live
06:30 "Капитаны" [12+]
06:30
"Капитаны" [12+]
07:00
Новости
07:05
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
08:55
Новости
09:00
Волейбол. Лига наций. Женщины. Россия - Бразилия. Трансляция из Бразилии [0+]
11:00
Новости
11:05
Баскетбол. Единая лига ВТБ. 1/2 финала. ЦСКА - "Зенит" (Санкт-Петербург) [0+]
13:05
Новости
13:10
Хоккей. Чемпионат мира. 1/4 финала. Чехия - Германия. Трансляция из Словакии [0+]
15:20
Новости
15:25
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
16:15
Хоккей. Чемпионат мира. 1/4 финала. Россия - США. Трансляция из Словакии [0+]
18:25
Новости
18:30
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
18:55
Баскетбол. Единая лига ВТБ. 1/2 финала. УНИКС (Казань) - "Химки". Прямая трансляция
21:00
"Инсайдеры" [12+]
21:30
Новости
21:40
"Финал Кубка России. Live". Специальный репортаж [12+]
22:00
Все на футбол! Афиша [12+]
22:30
"Золотой сезон. "Манчестер Сити". Специальный репортаж [12+]
23:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
23:30
"Кибератлетика" [16+]
00:00
"Защитник". Художественный фильм. Великобритания, Австралия, США, 2015 [16+]
02:15
Смешанные единоборства. One FC. Ш. Аоки - К. Ли. Н. Хольцкен - Р. Эрсель. Трансляция из Сингапура [16+]
04:25
"Глена". Документальный фильм [16+]
06:00
Хоккей. Чемпионат мира. 1/4 финала. Трансляция из Словакии [0+]
Футбол

«Если «Муром» зайдет в ФНЛ, встану на голову и буду хлопать ногами». Как живет и чем дышит русская футбольная глубинка

«Если «Муром» зайдет в ФНЛ, встану на голову и буду хлопать ногами». Как живет и чем дышит русская футбольная глубинка
Владимир Казаков и Дмитрий Кудряшов / Фото: © Константин Столбовский / Матч ТВ
Владимир Казаков и Дмитрий Кудряшов съели два пуда футбольной соли, а теперь вместе поднимают «Муром» — главный тренер и играющий.

У них под три десятка команд на двоих — от вологодского «Динамо» до французского «Сент-Этьена». Все без исключения лиги российского футбола и пара зарубежных. Почти тысяча матчей. Около сотни забитых мячей. Чуть меньше 50 игровых лет, 10 с небольшим довеском — тренерских. Любимый обоими 13-й номер.

И текущая общая задача: сделать так, чтобы маленький «Муром» стал как можно больше.

  • Чем измерить пропасть между ФНЛ и ПФЛ?
  • Зачем футболистам «жопки»?
  • Сколько стоит маэстро Кудряшов?
  • Почему Аджинджал — великий, а Зырянов — чемпион?
  • Кто научил Джикию делать нормальные бутсы?
  • Есть ли стержень у «Спартака»?
  • И самое главное: Илья Муромец — он вообще чей?

«Злые мы оба»

— На вашем совместном опыте можно, мне кажется, издать энциклопедию русского футбола. Вы так хорошо друг друга дополняете…

Казаков: А если из нас одного футболиста слепить? Вообще был бы топ!

Владимир Казаков / Фото: © ФК «Муром»

— Вот я и попытаюсь это сделать.

Казаков: И на поле дополняли, кстати: я в опоре, он выше. Я первый опорный хав, который сказал Кудряшову: «Бегать назад тебе не надо». Так, Саныч?

Кудряшов: Первый и последний. Когда пересеклись в «Шиннике» в 2007-м, тебе сколько уже было? 37. Мы-то сильно помоложе с Санькой Павленко, но вышел указ: в оборону не садиться, сам разберусь. Сказочный вариант. И тут мне как поперло!

Казаков: Тренером в Ярославле был тогда Сергей Юран, начальником команды — Шишлов Юрий Николаевич. Я-то уже заканчивать собирался, колено прилично побаливало, думал уехать во Владимир на старости лет — я же местный, владимирский, а за «Торпедо» так ни одного матча и не сыграл. Даже тренироваться с ними начал: надо, думаю, отдать дань родной земле.

Поработал с Владимиром недельки две, и вдруг звонит Шишлов: команду, говорит, собрали в Ярославле, все вроде хорошо, но чего-то не хватает, загляни к нам в Турцию на минутку, будь другом. Ну хорошо, приехал. А там такая банда! Скоков, Шаронов, Черкес, Кудряшов, Павленко, Монарев, Коновалов, Хазов — все из премьерки! Остался, конечно. Задачу таким составом как не решить? Зашли с первого места.

Кудряшов: Вот времена меняются, да? Зимой играли «Муромом» на Кубке ФНЛ — даже у тех, кто под задачу, опытных футболистов, реально поигравших, по пальцам пересчитаешь.

Казаков: Так всегда было: человек отметился хорошо в высшей лиге, настало время — спустился пониже. Сейчас по-другому все.

— Почему?

Казаков: Сложный вопрос. Одна из причин, мне кажется, — деньги, размеры контрактов. Между РПЛ и ФНЛ теперь пропасть.

Кудряшов: А про вторую лигу вообще помолчим.

Фото: © ФК «Муром»

Казаков: Вспоминаю союзное время: вторая лига — рублей 120-180 зарплата, первая — 180-300, высшая — 300-600. То есть градация в целом разумная, соизмеримая. Сегодня эту пропасть измерить нечем, нет таких инструментов. Поэтому в низших лигах все омолаживаются, и мне пока не очень понятно, хорошо это или плохо. Человек, способный повлиять на игру и атмосферу изнутри, в любой команде идет по цене золота. Молодым у кого учиться? Это штука тонкая, почти незримая: и в игре, и в тренировке постоянно возникают ситуации, требующие мгновенной точной оценки и такого же решения. Плохо, что «динозавров» в первой лиге теперь мало.

Кудряшов: А про вторую я снова промолчу.

— Почему про нее надо молчать, когда как раз в «Муроме» — живой классик?

Казаков: Саныч, я считаю, играет в становлении команды центральную роль. И как тренер, и как действующий футболист. Во-первых, он исполняет на пять баллов, у него компьютер в голове. Во-вторых, мне нравится умный футбол. Я в детстве болел за «Спартак», проникся этим стилем, когда все в движении и на контроле, и сам пытался ему соответствовать, если попадал в правильное окружение. В-третьих — мы по духу родные братья. Я в жизни, говорят, добрый, даже слишком, зато на поле друзей и авторитетов не было и нет. Судья свистнул — все, я сразу выпал в другую реальность, в которой только ты и твоя команда, больше ничего.

Кудряшов: Поверили, что он добрый? Зря. Злые мы оба. Если друг против друга — искры на километр летят. А как иначе? Не хочешь победы — не играй. В карты, в шашки, в баскетбол — без разницы.

Казаков: Я завожусь с полтычка, он — с четверти. Я умру, но все сделаю, чтобы его уложить. И то же самое получу в ответ. А когда игра закончится, мы в обнимку пойдем в раздевалку. По-другому невозможно. И в команде духовитость эту надо поддерживать как-то, пусть даже искусственно. Парням ее часто не хватает. Пусть на «жопки» поиграют, на интересик, это очень полезно. Мне-то без разницы, мне «жопки» не нужны, я и так проигрывать не умею. Буду землю зубами грызть, на коленях ползать — лишь бы моя победа.

У нас с Санычем в теннисбол никто здесь не может выиграть. Любую команду собирайте, а мы себе любого молодого берем — и поехали три на три. Нет шансов.

— А если два на три, вы без молодого?

Кудряшов: Тогда вообще на ноль. Нам-то молодой только в нагрузку: они все время на него дают, чтобы ошибся.

Казаков: И еще: лучше сыграть 2:2, чем 0:0. Здесь мы тоже совпадаем.

Фото: © ФК «Муром»

«25 тысяч? Нормально за меня дают»

— Тогда расскажите, что случилось с командой в тот день, когда вы укатали лидера группы, «Текстильщик», со страшным счетом 6:2? Откровение снизошло?

Кудряшов: Первое откровение такое: мы еще до скамейки запасных после установки не дошли, а на табло уже 0:2. Да ну! Ведь только что в раздевалке договаривались: внимательно начинаем, аккуратно… Мы были тогда на подъеме, но душик получился нормальный. Иваново крепкая команда, они нас сразу решили прихватить. Начали с высокого прессинга, пошли в открытую, а у нас ляпы: один махнул, второй, отскок, рикошет — и уже горим… Но потом все наладилось. Главный тренер грамотно разобрался в ситуации.

— Маэстро Кудряшов помог команде?

Кудряшов: Нет, не доверили. Проиграл конкуренцию, остался в запасе.

— Вопрос главному тренеру: вы знаете, какая трансферная цена у маэстро Кудряшова на европейском рынке?

Казаков: А она есть?

— 25 тысяч евро.

Кудряшов: Нормально за меня дают, смотри.

Казаков: Так я завтра его в аренду отдам за такие деньги. За половину даже. Но только на месяц.

Фото: © ФК «Муром»

— Есть у этой истории и печальная сторона: год назад, при переходе из Самары в Муром, цена Кудряшова была ровно вдвое выше.

Кудряшов: Ну правильно, я же сюда пришел как тренер. Еще неплохо сохранился, получается. Всегда интересно было: кто эти цены определяет, откуда они их берут?

— Transfermarkt имеет репутацию, ему принято доверять. Этот же ресурс, кстати, напоминает, что в академии «Чертаново» тренируется 16-летний Николай Кудряшов, который совсем еще недавно был приписан к Ижевску. Прибавил? Или волевое решение отца?

Кудряшов: Прибавил. Волевое решение у меня в этом плане одно: всего добейся сам. Нет, его в Ижевске внимательно смотрели три недели. Уже второй сезон в «Чертаново».

— Значит, за сына можно порадоваться?

Кудряшов: Радоваться пока нечему, пусть работает. 16 лет — такой возраст, когда нельзя расслабляться. В «Чертаново» в этом плане делают все правильно, мне кажется. Атмосфера правильная, отношение к молодым правильное и футбол правильный. Мне как раз такой по душе.

— Так какие подвиги нужно совершить молодому футболисту, чтобы подняться из провинции?

Казаков: Ничего тут ничего не изменилось и никогда не изменится. Самое главное — любить футбол. Я вот до сих пор не наигрался, честно. Бегал бы и бегал, если бы колени позволяли.

Кудряшов: Он и так бегает почти каждый день. По вторникам и четвергам-то всяко. Там такие зарубы…

Казаков: Мне жена говорит: «Ты сумасшедший, у тебя один футбол в голове». Так и есть, по большому счету. Следую совету психолингвиста Татьяны Черниговской: мозг, говорит она, засорять не надо. Футбол — это космос. Я футбол могу бесконечно смотреть, особенно хороший. Или читать про него. Или думать. А лучше всего — играть.

Фото: © ФК «Муром»

— Футбол, значит, мозг не засоряет?

Казаков: Чистит!

Кудряшов: А рыбалка? Ты же без нее жить не можешь.

Казаков: Рыбалка — супер. Только времени на нее никогда нет. Нефутбольные люди даже представить себе не могут, что такое тренерская работа…

Кудряшов: Я полгода назад тоже не особо представлял.

— Это сожаление?

Кудряшов: Нет, конечно. Наблюдение.

«Дедушка тебя рвет, включись!»

— Хорошо, любовь к футболу — первое и главное условие, принято. Определенные способности еще, понятное дело. А в вашем случае — что еще, вот конкретно?

Кудряшов: Нижнекамск, конечно, не центр мира, но оттуда вышло немало сильных футболистов. Серега Будылин в вышке нормально поиграл, Саша Колотилко, Влад Игнатьев. И команда раньше была серьезная, постоянно в первой лиге. Мне лет пять было, когда я заболел: брат привел на игру, у них народу не хватало, что ли. И уже не вылечился. Сразу всем сказал: буду футболистом. Никто, правда, не поверил, я же всегда был таким — как бы это сказать правильно? — ну, фактурным. Всю жизнь боролся с весом. А сейчас уже не надо.

Мне говорили: у тебя в хоккее лучше получится, там люди с массой в цене. Даже сходил, помню, на одну тренировку, а там хоккеисты в футбол играют. Думаю: а смысл тогда? И вернулся.

Казаков: Муром маленький город, но у нас постоянно были представители в высшей лиге. Сначала Виктор Лосев, капитан олимпийской сборной в 1988-м, потом я, сейчас Женька Конюхов играет в Самаре.

Кудряшов: Как это можно понять: команды в Муроме не было, а игроки — вот они?

Фото: © ФК «Муром»

Казаков: Так и понимай: трудоголики все. Я Гвардиолу читал, он молодым говорит: «Вас будят ночью и задают вопрос: пойдете играть в футбол? Если ваш ответ «нет» — бросайте это дело». На 200 процентов согласен!

— Вас разбудят — пойдете?

Казаков: В одну секунду соберусь. Хоть ночью, хоть сейчас. Хотите? Пошли постучим, не вопрос. Любая возможность пообщаться с мячом — счастье. И Саныч такой же. Вратарю побить, три на три, просто почеканить — все годится. Да хотя бы детишек посудить.

Кудряшов: Нет, этих я судить больше не буду. В прошлый раз так мне напихали, еле ноги унес: «Але, судья, куда смотришь, чего свистишь!». Я, говорю, сейчас всех вас свяжу одной веревкой, в рядок положу и надаю по задницам.

— Смена растет.

Казаков: Хотим вот 5-6-летних пацанчиков теперь набрать, будем с ними по вечерам возиться. Хотя бы факультативно, два-три раза в неделю. Я маленьких ворот наделал уже, целых 16 штук. И для футболистов хорошая практика — пусть тоже тренировки проводят. И для клуба важно, чтобы люди понимали: «Муром» — не только команда ПФЛ, это будущее города.

— Ваш друг Дмитрий Вязьмикин, главный тренер соседнего «Торпедо», подумывает возобновить карьеру в 46. Трудно, говорит, без этого жить. Невозможно.

Кудряшов: Картины точно не испортит, я вам скажу. Вязьмикину респект, с одной стороны, потому что он всегда был в большом порядке, и сейчас такой же, а с другой — упрек молодым: дедушка тебя рвет, включись!

— Вы ведь оба тоже из клуба долгожителей…

Казаков: Я в 39 закончил. А Русик Аджинджал в 40 еще в вышке играл, причем в Краснодаре. Не номер в заявке занимал, а такой давал объем, что у молодых квадратные глаза.

Кудряшов: Вот откуда столько здоровья у человека? Говорит: «Как тебе не стыдно? У меня в 42 года два предложения из высшей лиги было, а ты вообще пацан еще, заканчивать собираешься». И точно, думаю, я что — хуже? А потом понимаю: конечно, хуже.

Казаков: Русик — великий. Мой лучший друг. Один из лучших.

— Аджинджал был тренером у вас «Муроме», но отзаявлен в феврале. Почему?

Кудряшов: Он бы до сих пор по мастерам спокойно играл, если бы захотел.

Казаков: Как его только заставить? А вообще история очень банальная. В заявке должно быть определенное количество тренеров с лицензиями, мы же маленький клуб. Самый маленький в ПФЛ, думаю. Главный тренер, тренер, тренер по вратарям, директор, начальник команды, он же администратор, бухгалтер и пресс-атташе — вот вся администрация.

— Рационально устроенное хозяйство.

Казаков: Да, но круг обязанностей меньше от этого не становится. В общем, сейчас Кудряшов учится на категорию «B», поэтому отпустили мы Руслана Алексеевича в свободное плавание.

Владимир Казаков / Фото: © ФК «Муром»

Кудряшов: Может, у него опять предложение из вышки?

Казаков: В любом случае знаю: будет трудно — прилетит и поможет, даже звать не надо.

— Какая грусть в глазах…

Казаков: Нет грусти, все правильно. Жизнь продолжается. Мы с ним столько вместе прошли, что это уже навсегда.

«И мячик отлично ходит, и ворсик стоит как родной»

— Мне понравился ваш стадион, честно. Компактный, аккуратный, сосновый бор за трибуной, газон — прям конфетка…

Казаков: Да и я тоже считаю, что он у нас неплохой. Мы ночами там пахали, чтобы все было как положено. Крошку, помню, в час ночи привезли, игра на следующий день — ничего, нормально, работаем. И глава ночью приезжал, волновался, помогал (глава городского округа Муром Евгений Рычков. — «Матч ТВ»).

— Вы оценили?

Казаков: Конечно. У человека душа за дело болит, видно же сразу. Понятно, что все эти ночные подвиги — энтузиазм чистой воды, но он ведь тоже рождается из любви к футболу. Мне очень хочется, чтобы атмосфера у нас была как в Англии. Я бывал на матчах английских команд, гостил в «Халл Сити» у Слуцкого, даже на четвертый дивизион удалось посмотреть. Это же никакими словами не описать — как там круто, какая невероятная атмосфера!

И у нас можно так сделать, уверен. В Муроме — сто процентов! Да только на энтузиазме все не вывезешь. Нам, например, обязательно нужен козырек, хорошая акустика, нормальные туалеты — много чего еще нужно, чтобы людям было комфортно. Одним футболом народ на стадион не заманишь. Хотя в Муроме получается пока.

Но мы развиваемся очень хорошими темпами, я считаю. Клуб 2014 года рождения, а играет уже во второй лиге. «Муром» — пример для других, вот так скажу. Хороший стадион, отличное поле, зрителей всегда биток, и останавливаться мы не собираемся.

Фото: © ФК «Муром»

— Таких полей на «Западе» ПФЛ действительно немного.

Казаков: У «Казанки» еще, но там безграничные возможности. Крошка у нас не черная, а пробковая, по такому покрытию и мячик отлично ходит, и ворсик стоит как родной, и по травматизму вроде нет претензий.

Кудряшов: Во Пскове осенью играли, я обалдел. Нет, обалдел я раньше, когда со «Спартаком-2» приезжал туда три года назад. Но тогда поле было просто ужасным, а сейчас это настоящая катастрофа. Вот такие гвозди торчат!

Казаков: Палас надорвался, они его болтами прикрутили. Нормально? А если человек в подкате ногу в клочья порвет? Запросто же, все для этого готово. А таких полей у нас — процентов 80. Это влияет не только на тренировочный процесс, но и, в конечном итоге, на качество футбола и футболистов. Как же он вырастет, пацан-то? Дайте будущему скрипачу деревяшку вместо скрипки, а вместо смычка — палку. И приобщайте к высокому искусству…

— Развейте последние сомнения: Илья Муромец здесь родился? Или где-то на Украине? Или в Белоруссии, которая тоже претендует на первородство?

Казаков: Ответ очень простой. Есть в Белоруссии или на Украине Муром? Нет. Город старинный, он древнее Москвы, и назван Муромом неспроста. Наш парень Илья, однозначно карачаровский!

— Я в этой связи знаете о чем подумал? С точки зрения маркетинга название ФК «Муромец» перспективнее, чем просто «Муром», вам не кажется?

Казаков: Не-е-е-т. «Муром» — круглое слово, мягкое, родное. Очень красивое имя, ну что вы! Говоришь «Муром» — понимаешь, что и Муромец где-то рядом. У нас, кстати, стадион есть «Муромец».

— В общем, плохая идея. Тогда другой вопрос. Не успел «Муром» заявиться в ПФЛ, как пошли речи о том, что «через год-два нас ждут в первой лиге». Никто вам тогда не поверил. Шутка была?

Кудряшов: У нас главный тренер кто? Правильно, максималист. Каждый матч хочет выиграть. Как только все матчи выиграем — здравствуй, ФНЛ! Серьезно, туда очень хочется.

Казаков: Мы тут в основном по земле ходим, а на облака только смотрим. И понимаем, конечно, что ни по финансам, ни по базе мы пока к первому дивизиону не готовы. ФНЛ — мечта. Если мой город взлетит в ФНЛ, выйду на берег Оки, встану на голову и буду ногами хлопать перед камерами.

Есть и корыстные мотивы. В ФНЛ ритмичный календарь, много матчей. 21 игра дома! Город будет счастлив. Такие игры, как с Иваново или с Долгопрудным, когда Саныч вышел в концовке и перевернул игру, — они в памяти навечно. Муром столько пережил за 90 минут — от полного разочарования до абсолютного триумфа! Это и есть футбол. Чем его больше, тем лучше для всех.

Кудряшов: 12 матчей на своем поле — вообще ни о чем. Еще и полгода паузы зимой, еще и Смоленск снялся. Так ведь и помереть недолго, только начав жить. Мы дома 6 апреля сыграли, следующий матч — 3 мая. За месяц можно забыть, что в городе есть команда.

— Что предлагаете?

Кудряшов: Как минимум — хорошо подумать. Может, обязать регионы содержать команды ПФЛ? Хотя бы по одной на каждую область.

Фото: © ФК «Муром»

«Бутсы шить можем, снег убирать»

— А если, например, объединить «Запад» и «Центр»?

Казаков: Можно. Я — за. 25-26 команд, и пускай две выходят в ФНЛ. Супер!

Кудряшов: А с «Востоком» что делать?

Казаков. Не знаю, честно. «Восток» — дело тонкое, Петруха. Но вторую лигу надо обязательно развивать. Это, мне кажется, важнее, чем биться с проблемой лимита в РПЛ. Сто процентов! ПФЛ себя оправдает, если отсюда будут брать хороших футболистов.

Кудряшов: Лучшая тренировка — игра, все в футболе об этом знают. А у нас получается наоборот. Если честно, я уже за переход обратно на «весну-осень».

Казаков: Я тоже дозрел. Но и тренировочной работы, на мой взгляд, нам не хватает. Слуцкого спрашиваю: «Викторыч, ну чем они лучше нас?». Он отвечает: «Володя, в «Халл Сити» 14-летние пацаны тренируются больше, чем ЦСКА, почти в два раза». А ЦСКА тренируется в два раза больше, чем «Муром». Так это мы, получается, вообще не тренируемся?

Мы в свое время и на льду играли, и на снегу, и в зале — где мяч прыгает, там его и двигали. Вот этой школы сейчас тоже многим не хватает. Родители, помню, купили мне валенки, а в футбол-то неудобно в них играть, они высокие, под коленкой давят. Я долго думать не стал — резанул голенища. Таких люлей получил! Валенки мы обрезали, хоккейную форму после старших получишь — штопаешь ее, подшиваешь. Потом, кстати, Джикию научил шилом работать, он всей команде бутсы ремонтировал в «Локомотиве-2».

А Кудряшову кто бутсы делал? Он где бы ни играл, звонит: «Володь, бутсы купил, сделаешь?». Какие вопросы! Выдираешь плоскогубцами клепки, подошву вынимаешь, прошиваешь — они как тапочки становятся. Конфетки, а не бутсы. Да я и сейчас, в «Муроме», пацанам нормальные бутсы из ненормальных делаю.

Кудряшов: Когда тебя из тренеров выгонят, найдешь, чем заняться.

Казаков: Да точно не пропаду. Бутсы шить можем, снег убирать. Мы поле наше чистили, машину же на него не загонишь, лопатами так махать наловчились — только в путь.

— Всей командой, надеюсь?

Казаков: Конечно. И дети помогали. А потом нам еще военных дали. Своими руками все вынесли. Поначалу яро взялись, а на третий день я уже ни рукой, ни ногой не шевелил. Ходил, пошатываясь. Зато спал крепко. Ничего, все сделали как надо. Приезжие удивляются: у вас с подогревом поляна, что ли? Ага, с подогревом, конечно, как иначе?

Дмитрий Кудряшов / Фото: © ФК «Муром»

Кудряшов: Просто хочется, чтобы все было как положено. Мы-то знаем, плавали немножко.

Казаков: И проектор сами поставили, и на стиралки руководство уговорили. Вспоминаю своих тренеров — Павлова, Овчинникова, Кипиани, Побегалова. Да всех, с кем свела судьба. Я у них чему научился? Вот этому: самый главный человек в клубе — футболист. Не будет футболистов — мы все тут нафиг не нужны. Мы — обслуга, вот главная политическая линия правильно устроенного клуба. Чтобы с футболиста требовать по полной программе, надо его сначала сделать главным.

Давно задумано, все руки не дойдут — в каждом кабинете повесить такой плакат: «Главный в клубе — футболист!». Большими буквами. Помню, в «Шиннике» бухгалтер был у нас, не к обеду будь сказано. Приходишь премию получать, она на тебя такими глазами смотрит, будто свои деньги отдает. Нет, ребята, обмениваться нужно только позитивной энергией. Сегодня проиграли — значит, завтра выиграем. И послезавтра тоже.

— А еще говорят, что футбол простая игра. Бутсы прошей, снег убери, плакат нарисуй…

Кудряшов: Она действительно простая. Ближний есть — отдал, мяч не потерял. В «Спартаке», вспоминаю, перед игрой выглянешь из-под трибуны, а там 60 тысяч народу. Бли-и-и-н, что делать, как жить? Вася Баранов говорит: «Ничего не выдумывай. Первый пас — ближнему, дальше все будет нормально». И точно: ближнему аккуратно отдашь, да если еще и вперед — фух, отпустило сразу! А когда первое действие неточное — привет, пошла трясогузка.

Казаков: Мудрое ветеранское правило, оно работает во все времена: отдай три передачи, а потом начинай играть.

«Сто Кокориных на квадратный километр»

— Чисто тренерский вопрос: что для футбола ПФЛ важнее — «физика» или тактика?

Казаков: Важнее всего баланс. С «физикой» все без комментариев понятно, но ведь даже в дворовом футболе есть место тактике. Кого ставить в раму, кого в нападение — уже тактика. За счет чего играть: тесно, маленькая площадка, — значит, через короткий пас, есть пространство — разбегаемся пошире. Ну и так дальше.

Кудряшов: Если голова не работает, нужно много бегать. А я, например, не очень люблю бегать. И никогда не любил. Но я включусь в тот момент, когда силы понадобятся, а у бегунков они уже закончились. Тактика? Как тот же Гвардиола говорит: «Важно, где мяч не сейчас находится, а где он окажется через пару секунд».

Казаков: Задам встречный вопрос: чем отличаются футболисты в ФНЛ и ПФЛ?

— Если мы говорим о тактике — наверное, уровнем понимания игры.

Кудряшов: Вот. Бегают все одинаково, а думают и принимают решения по-разному. Во второй лиге есть игроки, которые бегут, поверьте, не хуже любого спринтера из РПЛ. Техничных ребят тоже хватает. А дальше начинается чтение.

Казаков: Такой пример. Костя Зырянов, наш добрый товарищ, мы с ним хорошо поиграли в «Торпедо». У него невысокая стартовая скорость, да и на дистанции не сказать что супер. Удар — точно не «пушка», техника как у всех, на «втором этаже» не хозяин. Зато Костя всех лучше играл на добивании. Сколько он мячей с отскоков положил? Не сосчитать. Как это можно объяснить?

— Есть такое слово — чуйка.

Казаков: Правильно! А в переводе на язык футбола — дар предвидения, чтение игры. Вот футболист Кудряшов и любой другой центральный хав из ПФЛ. Ставим их в одну и ту же проблемную ситуацию и задаем вопрос: что делать будем, товарищи футболисты? Кудряшов скажет: тому я дам длинную, с этим можно рядом обыграться, а тот пусть подождет три с половиной секунды. У Кудряшова будет пять адресов, и все правильные. А второй расстроится: «Валерьич, некому давать, все закрыты».

У Кудряшова цветная картинка в голове, а у большинства — черно-белая. Видеть футбол в цвете — это и есть талант. Причем талантливых ребят в России много, но мы за ними правильно ухаживать пока не научились.

Кудряшов: Мы — за ними, они — за собой. В футболе же все начинают примерно одинаково: вот тебе ноги, голова, мяч — бей и беги. И разбираются в нем все отлично. Но в какой-то момент дорожки расходятся: десять человек встали, а один двинулся дальше. И не факт, что самый талантливый. Поэтому разговоры на тему «футболисты получают бешеные бабки» меня бесят. Ну мы же вместе начинали, говорю! Ты в 12 лет стал гулять, в 15 пиво-сигаретки, в 18 с футболом закончил. А я все это время потел на стадионе или в зале, мучился как дурак. Кого винить?

Казаков: Хорошие футболисты и зарабатывают хорошо. Сейчас уже меньше, правда.

Дмитрий Кудряшов / Фото: © ФК «Муром»

— К этой фразе принято добавлять: и слава богу.

Казаков: Ага, с дивана. Лежать на диване — классное занятие, давайте позавидуем. У тебя пивасик в пузе булькает, у ребенка гаджет в руках, он вообще не напрягает, тычет кнопочки и не канючит. Идеальный вариант! Самое время поговорить о том, сколько получают эти гады футболисты. А встать с дивана и пойти с ребенком на стадион не пробовал? Да не один раз, а каждый день, если у тебя самого не срослось!

Справедливо, мне кажется, для начала посчитать, сколько футболист пахал, а не сколько он зарабатывает теперь, когда жизнь удалась. В этой связи большая просьба: поддержите, пожалуйста, от нашего с Санычем имени Кокорина с Мамаевым. Парни давно осознали, что натворили, но всех бесит другое: сколько у них денег. Отсюда вся показуха. Было бы в России сто Кокориных на квадратный километр — и Саня меньше получал бы, нет разве? Так покажите людям, как он с тренировки каждый день уползает, а не из «Кофемании» какой-нибудь, елки-палки…

«Саныч, выходи, ты наш последний патрон!»

— Вот вам еще задачка по тактике. Однажды спросил у Слуцкого: «Вам в последнее время попадалось на глаза что-то толковое, глубокое из этой области? Или все давно придумано?». Ответ был такой: «Новации в тактике — до сих пор явление обыденное, хотя многим кажется, что футбол в этом отношении достиг потолка. Но, на мой взгляд, концептуальны два условия. Первое — количество защитников: четыре или три. Второе — количество форвардов на передней линии атаки. Все остальные параметры относительны, потому что ротацию схем провоцируют даже незначительные смещения в одной зоне»… Футбол ПФЛ доходит до таких глубин?

Кудряшов: А в этом смысле какая разница — вторая лига или высшая, Англия или Россия? Все идет от исполнителя. Есть у тебя мощный форвард — естественно, ты будешь навязывать сопернику борьбу на «втором этаже», наигрывать фланговые атаки и передачи в штрафную. Есть два хороших центральных защитника — наверное, постараешься правильно использовать обоих. Но всем и всегда хочется баланса. Тактика — это и есть поиск баланса, по большому счету.

Казаков: У тренера как голова устроена? Она работает в режиме нон-стоп, даже ночью. Лежишь и крутишь бесконечное видео: что ты сделал правильно, где ошибся? Мне жена говорит: «Ну неужели ты каждую игру поминутно помнишь?». Нет, говорю, посекундно. Я, может, и хотел бы от этого архива избавиться, но как это сделать?

— Футболистам полезно так болеть игрой?

Казаков: Им проще. Совсем же разные профессии.

— Дмитрий Кудряшов их успешно совмещает. И не он один.

Казаков: У него фаза перехода.

Кудряшов: Нет, мой футболист закончился. В июне у него прощальный матч.

— Статистика возражает. Муромский болельщик, судя по всему, тоже.

Казаков: Саныча зрители очень любят. Ждут, просят всегда, чтобы выпустил. Вот вообще не уверен, что прощальный матч в июне. Я его не отпущу никуда.

— Помогает делом и голом?

Казаков: С Долгопрудным играем — начало сезона, первый матч дома, команду вроде нормальную собрали, на сборах многое получалось, готовы неплохо. А не идет игра, и все. Полтора тайма мимо, 0:1. Все, говорю, раздевайся, Саныч, выходи, ты наш последний патрон. А народ же не знал его еще. По трибунам — бу-бу-бу, кто такой вообще, что за толстяк? Вышел на 63-й. Первая передача, и сразу в обострение — хоп, прошла. Все притихли. Вторая передача, третья — трибуны, видимо, давай в интернете шарить по Кудряшову. А команда как понеслась! Игроки бегут, мячик слушается, мысль, движение, завершение, все дела. 1:1, 2:1, а в концовке Саныч еще и штрафной кладет. Весь стадион скандировал, клянусь: «Куд-ря-шов, Куд-ря-шов!».

И никто не понял, что произошло. Глава мне потом: «Что это было?». «Ничего особенного, — говорю. — Просто на поле вышел человек, который поиграл в настоящий футбол». — «А разве так бывает?» — «Именно так и бывает». — «Да это же звезда!» — «Не звезда, а просто квалифицированный футболист».

— Так кому проще жить, Дмитрий, — футболисту или тренеру? Даже в фазе перехода.

Кудряшов: И сравнивать нечего. У футболиста ровно три важные задачи: хорошо поработать, хорошо отдохнуть и хорошо сыграть. Пришел на теорию, посмотрел нарезочки, понял, чего от тебя хотят, — и давай дальше готовить себя любимого. А сейчас кто их делает, эти нарезочки? Четыре-пять матчей посмотри, отметь важное, найди сильные и слабые стороны, грамотно все скомпонуй — вот тебе пять минут видео на выходе. Причем сделать надо так, чтобы эти пять минут парни посмотрели с интересом и с пользой. Тренеры-то четко понимают, как выиграть матч, осталась ерунда — исполнить…

«Цыплята еще не выросли, а кур уже зарезали»

— Интересная штука. Команд в вашей карьере было много, но первая ассоциация с фамилией Кудряшов — «Спартак», в котором вы провели ровно один сезон. Почему?

Казаков: Я знаю ответ. «Спартак» чем всегда славился? Игровым интеллектом. Гаврилов даст щекой — низом, несильно, пять человек на перехвате, но каждый не достает по сантиметру. Черенков, Мостовой, Титов, Аленичев — это тоже настоящий «Спартак». Самая стилевая команда в России. Его хоть в белое одень, хоть в зеленое — как только матч начинается, сразу понятно: играет «Спартак». У Кудряшова как раз такой футбол. Цветная картинка в голове, говорю же.

— Правду сказал главный тренер?

Кудряшов: Мне кажется, я последний настоящий «Спартак» как раз и застал (2002 год. — «Матч ТВ»), потом пошли пертурбации. Та команда в душу запала, конечно. Я молодой был, больше учился, чем играл, хотя в состав попадал регулярно.

— В нынешнем «Спартаке» есть стержень, как считаете? Что-то слишком часто он «плывет»…

Кудряшов: Есть подходящие ребята. Джикия, Гулиев, Глушаков — нормальные пацаны, боевые, с головой. Просто «Спартак» такой клуб, что любая проблемка выглядит бедой. Ничего не поделаешь, такой с него спрос.

Казаков: Народ хочет, чтобы случилось все и сразу, а так в футболе не бывает. Новый тренер только пришел, дайте ему вработаться…

Кудряшов: В больших командах времени никому не дают, ты же знаешь. «Спартак» почти каждый год меняет тренеров.

Казаков: Это плохо. Это проблема. «Спартак» во все времена был силен связью поколений. Черенков, Гаврилов, Шавло, Ярцев — одна плеяда. Под ними росли Кульков, Мостовой, Шалимов, следом — Титов, Тихонов, Кечинов, Хлестов, потом пришли Евсеев, Самедов и так далее. Люди пластами созревали, поэтому стиль-то и сохранялся. Теперь иначе: цыплята еще не выросли, а кур уже зарезали.

Кудряшов: Капитализм. Европа. Коммерция. Не только в «Спартаке», везде же так. Спартаковские ребята играют где угодно, только не в «Спартаке». Слава Кротов в «Уфе», Саня Пуцко в Хабаровске, Костя Савичев в «Енисее», Саня Зуев в «Ростове», Артем Самсонов в «Роторе», Вова Обухов в «Тамбове». С чем это связано? Взяли за большие деньги футболистов со стороны — надо их ставить. В том числе и такая причина, я вас уверяю. Хотя сейчас молодых из академии стали подтягивать, это меня очень радует.

— Не у каждого клуба есть свой Гинер, к сожалению.

Казаков. Всем правдам правда. ЦСКА в этом смысле — топ. Лучшая в мире селекция!

— Кстати: у «Мурома» трансферного бюджета нет как такового, я правильно понимаю?

Казаков: Мы никого за деньги не берем. Думаю, во второй лиге везде так.

Фото: © ФК «Муром»

— То есть никто за 25 тысяч евро Кудряшова не купит?

Кудряшов: Только по личному знакомству.

— Хорошо, вот у футболиста Иванова контракт на четыре года. А он через год хочет уйти из «Мурома», например, в «Текстильщик». И что, контракт в корзину, никто никому ничего не должен?

Казаков: В идеале должны платить, разумеется. По жизни все иначе.

— Давайте конкретно. Зимой из «Мурома» в краснодарский «Урожай» уехал ударный форвард Беляков. Неужели бесплатно?

Кудряшов: Поступило хорошее предложение. Мы дали Игорю теплые напутствия и благословили на подвиги.

— Это понятно. А деньги где?

Казаков: Игорь пришел к нам из Нижнего, из первой лиги, он там не играл особо: «Валерьич, можно побегаю у вас, наберу форму?». Побегал, набрал, забил немножко, и во время Кубка ФНЛ получил нормальное предложение. Зарплата прилично больше, команда под задачу, тренер его хорошо знает, сам он парень замечательный. Кем надо быть, чтобы перекрыть футболисту такой вариант?

— Чисто по-человечески понятно. Но есть ведь и другой уровень взаимоотношений, тут уже без сантиментов: клуб — игрок.

Кудряшов: Во второй лиге никто никому платить не будет. Не отпускаете? Ладно, другого поищем.

— И это правильно, вы хотите сказать? Все-таки футбол у нас как бы профессиональный.

Казаков: Если игрок уходит в первую лигу или в высшую — конечно, клуб на переходе должен зарабатывать. А тут ситуация принципиально иная: на том же уровне, но ощутимо лучшие условия. Для футболистов это очень важно, кстати говоря: понимать, что веревкой к столбу ты не привязан, будешь нормально работать, будешь прогрессировать — обязательно поймаешь свой шанс.

Фото: © ФК «Муром»

«Научить нельзя, научиться — можно»

— Что важнее для становления футболиста — талант или трудолюбие? Так и не решенный ведь вопрос…

Кудряшов: С трудолюбием без таланта выскочить наверх можно, а наоборот — никак. Сын сейчас жалуется: мало играю. Ничего страшного, говорю, обычная история, работай дальше. Сколько таких примеров: те, кто резво начинал по юношам, по взрослым не играют. Почему? Слишком легко давалось все поначалу, а потом, когда надо пахать уже не по-детски, заставить себя трудно.

— «Закаты в нашем футболе случают чаще, чем рассветы» — это тоже Слуцкий.

Казаков: К сожалению, он прав. Многие думают, что их время по-любому придет: не сегодня, так завтра «старики» сдуются, мы заходим в основу — и пошла красивая жизнь. Нет, ребятки. Туда — только на зубах. Там уже другие землю роют, пока ты в белых бутсах красуешься. У них, может, меньше способностей, они в сборных не играли, но они до цели, скорее всего, дойдут, потому что хорошо знают цену счастливому билету.

Кудряшов: Далеко ходить не надо, я и сам в некотором смысле такой. Мог больше, чем сделал. Мог играть в сборной, наверное, но чего-то не хватило. Не слушал умных людей в свое время, а теперь думаю: может, ко мне кто-то прислушается?

Казаков: По пониманию, Саныч, — играть тебе на самом высоком уровне. Вот прям на самом.

— Опять образ Гаврилова маячит?

Казаков: Не меньше.

Кудряшов: Куда там! Юрий Василич — это наш Пеле. Но да, мне говорили, я же помню: работай больше, не дури, у тебя получается! А я такой: да ладно, чего вы мне сказки рассказываете, я сам все знаю, я же вырос уже, я взрослый, мне целых 18 лет. И сейчас у молодых чаще всего такое же восприятие. Романцев знаете как говорил? Научить нельзя, научиться — можно. Золотые слова!

— А есть такие, кто не просто слушает, но и слышит?

Казаков: Есть, конечно. Плохо, когда тот, кто много говорит, сам показать не может. А Кудряшов-то все умеет. Он молодого одного загнал: давай, говорит, на 30 кувырков — с центра поля в перекладину попадаю с первой попытки. Тот: «Саныч, хорош травить!». А Саныч хлысь в перекладину по заказу. «Да ну-у-у-у!»

Кудряшов: Не, я теперь на 70 кувырков играю. Ставки выросли. Мне Косарев уже 140 должен…

Читайте также: