Новый образ Трусовой — главное явление сезона. Мы поговорили с дизайнером её платья

Интервью Алёны Куклычёвой о критике фанатов, перешитом дважды костюме и купальниках гимнасток за несколько тысяч долларов.

Одним из самых обсуждаемых явлений первой половины сезона в нашем фигурном катании стало новое платье Александры Трусовой. Зеленый цвет на лед? Смело. Розовые цветы в декоре, декольте с тонкими бретелями и нежность? Еще смелее!

В представлении многих болельщиков и специалистов Трусова остается скорее мальчишкой-сорванцом, чем повзрослевшей красивой девушкой. И этот несправедливый стереотип нужно было исправлять — иногда надеть нежное платье и пойти красиво кататься под лиричную музыку хочется даже девочке с каменным прессом и четырьмя заметками в книге рекордов Гиннесса.

Чтобы помочь нам всем увидеть новую Сашу, ее команда обратилась к дизайнеру, с которым прежде не работала ни одна топ-фигуристка.  Алёна Куклычёва — новое имя в дизайне костюмов для любителей фигурного катания. При этом уже практически десять лет Куклычёва шьет исключительной красоты купальники для гимнасток-художниц, применяя в работе необычные технологии и редкие материалы — глиттерные ткани, шелк Dolce Gabbana и многое другое.

За неделю до российского гран-при корреспондент «Матч ТВ» приехала в мастерскую к дизайнеру для интервью.

Из этого материала вы узнаете: 

Дизайнер Алёна Куклычёва в своей мастерской. Фото: © Анастасия Панина / Матч ТВ

«Странно было бы, если бы Саша каталась под лавстори в комбинезоне»

— С чего началось ваше сотрудничество с Александрой Трусовой?

— Я не очень следила за фигурным катанием, если честно. Я же в профессии глубоко в художественной гимнастике, всех звезд гимнастики знаю, причем не только российских. Поэтому когда на почту пришло письмо от агента Саши с предложением о сотрудничестве и контактами, я не сильно понимала, кто такая Александра Трусова.

Погуглила, почитала, заинтересовалась. Написала им в вотсап, и мне перезвонила ее мама.

Я сразу сказала им, что не шью обычно для фигурного катания, потому что есть много разных нюансов в работе. На тот момент у меня было всего 3-4 платья для фигуристов — одно отправлялось в Канаду и несколько осталось в Москве. Фигуристы иногда обращались, но большинство наша цена отпугивала — купальники гимнасток перегружены камнями, что отражается на их средней стоимости. Мы работаем только на камнях австрийского производства — «сваровски» и «стелакс». Курс валют растет, поэтому костюмы в себестоимости материалов дорогие, плюс труд мастеров.

Александра Трусова / Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— Когда стало понятно, что шить платье нужно будет для экстраординарной спортсменки, вас это не испугало?

— Я отнеслась к этому как к эксперименту. Письмо от агента пришло за несколько месяцев до соревнований. Саша поменяла тренера, и им нужно было менять дизайнера. Не знаю подробностей — может, тот дизайнер шьет только для фигуристов того тренера.

Сложность была в ограниченном времени и в том, что мы новые друг для друга люди. Это у постоянных клиентов я уже знаю досконально вкус и особенности фигуры.

— Какие преимущества дает ситуация, когда вы долго работаете с одним клиентом?

— Я знаю саму девочку, знаю, какая она по характеру. А то мне писали — что вы одели Сашу как принцессу, она же пацанка, ракета! (Смеется.) Я этого ведь вообще не знала, правда.

— Какие пожелания звучали в техническом задании для эскиза?

— Любовь, весна, лавстори, нежность — что-то такое. Мы предлагали и розовый, и лиловый, и серо-розовый цвета, но остановились на зеленом. Всем понравилось, но у тренера были сомнения, как зеленый будет смотреться на льду на Саше. Тогда я покрасила лоскуты ткани, отправила их с курьером на каток, и они там уже смотрели, прикладывали, какой цвет должен быть. Пробовали и более приглушенные, и более сочные, мятные, травяные оттенки.

В какой-то мере мы пошли на риск с зеленым цветом. Я посмотрела костюмы фигуристов и поняла, что зеленый берут, но скорее темные оттенки. Изумрудный, например.

В работе я пару раз даже приезжала на каток, смотрела короткую и произвольную программу, саму Сашу на льду. Как она двигается, как это все происходит вообще.

На первый вариант платья у меня вообще было 10 дней по факту, пришлось даже не спать какое-то время.

https://www.instagram.com/p/CHYNInqBqQA/?igshid=1bi701blh2sjo

— Платье сильно изменилось от эскиза до готового варианта?

— Во-первых, изменился цвет — вся покраска производилась вручную. Мне пришлось покрасить три платья, чтобы попасть в искомый оттенок зеленого. Там много нюансов — чуть больше воды добавил, например, и уже не то, когда ткань высохла. Каждая покраска дает неожиданный результат.

Во-вторых, к первой примерке платье было достаточно закрытым. В гимнастике в принципе все должно быть дублировано сеткой. В фигурном катании я изучила вопрос, что допустимо голое тело, но подстраховалась.

Изначально сетка была на груди и на спине. Шнуровки еще не было — она появилась после того, как убрали сетку.

Ну и с камнями в первоначальной версии я переборщила — потом уже поняла, что для фигуристов слишком много камней — моветон. Хотя видела и обратные примеры на льду, и потому еще так удивилась, когда меня болельщики начали критиковать за камни.

— Как прошла первая примерка и чья была идея отказаться от сетки?

— Саша сказала, что сетка неприемлема, потому что она плохо выглядит в движении — видимо, морщит. Ну и когда много сетки, возникает ассоциация с детским костюмом, а тема программы уже не детская, к тому же была цель попробовать новый образ.

На той же первой примерке мне сказали, как открывать трусы — они изначально были более закрытые, — сделали отметки насчет ширины лямок, глубины выреза на спине. После всех этих корректировок платье стало более изящное и взрослое. Евгений Викторович (Плющенко) сказал — попали в образ.

— Почему в итоге решили полностью перешить платье ко второму старту в Казани?

— После первых соревнований в Москве мне позвонила Сашина мама и сказала, что платье надо переделать. Да и сама я видела, какие недостатки были. Принималось во внимание все, что говорили тренеры, Саша и ее мама — достаточно большая команда участвовала в этом. Я учла все замечания, поскольку у меня мало опыта, и было бы неправильно настаивать на чем-то своем.

— Кроме команды Саши, вам ведь еще активно писали замечания и пожелания болельщики? Насколько я знаю, ваш директ просто разрывался от сообщений, кому-то вы даже отвечали.

— Все новое всегда подвергается критике. Для меня было удивительно это, потому что болельщики в гимнастике по-другому себя ведут. Мне действительно писали в личку множество людей — директ был просто «черный». Причем не только зло критиковали или просто хвалили, а писали конкретные советы, как будто реально хотели помочь.

Некоторые люди были в принципе против любых перемен в стиле Саши. Но ведь пробовать разное — это необязательно плохо. К тому же решают все равно тренеры и спортсмен, а дизайнер только делает платье, исходя из их пожеланий. Странно было бы, например, если бы Саша каталась под лавстори в комбинезоне.

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

«На второй примерке Евгений Плющенко сказал про платье: «Вы его что, из сундука достали?»

— Какие главные моменты нужно было исправить в новом платье?

— Были нюансы — немного с чашками промахнулись, с вырезами, с бретелями.

Второе платье подошло уже без примерок и исправлений, единственное — меня попросили снять с юбки стразы. Их и так было меньше, чем на первом. Саша попросила снять вообще.

— Почему решили поменять перчатки?

— Платье стало темнее — прежние по цвету бы не подошли. Стали решать, какие они будут. Первые перчатки мятного цвета все смешно восприняли как рекламу защитных перчаток от коронавируса (смеется). На самом деле ткань была того же цвета, что и само платье, просто без бежевой сетки она не так приглушенно смотрелась.

Мы сделали три варианта, я даже не знала, какой в итоге выберут — бежевые, мятно-сиреневые приглушенные и такие же насыщеннее. Выбрали побледнее. Мы сделали еще украшение для волос — небольшую такую веточку, даже без цветов. Но Саша не надела — может, еще пригодится, а может, решила, что чересчур.

https://www.instagram.com/p/CHXWhL0BfQx/

— Можно ли сказать, что вторая версия платья — окончательная?

— Думаю, да. Я привезла его на примерку в тот день, когда у Евгения Викторовича был день рождения. Саша надела, сделала несколько прыжков, пару кругов проехала. Смотрели на юбку в первую очередь — новое платье стало чуть длиннее, и Саша настаивала его подрезать, а остальные члены команды настаивали оставить как есть. Но поскольку прыжкам платье не мешало, было решено длину не трогать. Прыжки для Саши важнее всего.

— Всех волнует вопрос, ждать ли еще новых костюмов вашего авторства? Например, для произвольной программы — сейчас Саша катается в прошлогоднем платье для «Игры Престолов».

— В данный момент ничего нового не готовим. Было готово платье для произвольной, но с ним не попали — вот что значит новое сотрудничество. Нам сказали, что Саша в этой музыке в образе злого рока. Мы предложили много эскизов, причем таких довольно мрачных — в черной гамме, с рваными рукавами, с юбкой на один бок. Выбрали почему-то эскиз с белыми кружевами. Дмитрий (Михайлов) сказал: «Это платье мы шьем». Только с условием убрать всю детальность, не мельчить, потому что на льду такое теряется.

Мы сделали все более крупно, в остальном работали довольно близко к эскизу. На первой примерке обошлось без замечаний, хотя платье уже было в состоянии достаточной готовности. На второй примерке решили, что платье не подходит. Евгений (Плющенко) говорит: «Вы его что, из сундука достали?» (смеется).

Дмитрий удивился — да, говорит, на эскиз похоже, но не знаю, почему мы его вообще выбрали. Там корсет, кружева — это Джульетта, конечно, а не злой рок. Оно даже дух того времени передавало.

— Вам не обидно было слышать такую реакцию на свою работу?

— Когда костюм не подходит, я никогда не расстраиваюсь, потому что это рабочий момент. Тем более для топовой фигуристки нужно ряд платьев сшить, чтобы получилось то самое.

Мы просто нарисовали новый эскиз, он согласован, но пока команды «шить» не было. Мы можем, конечно, и сами предложить начать, но нужно ли это? Изначально заказ был на три платья, но может, они больше не хотят рисковать. У меня все же пока мало опыта в фигурном катании. Нужно внимательно все изучить, я даже в Казань летала — посмотреть, как это все живьем выглядит на льду, причем не только на Сашу.

Алена Косторная, Александра Трусова и Майя Хромых / Фото: © РИА Новости / Максим Богодвид

— Как впечатления от платья в условиях соревнований?

— Мне понравилось. Там писали в комментариях, что Саша часто его поправляет, но я увидела, что все фигуристы периодически так делают. Алена Косторная лямки даже на награждении поправляла, например. Была еще критика тонких бретелей — но ведь есть и другие платья с тонкими бретелями.

Вообще жаль, что изначально было так мало времени. Я люблю, когда есть недели четыре на костюм. Тогда можно сделать все с толком, с чувством, с расстановкой. Когда все уже готово, я могу поснимать платье на видео, покрутить в разном свете, понять, что стразы не так лежат, и переделать что-то.

— Получается, опыт с Трусовой стал для вас своеобразным выходом из зоны комфорта?

— Именно. Эмоционально и физически мне тяжело это оказалось. Как будто я профан какой-то — это не то, тут не так (смеется). Я привыкла, что мы делаем все хорошо и с первого раза попадаем в видение заказчика. У меня ведь есть постоянные клиенты, причем даже за границей больше, чем в России.

Может, я еще не сразу осознала серьезность всего мероприятия. Отправила эскизы — мне не отвечают, а время идет, но я не тороплю. Могла быть неделя тишины с той стороны. Потом я все же писала и спрашивала, выбрали ли что-нибудь. В какой-то момент был вариант, чтобы другой дизайнер предложил идею — у меня спросили, сошью ли я платье по чужому эскизу. Я говорю — конечно, давайте сошьем, надо же одеть ребенка (улыбается). Не знаю, кто еще рисовал им, но все эскизы командой были отвергнуты.

Я попросила их посмотреть, чтобы понимать, в какую сторону нам не стоит двигаться. Неплохие эскизы, но мне показалось, что они уступали нашим, были довольно привычными. А Саше, возможно, как раз хотелось что-то принципиально для нее новое.

https://www.instagram.com/p/CHGn0KZhuSy/

«Сейчас мы работаем в самой высокой ценовой категории: от 1000 долларов за купальник»

— Вы иногда используете в работе редкие дорогие материалы — итальянский шелк, например. Это сильно увеличивает стоимость костюма? И из чего вообще она складывается?

— Ткань не глобально влияет на стоимость, а вот стразы — сильно. Мы используем австрийские стразы — они самые дорогие. Китайские аналоги стараемся не брать. Редко берем корейские, если нужны цвета, которых нет в каталогах Сваровски — тестировали их, они не облазят.

Наиболее дорогое в костюме — работа мастера и дизайнера, Идею придумать сложно, ну и воплотить потом, чтобы не было как в иронической рубрике «ожидание и реальность». Я провожу обучение, вижу разных мастеров. Бывает, что идеи у человека классные, но реализация хромает. Не хватает мастерства воплотить хороший эскиз в удачный костюм. Это все с практикой приходит и, естественно, стоит недешево. Иногда я смотрю на свои работы прошлых лет и думаю — кто это вообще шил? (Смеется.)

https://www.instagram.com/p/CBz7QN4jksZ/?igshid=1ttl5my06udew

— В чем смысл принципиальности отказа от бюджетных аналогов камней Сваровски?

— Для купальников нашей ценовой категории использование аналогов недопустимо, потому что такой костюм будет красивым только до первого выхода на ковер. А их же по окончании сезона перепродают еще потом — купальник должен прекрасно выглядеть.

Все дешевые аналоги камней с покрытием АБ — те, которые во все стороны сверкают — быстро обшарпываются от трения о ковер, теряют вид. Это если мы говорим о гимнастике. У фигуристов меньший износ костюмов, поэтому использование аналогов, возможно, более оправданно.

Но я вообще не люблю экономить и люблю находить все самое качественное — так работать приятнее и результат получается лучше.

— Можете вспомнить самый дорогой костюм, который когда-либо вышел из ваших рук?

— 3700 долларов за комбинезон для гимнастки — моей постоянной клиентки в Лос-Анджелесе. Он был весь в Сваровски. Но курс тогда был другой.

— Звучит как… цена за подержанный автомобиль.

— И эта цена не с потолка! (Смеется.) А то я бы, может, хотела поставить вообще стартовую в 5 тысяч долларов, но за столько купальник просто никто не купит. Цена связана с качеством.

Сейчас мы работаем в самой высокой ценовой категории, от 1000 долларов за купальник, в этой нише мало мастеров. У меня еще, понимаете, работа не поставлена на поточное производство. Она штучная. Я могла бы опустить ценник и резко увеличить количество заказов, но я не хочу. Не гонюсь за количеством, мне хочется получать удовольствие от своего дела, я его действительно люблю.

Я вообще очень серьезно отношусь к конечному результату. Костюм — это проект, который должен быть доведен до конца, и он должен нравиться по крайней мере тому, кто его оплачивает. Ошибки надо исправлять — не получилось попасть «в заказчика» с первого раза, значит, пробуем со второго. Не получилось со второго — значит, с третьего. Каждое платье — это же твое лицо.

https://www.instagram.com/p/B_Ld-Ryjth9/?igshid=1i6n1u5hs6z7

— В фигурном катании, по крайней мере в России, таких цен на костюмы, конечно, нет.

— Сейчас обращается много людей насчет фигурного катания, и когда я называла цены, они были немножко в шоке, хотя для гимнастики это нормально. Поэтому на костюмы для фигуристов мы снизили цену — от 30 тысяч рублей в зависимости от сложности и размера.

— После вашего опыта с Трусовой количество «фигурных» заказов возросло?

— Не то что возросло, они просто появились. Раньше их и не было. Параллельно с платьем Саши мы сшили еше 3-4 костюма для фигуристов — вроде всем понравилось.

Недавно написала взрослая девочка из Кореи, спросила, возможно ли организовать доставку костюма. Сейчас ведем обсуждение условий.

— У вас довольно популярный инстаграм — двадцать тысяч фолловеров было еще до появления в фигурнокатательной тусовке. Читала, что какие-то подписчики прозвали вас «Злой Королевой». За что?

— Как это обычно бывает, я сшила что-то достойное, получила много необоснованной критики, дала отпор. Тогда и начали писать, мол, кому-то корона на голове давит (смеется). Причем это не заказчики, а коллеги. Было еще недопонимание из-за цен — типа, почему так дорого стоит у Куклычевой, у нас то же самое, но в два раза дешевле.

Я иногда бросалась в полемику, но потом поняла, что если не реагировать — атаки прекращаются.

— Вам кажется привлекательной мысль шить костюмы для гимнасток уровня сборной команды России?

— У нас была в прошлом году договоренность с одним из тренеров, но я, пожалуй, не готова в это впрягаться все-таки. Это серьезное производство — нужно сажать нескольких человек шить буквально только на сборную.

Дина Аверина / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

— В чем вам видится принципиальная разница между костюмами для этих во многом похожих видов спорта?

— Костюмы у фигуристов выглядят пока довольно спортивно, а купальники в гимнастике все больше приобретают характер шоу. Если взять купальники даже пятилетней давности и сравнить с современными, то прежние выглядели намного проще. Не знаю точно, с чем это связано — с приходом высокой моды в вид спорта, с ростом конкуренции или с изменением вкуса главного тренера сборной.

В гимнастике все хотят отличаться, никто не хочет встретиться на ковре со своим двойником. Но есть и то, что объединяет фигурное катание и гимнастику по части костюмов. Интрига — кто в новом платье, какое оно будет? Это такая часть соревновательного процесса с вовлечением болельщиков. 

Читайте также: