«Я видела, когда агрессия наставника доходила до рукоприкладства». Разбитые детские мечты в монологе рано завершившей карьеру фигуристки

«Я видела, когда агрессия наставника доходила до рукоприкладства». Разбитые детские мечты в монологе рано завершившей карьеру фигуристки
Фото: © Личный архив Елизаветы Самсоновой
С чем сталкиваются те, кто не дошел до больших побед, но все детство посвятил фигурному катанию.

За отличными прокатами фигуристов стоят годы тренировок, фантастических нагрузок и непомерных ограничений в еде. Но здесь есть свои нюансы: с малых лет многие дети живут на льду и при этом надолго в фигурном катании не задерживаются, особенно одиночники.

Зрители даже не представляют, сколько фигуристов заканчивает свой путь после нескольких успешных сезонов из-за проблем со здоровьем — психологических и физических. Публика, по сути, и не знает тех, кто не смог проявить себя, хотя все детство провел на льду.

Лично я как раз все детство посвятила фигурному катанию, но не сумела реализоваться. Начала заниматься очень рано — с трех лет. По нынешним меркам оптимальный возраст, когда стоит приводить ребенка в этот вид спорта. В четыре года я уже уверенно стояла на коньках, а в пять лет пробовала первые прыжки.

На каток меня привели родители, так как хотели, чтобы я занималась фигурным катанием для здоровья. У меня не было такой истории (как и у других малышек) — чтобы увидеть по телевизору, например, выступление Ирины Слуцкой и мечтать стать похожей на нее. Родители сказали, что я буду кататься, и я пошла.

Фото: © Личный архив Елизаветы Самсоновой

Понятно, что в детстве это не очень осознавалось. Я смотрела на все наивными детскими глазами, и мне казалось, что фигурное катание искреннее и гуманное. Когда я начала узнавать больше, интересоваться этим видом спорта, произошло столкновение мечты и реальности. Лет в пять я поняла, что доброты здесь мало и во всех аспектах будет тяжело.

Еще в самом начале я познакомилась с первым отбором в школу, когда ты переживаешь и волнуешься, возьмут тебя или нет. На своем опыте скажу, что смотрят тренеры на разные показатели: антропометрические данные ребенка и родителей, гибкость, прыгучесть, ловкость. Конечно, в три года определить способного спортсмена сложновато, но тех, кто не подходит — очень высоких, тяжелых, — отсеивают сразу.

Как и в моем случае, бывает, что ребенок в фигурном катании — это амбиции родителей. У меня не особо богатая семья, и все траты приходились преимущественно на мой спорт: коньки, костюмы, оплата самих тренировок. Поэтому у меня не было такого количества игрушек, какого хотелось бы, не всегда получалось поехать в отпуск.

В общем, многочасовые тренировки не только отнимают детство, но и требуют больших денежных вложений.

https://www.instagram.com/p/COzgReoqY0t/?igshid=18rpr

Предположим, если привести сейчас ребенка пяти лет в «Ангелы Плющенко» на месяц потренироваться, то выйдет около шестидесяти тысяч. Я занималась в бюджетных учреждениях, и расценки там меньше — примерно десять тысяч. Еще нужно добавить сюда стоимость подкаток (индивидуальных дополнительных тренировок. — «Матч ТВ»), которые были у меня и у других детей — их цена варьируется от двух до трех тысяч в час. Выбирая варианты подкаток у тренера уровня Евгения Плющенко, за час можно потратить около шестидесяти тысяч рублей.

Родителям стоит быть внимательными к подкаткам: не всегда их частота показывает, что ваш ребенок талантлив. Иногда тренер просто хочет заработать на этом. Если ребенку поставили новую программу и для этого требуется отработать все элементы на дополнительных тренировках, тогда можно согласиться. Но в других случаях необходимость подкаток стоит всегда обдумывать, а не тратить последние деньги.

График — одна из головных болей спортсменов. Расписание, конечно же, никто не подстраивал ни под меня, ни под родителей, поэтому тренировки в шесть утра были нормальным явлением. На первых порах график состоял минимум из трех часов льда, трех занятий по хореографии и одного ОФП в неделю. Меньше — нельзя, тренер говорил, что этого и так недостаточно для хорошей подготовки. При таком тайминге тяжело находить время на школу. Уже во втором классе мне пришлось пропускать последние уроки, чтобы успевать на тренировки.

Ежедневно было два льда по часу плюс разминки, заминки, ОФП и хореография. Все это разбивается в течение всего дня: в шесть часов утра была разминка, в семь я каталась на льду, потом перерыв до часу дня, а затем опять лед и заминка. Во время перерыва я отправлялась в школу учиться. На следующий день график менялся. При этом был всего лишь один выходной, в который я либо делала уроки, либо немного отдыхала. Ведь нельзя совсем не давать ребенку отдыхать.

Фото: © Личный архив Елизаветы Самсоновой

На катке маленьким детям лучше не оставаться в одиночестве, так как они могут травмироваться или даже не сумеют одеться: по своему опыту помню, что самостоятельно шнуровать коньки ребенку нереально. Обычно у фигуристов либо кто-то из родителей не работает, либо есть няня. В моем случае была мама, которая посвящала мне все время.

Еще один плюс, если кто-то из родителей находится рядом с ребенком: он сможет контролировать жесткость тренера. Например, одна фигуристка из Сингапура рассказывала, что в 14 лет, когда она мучилась с прыжками, ее подозвал преподаватель и ударил концом лезвия конька по голени. У нее шла кровь, но тренировка не останавливалась, потому что она боялась еще большей ярости с его стороны. Девочка сразу никому ничего сказала, все затмило ощущение унижения.

Лично я видела, когда агрессия наставника доходила до рукоприкладства — он мог ударить ребенка чехлами от коньков или схватить его за волосы.

В такой ситуации родителям лучше не молчать, иначе получится невольное одобрение. В три года дети только учатся взаимодействию с окружающим миром и определению своих установок, поэтому подобное насилие станет для ребенка впоследствии нормальным явлением. Спорт не должен превращаться в насилие — он нужен для развития волевых качеств, для изучения собственных возможностей.

https://www.instagram.com/p/CMB3LDqpxZq/?utm_medium=copy_link

Помню момент, когда я занималась у одного тренера и собиралась переходить к другому. Нужно было принять решение. К первому преподавателю я шла с удовольствием, потому что знала, что он всегда поинтересуется, как у меня дела. Новому было все равно, что происходит в моей жизни. Именно поэтому я решила остаться со своим старым наставником — мне с ним было комфортно.

Соревнования всегда волнительны как для маленьких спортсменов, так и для взрослых. Меня беспокоила такая тема, как «минус-старт». Это значит, что на тренировках я делала все, а на выступлениях не могла ничего показать. Еще и боялась, что, если ошибусь, то тренер и родители меня отругают. Все это сковывало и мешало кататься.

На своем опыте я убедилась, что опасно отдавать в фигурное катание эмоционально неустойчивых и чувствительных детей. Занимаясь в группе, я часто конкурировала с другими детьми за результат и внимание наставника. Не всегда я была в силах с этим справиться.

С точки зрения психики не все выдерживают крик тренера — кто-то начинает плакать, а кто-то уходит со льда, и их быстро отсеивают из группы.

А еще это действительно больно — жесткие падения на лед и мучительная растяжка. Это и стало причиной моего ухода из спорта: слишком частые падения с прыжков привели к травме, и мне пришлось закончить.

Анна Щербакова, Алена Косторная, Александра Трусова / Фото: © REUTERS / Antonio Bronic

Фигурное катание развивается, и, возможно, через пару лет четверные прыжки у девушек будут нормой для большинства. Здесь кроется еще одна причина детских несбывшихся мечтаний — организм не всегда может справляться с подобными нагрузками. Некоторые фигуристы с ранних лет начинают разучивать сложнейшие прыжки, а другие пытаются догнать соперников в уже более взрослом возрасте. Для этого необходимо держать свой вес под контролем, поскольку даже небольшая прибавка разрушит долгую работу над техникой: прыжки начнут «сыпаться», телу будет трудно вкручиваться. То есть нагрузка увеличивается, а есть нужно мало.

Выступающие на более-менее серьезном уровне фигуристы любого возраста, даже юниоры, сталкиваются с сильным давлением со стороны болельщиков. Фанаты ждут безошибочного проката каждый раз, а некоторые хейтеры только и надеются, что кто-то ошибется и они скажут: «Как она посмела упасть? Откуда у нее недокрут? Могла бы и чище прыгнуть». И такое встречается довольно часто. На один положительный комментарий приходится десять негативных. Причем некоторые критикуют так, как будто знают ситуацию лучше, чем те, кто посвятил фигурному катанию всю свою жизнь. Не надо так. Лучше поддержать фигуристов, чтобы в следующий раз они откатались идеально.

Конечно, любой мечтает стоять на пьедестале Олимпийских игр с медалью под гимн своей родной страны, но получается не у всех. На исполнение желаний влияет много факторов, наиболее частые из них — средства, здоровье, психология. Количество не реализовавших себя спортсменов увеличивается. Если мечта о медалях и признании не исполняется, мы получаем детей с разбитыми надеждами. И тут как повезет: многие уходят из спорта с улыбкой и с мыслями, что все это наконец закончилось, а кто-то перестает верить в себя и разочаровывается.

Читайте также: