О просмотре у Буяновой, стажировке у Арутюняна и особой спортивной физиологии. «Матч ТВ» общается с родителями фигуриста Петра Гуменника

О просмотре у Буяновой, стажировке у Арутюняна и особой спортивной физиологии. «Матч ТВ» общается с родителями фигуриста Петра Гуменника
Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ
Как в семье священника и врача вырос призер чемпионата мира среди юниоров с балетной осанкой.

В успехе спортсмена огромную роль играют его родители — они приводят на каток впервые, вдохновляют на работу потом, находят лучших тренеров, дают ценные советы на разных этапах, радуются каждой победе и поддерживают в сложные моменты. При этом родители спортсменов почти всегда остаются за кадром. «Матч ТВ» изучил многие вещи в жизни фигуриста Петра Гуменника — призера этапов Гран-при и юниорского чемпионата мира, взглянув на них глазами его родителей. Папа священник, мама врач, трое сыновей, среди которых Петр старший — все дети очень развитые и разносторонние.

Фото: © Личный архив Петра Гуменника

Отец семейства Олег Гуменник — священник в Церкви покрова Пресвятой Богородицы при Политехническом институте. В свое время он учился в этом вузе на инженера, но вскоре после выпуска понял, что его призвание — служить православной религии. Олег закончил Санкт-Петербургскую Духовную семинарию и уже 20 лет работает в церкви.

Елена Гуменник — детский невролог, лечит эпилепсию и занимается наукой.

— По своему опыту могу сказать: работающая мама — это здорово. Дети видят, что я увлечена своим делом, приношу пользу обществу. Ходить на работу, трудиться, помогать людям и еще получать за это деньги — интересно! Они с детства впитывают такую установку и разделяют мои увлечения. Старшие сыновья, например, любят биологию. А еще работа-то у меня тяжелая морально. Приходится видеть много боли — и физической, и внутренней. Поэтому творческие кружки сыновей для меня — некая отдушина. Я вижу детский мир со стороны радости и увлечений, — говорит Елена.

Петр в детстве серьезно занимался не только фигурным катанием, но и музыкой. В определенный момент стало ясно, что все не совместить, и мальчик выбрал спорт. По словам матери, Пете больше по душе физические нагрузки: он не может часами сидеть на одном месте. Потому карьера фигуриста затмила музыкальную.

— Я рано начала развивать всех детей, и Петя был отлично готов к первому классу, учился достойно. Правда, в первой школе его сначала хвалили, а потом выжили — он стал неудобен руководству из-за частого пропуска занятий. Мы отвели сына в медицинскую православную гимназию, и там у него все сложилось: теплая атмосфера, педагоги умеют зародить в детях интерес к учебе, и Петя с удовольствием ходил на уроки, прекрасно сдал ЕГЭ. Все от отношения зависит, — рассказывают родители.
Петр Гуменник / Фото: © Инстаграм Петра Гуменника 

Средний брат Иван выбрал путь музыканта: играет на гитаре и флейте, часто выигрывает музыкальные конкурсы. Недавно он отобрался выступать в Карнеги-холле (одна из самых престижных в мире площадок для исполнения классической музыки. — «Матч ТВ»). Еще мальчик пишет стихи, пару лет назад стал лучшим поэтом по версии «Поэтфест» и скоро выступит на фестивале поэтов на Красной площади. Он раскрыл секрет своего таланта:

— Я вижу стихи как труд. Конечно, вдохновение часто приходит, но важно уметь себя организовывать. Я минимум раз в неделю стараюсь оформить свои мысли под рифму, читаю стихи разных поэтов и занимаюсь в литературной студии.

Кроме стихов, Иван также пишет рассказы и обещает скоро их издать.

Младшему Николаю 8 лет. Он занимается кендо (японское фехтование. — «Матч ТВ»), играет на фортепиано и скрипке. Матери приятно рассказать об успехах своих детей: на вопрос о том, как она успевает водить всех сыновей на разные занятия, Елена улыбается: «Выспаться точно не успеваем! Но в целом, обстоятельства помогают нашей семье».

Фото: © Личный архив Петра Гуменника

Школа — рядом с домом во дворе, аналогично и музыкальная школа. Кружок по олимпиадной математике расположен у церкви, где служит отец, и он водит туда младших сыновей. Когда Петя был единственным ребенком, мама успевала ходить с ним на каждое занятие. А сейчас Елена занята на работе до вечера и занимается с детьми только дома. Зато все контролирует: часто созванивается с педагогами и всегда знает, как у кого успехи.

Петя Гуменник встал на коньки в 2006 году — как раз после успешной для России Олимпиады в Турине, когда начавшиеся ледовые шоу всколыхнули во всей стране интерес к фигурному катанию. Родители уже не уверены, это ли их стимулировало, либо метод проб и ошибок. Они просто хотели найти для сына вид спорта, который бы ему нравился. Отвели сначала на танцы, но Петя оказался слишком мал. Затем отдали в плавание, но ребенок все время бегал по дну в мелком бассейне, — осваивать брасс, кроль и другие стили плавания ему было неинтересно.

— Он до сих пор говорит, что любит воду в твердом виде, а бассейн — не его. Тхэквондо (корейское боевое искусство. — «Матч ТВ») Пете тоже не понравилось. Он не понимал, как можно кому-то «навалять». Мы чуть ли не с криком вели его на занятия и в итоге бросили. Фигурное катание — первый спорт, которым сын проникся сразу, — вспоминает Елена.

Они с мужем тогда жили очень бедно, в коммуналке, и ориентировались на территориальное удобство кружка. Решили попытать счастья в клубе «Спартак», что располагался недалеко от дома, и цены там были адекватные. Правда, делить лед приходилось с несколькими десятками детей. Но первый тренер Татьяна Юрышева как-то сразу вселила в Гуменников энтузиазм: после нескольких тренировок она сказала, что у Петра есть талант и чемпионские задатки.

Самое интересное, что родители фигуриста изначально очень далеки от спорта: раньше не смотрели турниры, не разбирались в тренерах и последовательности занятий, не различали ценность титулов. Сейчас Елена с улыбкой вспоминает, как поняла, что ее сына ждет большое будущее. Это случилось в конце 2006 года, на маленьком турнире на школьном катке:

— Петя всего два месяца занимался, ему только-только поставили программы. Тренер говорит: «Ты пока не умеешь кататься под музыку. Если закончишь раньше — вращайся до последнего аккорда!». Он так и сделал, но во время проката с музыкой что-то случилось: она долго не останавливалась. Петя продолжил вращаться и выиграл. Правда, соперников на турнире было мало, и сына явно наградили за терпение и старание. А я сразу себе в уме нарисовала: сын выиграл, значит, и дальше будет чемпионом! Настолько я не понимала, что это мелкий, абсолютно неизвестный турнир, что «кубок Кристалла» не влияет на карьеру. Но я запомнила только, что мой ребенок победил.

Еще один мотивирующий случай — с главным тренером ЦСКА Еленой Буяновой. Когда Петру было 6 лет, родители поняли, что надо двигаться дальше — идти к тренерам, воспитывающим взрослых спортсменов. Для начала они хотели услышать мнение авторитетного специалиста, и начали смотреть в интернете, какие есть успешные школы. Елена нашла ЦСКА, где тогда каталась Аделина Сотникова.

— Помню, вручила мужу коробку конфет и сказала ехать в Москву, организовать для сына просмотр. Мы думали попасть к тренерам, которые занимаются с младшими группами, но так случайно вышло, что Петю смотрела сама Буянова, — говорит Елена.

Как вспоминает Олег, они с сыном приехали в столицу на раннем поезде, пошли сначала гулять на Красную площадь, помолились в храме, и затем на каток. Когда ждали приглашения в коридоре, главный тренер ЦСКА проходила мимо и спросила, что за новый ученик.

— У Елены Германовны был перерыв, и она согласилась сама нас посмотреть. На льду Петя показал все двойные прыжки, которые умел делать: сальхов, тулуп, риттбергер. Тренер попросила и двойной флип, но сын даже не знал, что это такое. Буянова спрашивает: «Одинарный флип прыгаешь? Двойной — то же самое, только надо дважды обернуться, как в других прыжках». Она помогла Пете настроиться, и он от страха сделал двойной флип. После тренировки Елена Германовна сказала, что берет его в ЦСКА. Но я поблагодарил и сказал, что мы приехали лишь услышать мнение тренера, переезжать в другой город не планируем. Все на катке сначала думали, что это розыгрыш, — говорит Олег.

Его супруга объясняет: они тогда вообще не понимали, где лучшие тренеры. Елена просто прочитала про знаменитую советскую фигуристку, которая заведовала ЦСКА и воспитала новоявленную чемпионку России.

— Когда муж позвонил и с восторгом сказал, что Петю смотрела и похвалила сама Буянова… радости не было предела! И хоть мы все равно не ориентировались, как быть дальше, те слова Елены Германовны очень вдохновили. Мы убедились, что сын талантлив, и начали искать тренера уже дома, — рассказывает мама фигуриста.

Елена узнала про школу Алексея Мишина в «Юбилейном» и отвела туда Петю, когда ему исполнилось 7 лет. Он начал заниматься в группе Олега Татаурова и Ольги Ефимовой. Мишин, как главный тренер, иногда консультировал ребенка и брал его с собой на турниры.

Со временем Гуменник перешел в группу профессора, но тот не мог уделять ему много внимания. За последние 10 лет Мишин готовил к главным стартам своих звездных учеников: сначала Евгения Плющенко, потом Лизу Туктамышеву, Александра Петрова.

— А мы понимали, что у Пети такой возраст, когда надо вкладываться в его талант, постоянно направлять. Он сам еще не может себя организовывать и учить новые элементы. В 10 лет он уже делал все тройные прыжки, сложные каскады (тот же лутц-риттбергер), даже пять риттбергеров подряд умел. И вот Пете 14 лет, а он на том же уровне, с тройным акселем проблемы. Нет прогресса, и мы поняли, что надо уходить. Это был сложный ответственный шаг, мы плакали. Но оставалось лишь два варианта: либо пробовать у другого педагога, либо заканчивать со спортом, — говорит Олег.

Он вспоминает, как в начале 2017 года его сын победил на Европейском юношеском Олимпийском фестивале в Турции. В женском виде выиграла подающая надежды юниорка Алина Загитова. Два чемпиона-ровесника, и какие разные судьбы: у Алины следующие два сезона получились звездными, а у Петра все долго и с перепадами.

Гуменники очень благодарны нынешнему тренеру Веронике Дайнеко за то, что 3,5 года назад она взяла Петю в сложный период.

— Он тогда был в плохой физической форме, еще и подростковый возраст. Мы все приуныли, но Вероника Анатольевна сказала, что сделает для Пети все, что в ее силах. И она держит слово: с нее течет пот после каждой тренировки, — рассказывают родители.
Вероника Дайнеко, Петр Гуменник и Николай Морошкин на чемпионате России 2021 / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

Николай Морошкин работает с фигуристом над скольжением и ставит программы, а Тамара Москвина, как главный тренер клуба, часто консультирует. Елена подчеркивает, что именно Москвина и покойный педагог по актерскому мастерству Александр Степин раскрыли в ее сыне эмоциональность и артистизм.

— Тамара Николаевна вообще креативная. Помню, как она несколько лет назад делала стойку перед журналистами. А как-то ее спросили, использует ли она в работе тренажеры. Тренер подвела гостей к пьедесталам, которые используют на соревнованиях, и говорит: «Вот наш тренажер. Мы учимся стоять иногда на этой ступени, а иногда на высшей». Такие «упражнения» действительно мотивируют.

Родители Петра раскрыли и секрет его балетных линий, которые многие отмечают. Оказывается, он с самого детства берет уроки у педагога Академии Вагановой Нины Иванович. Ее рекомендовал друг отца семейства, тоже священник, с которым они служат в одной церкви.

— Его дочка балерина Елизавета Куликова сейчас танцует в Мариинском театре. А 10 лет назад училась в Вагановке и посоветовала Пете заниматься у станка именно у Нины Викторовны. Мы так и сделали, вот уже много лет учимся хореографии у балерины, — рассказывает мама фигуриста.
Петр Гуменник / Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

Раньше мама Петра активно участвовала в его спортивной жизни: сидела на тренировках и помогала все контролировать. Женщина убеждена: родители могут помочь маленькому фигуристу, когда у него еще не выработаны терпение и ответственность. Ребенок где-то схалтурил, плохо сгруппировался в уголке, а тренер не заметил, потому что занят в этот момент другим учеником. Зато родитель, следящий только за своим ребенком, увидел.

— В таких ситуациях мы единомышленники тренера. Важно показывать ребенку, что тебе интересно каждое его движение, что ты болеешь за результат. Поэтому правы тренеры, которые пускают родителей учеников на свои тренировки», — считает Елена Гуменник.

Олег привел в пример маму Евгения Плющенко:

— Она самая железобетонная мама спортсмена, которую я встречал! Когда тренировка заканчивалась, она говорила Жене: «Ты должен прыгнуть 100 раз. Если у тебя не получился этот прыжок — прыгай заново!». И он мог прыгнуть 70-80 тройных акселей за день. Потому Женя и вырос таким закаленным, всегда трудился на пределе человеческих возможностей.

За 15 лет Елена Гуменник научилась разбираться в прыжках, вращениях и других элементах, которые выполняют одиночники. Кроме наблюдения вживую, женщина много читала об этом, смотрела записи прокатов. По ироничному мнению супруга, она теперь может сама тренировать. Правда, иногда не замечает наружное ребро на лутце и не отличает 3-й уровень от 4-го.

Сейчас Петя уже взрослый, и мама ограничивается редкими советами, беседами с тренерами по телефону. Смотреть прокаты вживую семья Гуменников не ходит — родители и братья узнают уже результаты. Во-первых, для близких это слишком большой стресс. Во-вторых, Петя сам не хочет, чтобы родные присутствовали на его выступлениях — это добавляет лишние нервы и чувство ответственности.

Зато родители всегда поддерживают сына в период травм. Так было пару лет назад, когда фигурист ходил в гипсе и вынужден был сняться со многих турниров из-за болезни Шляттера. В этом году у Петра все шло хорошо, но не повезло получить травму спины за три дня до чемпионата России.

— Мы даже не сразу поняли, насколько это серьезно. Из-за карантина не могли быстро сделать МРТ, и сын уехал в Челябинск в подвешенном состоянии. Выступил на обезболивающих, а когда вернулся, выяснилось, что это спазм мышц. Очень обидно: он ведь был прекрасно готов, на тренировках вся программа получалась! Ладно еще на прошлом чемпионате проспал тренировку перед произвольной и в итоге плохо выступил, а здесь… Случись эта травма хотя бы за две недели — мы бы успели все выяснить и принять меры, — говорит Олег Гуменник.
Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

Родители вспоминают переломный момент четырехлетней давности, когда у Петра были проблемы из-за травм и переходного периода. Летом тетя фигуриста повезла его в Америку на стажировку к Рафаэлю Арутюняну. Тренер определил по ребенку, что он из числа спортсменов «с особой физиологией» — когда все созревает позже.

— Рафаэль Владимирович сказал, что у 15-летнего Пети физиология, как у 12-летнего. Просто не все еще пришло, а через пару лет — когда совпадут возраст и состояние — у него все получится, в том числе четверные прыжки. Так и вышло, — вспоминает Елена.

Елена и Олег по-своему относятся к успехам, неудачам и вообще всему, что происходит с Петром и остальными сыновьями:

— Всегда многое зависит от удачи: как настроишься, ничего ли не заболит в решающий момент, не упадешь ли… Если все обстоятельства сложились, мы благодарны, а если нет, — надо это принять. То, что случилось, уже позади. Для нас страшнее, когда у сыновей неопределенность со здоровьем и тяжелое моральное состояние.

Елена говорит, что Олег просит прихожан своей церкви молиться за сына, когда у него трудности.

— Они поклонники Пети, всегда за него болеют и следят за успехами. Саша Бойкова как-то заметила, что Пете на турнирах Бог помогает. Сколько уже было проблем — все мы постепенно преодолеваем и верим, что у сына впереди много успехов.

Читайте также: