Футбол

Расширение премьер-лиги до 18 команд поддержали почти все. Федун утратил чутье на реформы?

Расширение премьер-лиги до 18 команд поддержали почти все. Федун утратил чутье на реформы?
Леонид Федун / Фото: © РИА Новости/Алексей Филиппов
15 против одного. Самые сильные цифры этой новости.

Общее собрание Российской премьер-лиги высказалось за расширение высшего дивизиона до 18 клубов: 15 «за», ни единого воздержавшегося, а единственный кандидат против всех — «Спартак» в лице Леонида Федуна. Он считает эту реформу «экономической глупостью», потому что расширять лигу до 18 клубов следует только после того, как состоятельных и стабильных команд в стране станет не меньше 20-22-х.

Очевидно, что люди, продвигавшие реформу, тоже не совсем чужды экономике, а подозревать их в глупости — как минимум недальновидно. Инициатором реформы называют Евгения Гинера. Его ЦСКА настолько экономически здоров, что его можно в армию призывать: годен к строевой службе.

Евгений Гинер / Фото: © РИА Новости/Сергей Пятаков

Это что же получается? «Экономическая глупость» — напротив, в том, чтобы не расширяться?

Похоже, дело в том, что, хотя в экономике и работают свои закономерности, выбор модели в ней остается пространством для обсуждения и споров. Мы столкнулись с конкуренцией подходов. Концепция Федуна, с которой перекликается крылатое «зачем плодить нищету?», интуитивно понятна: пусть сейчас соревнуются сильные и стабильные, а когда их станет два десятка, мы вернемся к обсуждению.

«Концепция Гинера», которую приняла вся премьер-лига, кажется более левацкой, но при этом — реалистичной. Ждать, когда стабильных клубов в России станет 22, возможно, придется еще нашим внукам. Спортивный принцип в лигах каждый год не то что нарушается, он просто не работает. Не может работать, нет силенок: команды завоевывают повышение в классе — и не идут, доигрываются до вылета — и не вылетают, потому что «здоровые» клубы внезапно исчезают, а играть в премьер-лиге кому-то нужно. Значит, надо просто узаконить реальность: объединить все более или менее живые клубы в одну лигу, из коей в первый сезон никто напрямую и не вылетит.

Вадим Евсеев / Фото: © NurPhoto / Contributor / NurPhoto / Gettyimages.ru

Борьба двух концепций похожа на противопоставление из интеллигентского анекдота про большевиков и внучку декабриста: одни борются, чтобы не было богачей, а другие мечтали, чтобы не было бедных.

Почему клубы-середняки и аутсайдеры могут голосовать за расширение, недавно объяснил гендиректор «Уфы» Шамиль Газизов. Меньше страха вылететь, больше оснований решиться на атакующий футбол.

При этом ЦСКА или «Зенит» и «Краснодар», конечно, не хотят равняться на тех, кто в хвосте. Интерес у крепких клубов в реформе свой: еще два домашних матча в сезоне, еще несколько десятков миллионов выручки в день игры, дополнительная загрузка новых арен, на которых и без того стремительно выросла посещаемость.

Болельщики «Зенита» / Фото: Эдгар Брещанов / Василий Пономарев / Sportbox.ru

Решение лиги, похоже, говорит вот о чем: пути к развитию нужно искать даже в кризисе. А развитие состоит в расширении. На это указывает опыт первой европейской пятерки, на который мы обречены равняться. Там нет ни одной высшей лиги из 16 клубов. Сокращение, выделение касты крепких может на короткое время повысить уровень игры, но повысит и темп отмирания всего того, что не попало в этот «круг света». Развитие — в расширении. Если у нас сейчас хороших стадионов больше, чем хороших клубов, это ведь не значит, что лишние стадионы надо снести. Идея в том, чтобы создать матрицу развития, а содержанием наполнять ее позже. С этим можно спорить, но именно в такой логике и раньше лига действовала с подачи Евгения Гинера. 

Вспомним, например, о переходе к системе «осень-весна»: тогда не было современных арен, не было и до сих пор нет надежд на то, что климат в России станет итальянским, но преобразования случились по принципу «сделаем главное, а потом станем подтягивать остальное». Реформа 15-ти клубов — это атака без артподготовки и налаженного тыла, но все-таки атака. Между «ждать благоприятного момента» и «двигаться, не теряя времени» лига выбрала движение.

Но как же так вышло, что реформу не поддержал один-единственный клуб? Что Леонид Федун остался один против всех? Ведь опасения владельца «Спартака» действительно кажутся не беспочвенными. Точно ли станет больше ярких игр с голами и атаками, а не вялых, театрализованных матчей без серьезного спортивного накала? Если мы всего один сезон прожили без шепота о странных играх в высшем дивизионе, значит ли это, что их не будет впредь, что в психологии нашего футбольного сообщества произошел необратимый поворот к честной игре?

Леонид Федун / Фото: Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru

Леонида Федуна, придумавшего стыковые матчи, сохраняющие весной отличный мышечный тонус у клубов нижней половины таблицы, не взяли в современные реформаторы. Человек, который чуть ли не каждую зиму в пространных беседах с журналистами излагает глобальные концепции переустройства нашего футбола, остался со своими мыслями один, а против него — пятнадцать! Как в пиратской песне про сундук.

Хуже всего, если обидится и замкнется. «Доверит дело профессионалам» и самоустранится от выдвижения новых идей, которые не всегда воплощались, но всегда были оригинальны. 

Читайте также:

Нет связи