Футбол

Илья Учитель: «Нам хотелось показать Стрельцова романтиком, стилягой, Есениным от футбола»

Илья Учитель: «Нам хотелось показать Стрельцова романтиком, стилягой, Есениным от футбола»
Эдуард Стрельцов / Фото: РИА Новости/Дмитрий Донской
Интервью с режиссером фильма о великом торпедовце.
  • В этой ленте снова будет патриотизм?
  • Когда премьера?
  • Кто сыграл «Деда» Маслова?
  • Сколько времени заняло написание сценария?
  • Насколько исторически правдивым будет фильм «Стрельцов»? 
  • Как сыграют «Спартак» и ЦСКА?

Читайте и узнаете.

— На каком этапе находится производство фильма?

— В ноябре закончили снимать, сейчас идет монтаж. Параллельно делается графика, пишется музыка. Скоро начнем озвучание.

— Снимали только в Москве?

— Вся футбольная часть снималась на стадионе имени Стрельцова. Поскольку трибун того времени не сохранилось, вокруг всего поля растянули огромный хромакей (экран, чаще всего зеленого цвета, позволяющий при монтаже использовать другое фоновое изображение. — «Матч ТВ»). Потом заменим его на стадионы, где проходили включенные в фильм матчи. Нестадионные сцены снимались в Павловском Посаде, Люберцах и в самой Москве. Старались не удаляться от столицы.

Стадион имени Эдуарда Стрельцова / Фото: © ФК «Торпедо»

— А колония, где сидел Стрельцов?

— Как раз в Павловском Посаде, в здании бывшей фабрики. Полностью ее перестроили и оформили так, чтобы было похоже на тюрьму.

— Больших расходов потребовала стилизация под 60-е годы?

— Существенных. Москва сейчас совсем другая. Где могли, декорировали, что-то будет дорисовываться. Та же спортивная форма, мячи — все изменилось. Кстати, мячиков у нас много разных: для Олимпиады в Мельбурне одни, для чемпионата СССР другие. Подняли архивы, сшили историческую форму «Торпедо», «Зенита», «Спартака», сборной СССР, зарубежных сборных. Очень тщательно к этому подошли.

— Бюджет фильма раскроете?

— Он пока не финализирован. Закончим производство, учтем промокампанию, тогда и будет понятна общая сумма.

— Кто основные инвесторы картины?

— В первую очередь Фонд кино («Федеральный фонд социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии». — «Матч ТВ»), без которого фильм таких масштабов снять невозможно. Помог бизнесмен Роман Авдеев, владелец «Торпедо». Плюс собственные средства студии «Рок», которая производит фильм. Ключевую роль в финансовой поддержке играет, конечно, государство. Если оно не присутствует в таком проекте, других спонсоров найти нелегко.

Илья Учитель с отцом Алексеем Учителем / Фото: © РИА Новости/Екатерина Чеснокова

— Рассчитываете окупить вложения?

— Надеемся, конечно. На это были направлены все художественные средства фильма, задействовали талантливейших известных актеров.

— Дата выхода в прокат определена?

— Апрель следующего года. Как раз накануне чемпионата Европы-2020, куда наша сборная, надеюсь, выйдет.

— Самыми хлебными в плане сборов считаются посленовогодние дни?

— Верно, но и самыми загруженными тоже — слишком много фильмов уже забронировали даты выхода в прокат на этот период. Среди других удачных окон — середина февраля, 8 марта и начало апреля, в одно из них мы как раз попадаем.

— «Движение вверх», «Тренер», «Легенда № 17». Понравились вам эти фильмы?

— Какие-то больше, какие-то меньше. Мой фаворит среди них — «Легенда № 17».

Данила Козловский / Фото: © Официальный сайт фильма «Легенда №17»

— Субъективное зрительское мнение: во всех этих лентах перебор лубка и патриотизма. Придется ли и вам пойти на это, чтобы потрафить инвесторам?

— Эти фильмы базируются на патриотизме, потому что они про команду, про эпоху, про победы, сплотившие страну. «Стрельцов» — гораздо более личная история. Она не столько про родину, сколько про молодого человека, у которого было все, о чем только можно мечтать, но он в одночасье всего лишился. Это путь преодоления и возвращения. При этом Эдуард Анатольевич участвовал в международных матчах, приносил победы нашей сборной, так что какие-то нотки патриотизма, правильные, на мой взгляд, в фильме безусловно будут. Хотя и в другой интонации.

— Еще одна черта упомянутых фильмов — в них почти нет полутонов. Если герои, то только положительные или отрицательные. У вас с этим как?

— Герои у нас очень разные и, на мой взгляд, написанные не одной краской. Насколько убедительными они получились, судить зрителю. Есть ощущение, что нам удалось создать уникальный образ злодея, антагониста, влияющего на поведение Стрельцова и на его судьбу. Его сыграл Александр Яценко.

Александр Яценко / Фото: © РИА Новости/Екатерина Чеснокова

— Был реальный прототип?

— Поскольку в истории Стрельцова до сих пор есть белые пятна, с уверенностью сказать сложно. В зависимости от интерпретации, это могли быть разные люди, так что образ, воплощенный Яценко, скорее, собирательный. Стрельцов отчасти и сам виноват в том, что с ним произошло, хотя противостоящие ему силы — в большей степени. Если вспомнить, что его посадили за два дня до отъезда сборной на чемпионат мира 1958 года, несложно понять, что решение принималось большим начальством. Грубо говоря, если бы кто-то не стукнул кулаком по столу, Стрельцов поехал бы в Швецию и играл. Он был ключевым игроком сборной, и ее шансы на чемпионате мира с ним в составе были весьма высоки. Без прямого указания его никто не посадил бы, даже если бы Стрельцов действительно был виновен. А я думаю, что как раз не был.

— Антагонист, сыгранный Яценко, делал Стрельцову конкретные пакости или противостоял идеологически?

— Это фигура не того масштаба, чтобы идти на мелкие пакости. Он действует гораздо более тонко, изощренно. Главный герой как раз противостоит системе, которую олицетворяет антагонист. Нам хотелось сделать Стрельцова этаким Есениным от футбола. Человеком, опередившим время, романтиком, отчасти стилягой.

Эдуард Стрельцов / Фото: © РИА Новости/Александр Макаров

— В свое время режиссер Игорь Масленников не взялся за экранизацию «Азазели», считая персонажей Бориса Акунина лишенными характеров, плоскими. Насколько объемными получатся ваши герои?

— Повторюсь — судить зрителю. Мы постарались наделить каждого героя изюминкой. При том, что у наших персонажей были реальные прототипы, так что совсем вольно трактовать их характеры мы считали себя не вправе.

— Кто выступил при создании фильма экспертами, консультантами?

— Когда писали сценарий, встречались с патриархом спортивной журналистики Александром Нилиным, он знал Стрельцова лично. И посоветовал, кстати, чуть свободнее отнестись к исторической точности ради художественной убедительности, все-таки фильм и летопись не одно и то же. Во время съемок с энтузиазмом помогали Александр Мостовой и экс-руководитель ФК «Москва» Юрий Белоус. Создали собственную экспертную группу для проверки множества деталей. Условно говоря, дизайн номеров на футболках соперников сборной СССР должен был соответствовать исторических реалиям. Самым главным и сложным делом была постановка футбольных сцен. Помимо Мостового в этом помогал прекрасный тренер Олег Левин, сейчас он работает в молодежной сборной России, в штабе Михаила Галактионова.

Олег Левин / Фото: © ФК «Торпедо»

— Подсказывал актерам, как правильно бить по мячу?

— Не только. Нужно было создать костяк игроков «Торпедо» и сборной так, чтобы персонажи были узнаваемыми на экране. Для этого мы отсмотрели около 500 человек, большинство из них — действующие футболисты.

— Почему создателей фильма о Стрельцове консультировал спартаковец Мостовой, а не, к примеру, торпедовцы Петраков или Петренко?

— С Мостовым познакомились почти случайно, и видно было, как у человека сразу загорелись глаза. Я переживал, что когда дело дойдет до игровых аспектов, футбольные люди будут немножко отбывать номер. На самом деле с футбольным департаментом нам повезло. Выглядит все отснятое очень неплохо, хотя надо было насыщать футбол того времени современной интенсивностью, чтобы это визуально воспринималось.

— Говорят, Алексею Учителю, вашему отцу и продюсеру фильма, несладко пришлось, когда он представлял сценарий на встрече с ветеранами футбола. Досталось за алкогольные сцены, с одной из которых чуть ли не начинается фильм.

— Пьяным у нас Стрельцов на поле точно не выходит. Были встречи с легендами советского и торпедовского футбола, звучали пожелания. Важно понимать, что если ты берешься за кино о великом человеке, которого помнят многие из живущих, от критики все равно не уйти, да и не нужно. Отрицательные отзывы начинаются еще до премьеры, но если после показа их перекрывают положительные, фильм точно сложился.

Валерий Воронин / Фото: © РИА Новости/Дмитрий Донской

— Валерию Воронину в картине нашлось место?

— С Ворониным Стрельцов партнерствовал в более позднее время, на втором жизненном этапе, который событийно представлен в фильме не так полно, как первый. Поэтому мы больше задействуем персонаж Валентина Иванова. Вообще, когда замышлялся проект, мне виделась трехактная структура. Вот Стрельцов молодой, у него все хорошо. Затем все плохо, тюрьма. Третий акт — триумфальное возвращение. Просто и понятно. Но чем дальше мы углублялись в написание сценария, тем больше склонялись к тому, чтобы отметить все биографические вехи, но по-разному их интерпретировать. Возвращение Стрельцова в футбол в действительности было долгим: он тяжело набирал форму, работал на заводе, играл в товарищеских матчах. Мы решили внести некоторую долю обобщенности в последнюю часть фильма, и это отлично сработало на эмоциональном уровне, получилась очень концентрированная часть.

— Георгий Данелия писал сценарии, уезжая на несколько месяцев в Пицунду или Крым. Как у вас проходил этот процесс?

— Именно так, только без отъезда. Собирались сценарной группой в студии или у кого-то дома и писали.

— Долго?

— Про Стрельцова мне в свое время рассказывал дед, так что идеей снять про него фильм я заболел еще в школе. Первый вариант сценария появился в 2015 году. Всего их было три, а маленьких версий — около тридцати. Окончательный сценарий писался примерно год. Можно написать и за три месяца, и за две недели, но чтобы быть уверенными, что из этого получится хорошее кино, потратили больше времени.

— Обожаю актера Виталия Хаева, который сыграл тренера Виктора Маслова. И все же, на первый взгляд, они разные. Маслов ассоциируется с хитрецой, простотой и теплотой. Кинематографические образы Хаева брутальнее и циничнее.

— Актерское мастерство Виталия Евгеньевича, которого очень ценю, позволяет ему перевоплощаться так, как умеют немногие. Маслова и Хаева объединяет то, что оба они — мужики со стержнем, от этого мы и отталкивались. По сценарию Маслов относится к Стрельцову почти по-отечески. Я много читал про этого тренера, так что хитринку в его характер мы заложили. Получился, на мой взгляд, один из самых трогательных персонажей фильма. И, конечно, Хаев в образе Маслова совсем не тот, каким он был в фильме «Изображая жертву». Тренера называли Дедом — вот такой немножко «дед» у Хаева и получился.

Виталий Хаев / Фото: © РИА Новости/Кирилл Каллиников

— Думаю, одним из самых неравнодушных зрителей вашего фильма будет супруга Валентина Иванова Лидия Гавриловна. С ней встречались?

— Нет, но мы много общались с сыном Стрельцова Игорем. Он нам очень помог своими комментариями и остался доволен финальной версией сценария.

— Фильм о Льве Яшине, премьера которого должна состояться раньше, как-то повлияет на прокатную судьбу вашей картины?

— Если получится хорошим, поднимет зрительский интерес к футболу той эпохи. Я мало знаю про этот фильм. Вроде бы должен был выйти давно, но сроки несколько раз переносились.

— В прошлом году спрашивал Алексея Учителя насчет антропометрических отличий Стрельцова и исполнителя его роли Александра Петрова. «Если попадем в образ, через пять минут зрители забудут об этих отличиях», — ответил ваш отец. Но вот легендарные мощные стрельцовские ноги, с ними как быть?

— Так же. Вынесли за скобки.

Александр Петров / Фото: © РИА Новости/Екатерина Чеснокова

— Еще одна отличительная черта великого футболиста — скупость на слова, неумение говорить цветисто и развернуто. Петров в кино тоже немногословный?

— Он разный. Стрельцов до тюрьмы заметно отличается от Стрельцова после. Отпечаток, который наложило на него 5-летнее заключение, очень ощутим. Так будет в кино, так было и в жизни.

— Приходилось ли актерам дополнительно заниматься физподготовкой или, скажем, худеть?

— Худеть точно нет, а вот тренироваться — безусловно. Утвержденные на роли футболистов занимались под руководством Олега Левина более двух месяцев. Мы с ним придумали для фильма массу игровых комбинаций. Осталось не так много хроники с фрагментами игры Стрельцова, но мы попытались воссоздать самые известные голы с его участием. Угадает ли в них кто-нибудь реальные эпизоды, не знаю. Нам хотелось, чтобы это выглядело эффектно.

— Дай бог, чтобы самого Стрельцова узнали. 90 процентов нынешних зрителей вряд ли представляют, кто это.

— К сожалению. С другой стороны, баскетбольный бросок на Олимпиаде-1972 и Валерия Харламова тоже помнили немногие, однако фильмы получились успешными. Есть вещи, про которые нужно иногда напоминать.

— В чем еще специфика спортивных съемок, кроме детальной проработки комбинаций?

— Буду откровенен: снимать футбол — сущий кошмар. Сначала придумывали комбинации, потом раскадровывали, во дворе студии устраивали черновой прогон, отсмотрели чуть ли не все существующие футбольные фильмы — их, кстати, не так много. И даже в тех, что есть, подчас отсутствуют игровые сцены. В том же «Проклятый Юнайтед» люди выходят из-под трибун в белое пространство — затем мы видим счет на табло, сам футбол не снят. А начинаешь снимать — получаешь проблему пространственной ориентации.

— Зрителю важны эффектные удары и голы, но чтобы это снять, потребовалось придумать специальную систему осей и структурировать все движение на поле. Кроме того, мы учитывали солнце, которое в течение съемочного дня смещалось относительно стадиона и ворот, приходилось все это отзеркаливать. Трудоемкий процесс. Думаю, не все участники съемок понимали, что вообще происходит, но оператор, тренер и я держали руку на пульсе, это главное.

— Как вам удавалось получать помощь и поддержку продюсера Алексея Учителя, а режиссеру Алексею Учителю говорить: «Не мешай»?

— Не стану скрывать, «Рок» — семейная студия. Папа режиссер, мама продюсер, я в этом рос всю жизнь. Нам довольно давно удалось выстроить правильные отношения. Отец никогда не лезет в съемочный процесс, хотя, как любой продюсер, вносит жесткие правки в сценарий и монтаж. Приходится признать, что чаще всего полезные. Он приехал на площадку в первый день съемок, но через двадцать минут был изгнан оттуда.

— Давил авторитетом?

— «Изгнан» — шутка, конечно. Отец убедился, что съемки стартовали, проблем нет, и уехал. Все-таки «Стрельцов» заметно отличается от моего первого кино.

— Как оно называется?

— «Огни большой деревни», фильм куда меньшего масштаба.

— Сами болеете за «Спартак»?

— Да. Но к «Торпедо» всегда относился уважительно.

— Дадите прогноз на матч «Спартак» — ЦСКА?

— Что-то не нравится мне «Спартак» в последнее время. Хотя и армейцы «Уфу» не дожали. Верю в лучшее, пусть будет 2:1.

Илья Учитель / Фото: © РИА Новости/Евгения Новоженина

— Правда, что в школе вы устраивали футбольный тотализатор?

— Было такое. Только не на деньги, а на «чупа-чупсы». Обожал футбол, вот и решил организовать конфетные ставки на топ-матчи. В московской гимназии, где я учился, были довольно жесткие правила поведения, так что я со своими ставками попал в категорию отъявленных хулиганов.

— Название фильма «Стрельцов» — окончательное?

— Не думаю, что оно изменится, хотя какие-то варианты еще прорабатываются.

— Будет ли в фильме мощная развязка вроде того самого мюнхенского броска в корзину?

— Развязка будет, но другая. Мы снимали не про то, как Стрельцов играл, когда вернулся, а про само его возвращение, в этом главное преодоление.

— Каково соотношение в фильме исторической правды и вымысла?

— Я бы сказал не «вымысел», а «художественное допущение». 80 на 20 в пользу правды. Ну, или 70 на 30.

— Ваш отец сказал про фильм «Стрельцов»: «Это будет новый взгляд на спортивное кино». В чем новизна?

— Думаю, он имел в виду, что это более личная история. До этого снимали скорее «командные» фильмы.    

Читайте также:

Нет связи