«Мысли были разные — вплоть до ухода из фигурного катания». Как ученица Соколовской пережила непопадание на Олимпиаду

Алина Урушадзе была знакома с Анастасией Губановой еще со времен занятий в ЦСКА.

Грузинская фигуристка Алина Урушадзе несколько лет везла на себе женское одиночное катание сборной, завоевывала для страны квоты. Она начала свой путь за Грузию как раз в период корейской Олимпиады — проходила пробы в группу Светланы Соколовской.

Однако на недавние Олимпийские игры Алина не поехала, как и на другие крупные старты сезона. Ведь год назад в сборной Грузии появилась сильная соперница из числа русских одиночниц.

Сейчас Алина уже отпустила ситуацию и решилась рассказать, как пережила сложный период. «Матч ТВ» узнал у спортсменки, чье катание вдохновляло ее в детстве, чем уникален тренерский подход Светланы Соколовской и как группа встречала Марка Кондратюка после его побед.

«Пару раз пробовала тройной аксель. Но это очень тяжело, мы оставили попытки»

— Минувший сезон был для вас очень сложным с эмоциональной точки зрения. Давайте начнем по хронологии — о программах. Как и с кем вы их создавали?

— Автор — Никита Михайлов, наш любимый и бессменный постановщик. Для короткой программы мы выбрали песню британского музыканта Альберта Хаммонда в стиле джаз. Произвольная — под «Анну Каренину». Я отражаю на льду ее встречу с Вронским, влюбленность и трагический финал истории. Эта программа мне очень нравится, совершенно не боялась ее брать из-за того, что известные фигуристы уже катали.

— Когда и как вы узнали, что Анастасия Губанова стала членом сборной?

— Честно говоря, не помню точно — прошлой весной. Намного раньше, чем это стало публично известно. Мы с Настей, кстати, были знакомы со времен, когда она тренировалась в ЦСКА у Елены Буяновой. Обе были новенькими на катке, только каждая в своей группе. Общались хорошо.

— Что вам говорили руководители федерации насчет выбора между вами и Настей? По каким критериям они планировали определить участницу главных стартов сезона?

— Сказали, что будут смотреть по итогам первой части сезона: кто из нас как выступит на своих турнирах, как проявит себя и повысит рейтинг. Чемпионат Грузии у нас не проводится, внутреннего национального отбора нет. Моя команда, естественно, ставила главную цель сезона — участие в Олимпийских играх. До последнего не было ясно, кто туда поедет, поэтому мы готовились до упора.

— Как думаете, чего вам не хватило для пьедестала на Budapest Trophy?

— Надо было выше подпрыгнуть, тогда и место получилось бы выше.

— Осенью вы участвовали в юниорском этапе Гран-при. Он способствует рейтингу на взрослом уровне?

— Да, какой-то рейтинг он дает. Но главное — опыт. В тот момент мне просто нужно было где-то выступить, а в пандемию выбор невелик. Плюс в грузинской сборной еще нет юниорок-одиночниц, но место в серии Гран-при терять не хотелось. Я подходила по возрасту, логично, что меня отправили.

— Рассматривали ли вариант поочередного участия с Анастасией в трех главных стартах?

— Нет, сразу ничего не говорили ни про один старт. Сначала озвучили решение по чемпионату Европы, а затем, в середине января, — про самое главное. Мариам сказала тренеру, а та — уже мне. Вся команда до последнего верила, что мы победим.

Но я рада, что Светлана Владимировна все-таки поехала на Олимпиаду — с Марком.

— Как вы пережили эту новость?

— С одной стороны, я морально готовилась к такому варианту, но все равно получилось тяжело. Даже не думала, что настолько тяжело.

Мысли были разные — вплоть до ухода из спорта. Но стоило сказать на эмоциях «я больше не выйду на лед!», как я понимала, что не готова все перечеркнуть. Желание продолжать пересиливало. Светлана Владимировна была на моей стороне, все время поддерживала.

Сейчас уже потихоньку отпускает ситуация, говорить о ней проще. Значит, так должно было случиться. Почему-то не суждено мне поехать на эту Олимпиаду. Значит, буду готовиться к следующей.

— Как вы мотивировали себя тренироваться дальше? Брали ли тайм-аут?

— Я каталась до самого начала Олимпиады — все-таки запасная. Но чуть раньше травмировала ногу. Приходила на лед, тренировалась через боль, но нога все никак не восстанавливалась. Сейчас я уже месяц как не катаюсь. Занимаюсь ОФП и хореографией. Наверное, это хорошо — жизнь дает паузу, чтобы передохнуть и морально восстановиться.

— Может, неожиданная конкуренция внутри сборной стимулирует изучить новые элементы? Ультра-си, к примеру?

— Я пару раз пробовала тройной аксель. Но это очень тяжело, мы оставили попытки. Сейчас мне важнее выполнять свой максимум по контенту, докручивать все прыжки.

«Набор прыжков на просмотре для Соколовской не так важен»

— Вы интернациональная девушка: родились в Риге, живете и тренируетесь в Москве, носите грузинскую фамилию и уже пятый год выступаете за Грузию. Расскажите о своих корнях и семье.

— Я из смешанной семьи — русско-грузинской. Мой дедушка по папе — грузин, от него и фамилия. Родители много лет жили в Риге, там я начала кататься, до 13 лет выступала за Латвию.

Семья у нас большая: есть старший брат и младшая сестренка. Увы, редко вижусь с ними и родителями. Первый месяц после моего переезда в Россию мама провела со мной, чтобы помочь обустроиться и решить формальные вопросы. Потом она иногда приезжала, но ненадолго, потому что это сложно: гражданам Латвии нужна виза. Я единственная в семье с грузинским гражданством, и мы видимся за пределами России. Сейчас мои родные живут в Испании, рядом с городом Аликанте. В феврале впервые за четыре года мы все вместе отдохнули на море.

— Читала, что вы увлеклись фигурным катанием в двухлетнем возрасте, вдохновившись «Ледниковым периодом». Кто из участников шоу вам нравился?

— Вряд ли вспомню кого-то конкретного, ибо я слишком маленькая была. Скорее, атмосфера проекта, катание, яркие костюмы, музыка. Очень все было зрелищно, и это меня вдохновило. Я больше помню, за кем из спортсменов наблюдала: сначала за Аленой Леоновой, потом за Елизаветой Туктамышевой.

Елизавета Туктамышева / Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— Как состоялся ваш переход под флаг Грузии?

— На одном из международных турниров меня пригласили на разговор с президентом федерации Мариам Гиоргобиани. Думаю, ее заинтересовала моя грузинская фамилия. Тогда как раз хотели формировать сборную, из спортсменов был лишь Морис Квителашвили. Правда, выступила я на том соревновании неудачно: упала с пяти элементов из шести. Но руководство присматривалось к фигуристам с грузинскими корнями. Наверное, Мариам увидела во мне перспективы.

— Сразу определили для себя тренерскую группу Светланы Соколовской?

— Да, в Латвии мало специалистов по фигурному катанию, поэтому Мариам сказала, что надо искать таковых в Москве. Я сразу согласилась — чувствовала, что это шаг в большое будущее.

Помню, приехала в ЦСКА на просмотр, меня пригласили на двухчасовой общий лед. Я выхожу, и там катаются Лена Радионова, Александр Самарин… Спортсмены, которых я до этого видела только по телевизору. Это было вау! А чуть позже пришла Татьяна Анатольевна Тарасова — настоящее счастье! Она вообще кумир с детства.

— Что фигуристка обычно показывает на просмотре у авторитетного тренера?

— Как правило, новичка просто погружают в рабочий процесс. Тренеры наблюдают, как он ведет себя на льду, как подходит к делу, соблюдает ли дистанцию.

У Светланы Владимировны подход отличается еще и тем, что она оценивает будущего ученика как личность. Если он по духу подходит, то она берет. А набор прыжков в этот момент для Светланы Владимировны не так важен. Помню, я сделала три бабочки, и тренер спокойно, без гнева ушла со льда. В итоге взяла меня в группу. Я вернулась домой завершать дела, а к началу весны приехала и погрузилась в работу.

— Какие у вас, как члена сборной Грузии, финансовые условия?

— Сразу скажу, что у каждого из нас разные условия — в зависимости от результатов. У меня есть стипендия, и тренировки оплачиваются. Зарплату обещают, когда результаты повысятся. Рекламных спонсоров пока нет, только фирма-производитель коньков помогает с инвентарем.

— Знаете грузинский язык?

— Могу досчитать до десяти и поприветствовать. В прошлом году я начала учить язык, но затем пришлось направить все силы на подготовку к ЕГЭ. Надеюсь, скоро возобновлю изучение — пора бы уже говорить на языке страны, которую представляю (улыбается).

«Косторная — очень яркий, громкий и общительный человек»

— Ваш товарищ по команде Марк Кондратюк добился стольких успехов в сезоне! Как коллектив его поддерживал?

— Конечно, мы все желали удачи накануне, писали добрые слова. Немного в шоке от его результатов — в хорошем смысле слова, просто неожиданно (улыбается). После победного чемпионата Европы мы все вместе встречали Марка и Светлану Владимировну шариками, плакатами, хлопушками. Рада, что наш Марк стал намного увереннее в себе и продолжает развиваться.

— Не так давно к команде ЦСКА присоединились Алена Косторная и Николай Колесников. Проводите время вместе?

— С Аленой мы часто болтаем в раздевалке. Она очень яркий, громкий и общительный человек. Коля вообще потрясающий! Такой маленький, миленький. Я рада, что он с нами.

— Какие у вас планы на будущий сезон?

— Прежде всего восстановить ногу и здоровье в целом. По расписанию турниров пока ничего не ясно. Думаю, начнем с челленджеров, как обычно. Идеи новых программ тоже не обсуждали, но я почти уверена, что мы оставим произвольную. Я слишком мало катала «Анну Каренину» и не успела ею насладиться. Хочется отточить образ до идеала.

— Как у вас дела с образованием? Пару лет назад вы говорили, что хотите получать профессию, не связанную с фигурным катанием.

— Все-таки я решила поступить на тренера, чтобы была корочка как «подушка безопасности». У меня уже есть маленький опыт подкаток детишек. Это то, что я умею лучше всего после спорта, а денежка никогда не бывает лишней. Мало ли, как жизнь повернется? Так я хоть в любой момент смогу тренировать.

А в целом, я не исключаю варианта абсолютно новой профессии, когда закончу с фигурным катанием. Но пока что даже не хочу об этом думать.

Читайте также: