего мужчины. Гравесен непостижимо сочетал чудачества с футбольными шоу: перед отборочным матчем Евро-2004 против Румынии он вызвал дикий медиаскандал — обнажив содержимое трусов, присел над головой Клауса Йенсена, лежа позировавшего фоторепортеру. Назавтра ярость тренера сборной Мортена Ольсена сменилась кайфом от гола Гравесена с центра поля, переломившего ход матча (счет сравнялся, после чего Дания забила еще три мяча).

Примерно через год Гравесен расстался с Гитте, уехавшей в Данию учиться на медсестеру (потом она призналась, что, несмотря на внешнюю суровость, Томас стеснялся узнать ее номер), но роскошно выступил на Евро: даже в матче со шведами, который закончился устроившей обе сборные ничьей 2:2, так замучил соперников, что Андерс Андерссон — по утверждению редактора Guardian Маркуса Кристенсона — воскликнул: «Дай же, черт возьми, нам отдохнуть». Невероятный 2004-й закончился подъемом на второе место после победы в ливерпульском дерби — всего через полгода после борьбы за выживание в АПЛ это казалось сказкой, но настоящее волшебство случилось в январе. Его агент Йон Сидебек (тот самый чемпион Европы-1992, игравший в «Вайле») сообщил об интересе «Реала». 

Гравесен попросил не шутить так, а через неделю улетел на частном самолете в Мадрид. «Это игрок, которого нам не хватало», — сказал Флорентино Перес, вручив Гравесену майку «Реала» с шестнадцатым номером. С приходом на роль спортивного директора Арриго Сакки «Реал» смягчил политику Зиданов и Павонов (брать либо лучших игроков мира, либо своих воспитанников), но даже на этом фоне трансфер Гравесена за три с половиной миллиона евро выглядел эпатажно — и дело не в низкой цене (она объяснялась скорым истечением контракта с «Эвертоном»), а в том, что «Реал» взял его как нового Макелеле, а Томас лишь формально числился опорным полузащитником. Бывший тренер «Эвертона» Арчи Нокс вспоминал в книге «Бешеная собака»: «Когда он улетел в Испанию, я позвонил ему и ехидно спросил: «Алло, это Томас Гравесен из «Реала»?» Он сказал: «Черт, я сам не могу в это поверить».

Флорентино Перес и Томас Гравесен / Фото: © Denis Doyle / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Шутки про то, что «Реал» запутался в двух лысых полузащитниках «Эвертона» и вместо Карсли взял Гравесена, сменились удивительно дисциплинированными выступлениями Томаса в амплуа чернорабочего, подметающего за Зиданом, Бекхэмом и Фигу. Вероятно, близость тридцатилетия и полузащитников, слегка превосходящих в классе Килбейна, Кэйхилла и Уотсона, сделали Томаса менее авантюрным и более сконцентрированным на тренерской установке. Правда, зрелость Гравесена распространялась только на матчи. Так-то он оставался мальчиком в теле мужчины: например, на тренировке поднял и уронил Роналдо, из-за чего Зубастик лишился одного зуба. Роберто Карлос и Солари пережили аналогичные процедуры с меньшими потерями.

Его тяга к приколам обыграна и в фильме «Гол-2», где снялись игроки «Реала»: в одной из сцен, поднимаясь на лифте из спа-салона, Гравесен сорвал полотенце с главного героя и вытолкнул его, голого, в лобби. Томас наслаждался каждым днем в «Реале», но ненавидел симулянтов и судей, каравших его слишком часто: «Я никогда не ныряю, — говорил Томас в интервью журналисту Guardian Сиду Лоу, — однажды мой партнер по «Эвертону» Данкан Фергюсон сломал руку, но не валялся на газоне, а поднялся, подошел к боковой линии и уступил место другому игроку. От Данкана я узнал, что нырять — плохо». Про самого Гравесена на сайте ToffeeWeb рассказал болельщик «Эвертона» Пол Маккей: «Как-то раз он вывихнул палец во время игры, но врач быстро вправил его, и Томас даже не покинул для этого поле. Легенда».

Счастливые первые месяцы в «Реале» сменились хаосом: отношения с эротической актрисой Кирой Эггерс, поражения, взбалтывания состава, смены тренеров, приход Капелло с новым опорником Эмерсоном, драка с Робиньо на сборе в австрийском Ирднинге и переход в «Селтик». Его переезд в Глазго шотландский таблоид The Scottish Sun сопроводил аналитическим материалом «Любовник порнозвезды», после чего Гравесен полностью закрылся: ни одного интервью за двенадцать лет. Тренер «Селтика» Гордон Стракан тоже ему не приглянулся, и они быстро возненавидели друг друга. В интервью YouTube-блогеру Си Ферри вингер «Селтика» Эйден Макгиди рассказал, что однажды, когда Стракан выступал перед игроками, Гравесен сидел в углу с газетой, в которой вырезал отверстия для глаз.

К культовому шотландскому дерби он отнесся так же иронично: в пылу борьбы поинтересовался у игрока «Рейнджерс» Барри Фергюсона: «Куда пойдешь ужинать?» Перед тем матчем Стракан приказал Гравесену не разговаривать с судьей, чтобы не нарваться на карточку. Вскоре судья постучал в раздевалку. Переодевавшийся возле двери Гравесен сообщил: «Извини, приятель, сегодня я не смогу с тобой пообщаться». И захлопнул перед судьей дверь.

Защитник Дэвид Уэйр, перешедший в «Рейнджерс» из «Эвертона», вспоминал в автобиографии: «В подтрибунном тоннеле перед дерби все очень напряжены. Никто не здоровается и не болтает с соперниками. Но, конечно, эти правила не для Гравесена. Увидев меня, он сообщил: «Гляди, у меня новые бутсы». В тот день «Селтик» проиграл — но вряд ли Гравесен долго грустил. 

«После каждой домашней игры мы садились в кафешке при стадионе: брали соки, минералку, — вспоминает датский «Вайле» середны девяностых Эдуард Деменковец. — Пиво не возбранялось, но его себе позволяли только ветераны. В то же время спонсоры называли лучшего игрока матча, вручая ему чек на небольшую сумму. Капитан их собирал, а в конце сезона устраивал банкет в честь закрытия сезона. Однажды мы собрались в кафешке после обидного поражения 1:2. Быстро помывшись, я зашел туда одним из первых. Настроение было на нуле. Вскоре ко мне подсел Гравесен: «Эдди, ты чего хмурый такой?» И передразнил мое кислое лицо. Я поднял глаза: «Проиграли же». — «Да успокойся ты! Это же шоу. Ну, проиграли — жизнь-то продолжается. В следующий раз выиграем».

Мы, люди советской закалки, отходили от поражений несколько дней, а слова Томаса сбросили с меня психологические оковы. Я понял: не надо париться после неудач. Выругайся про себя — и гони поражение из головы. Когда я через десять лет увидел Гравесена в составе «Реала», он немного изменился — исчезли волосы, но гримасы выдавали старого доброго Томми».

Читайте также: