Дефицит мальчиков, стереотипы о фигуристах и трудности новой пары. Елизавета Худайбердиева и Егор Базин общаются с «Матч ТВ»

Дефицит мальчиков, стереотипы о фигуристах и трудности новой пары.  Елизавета Худайбердиева и Егор Базин общаются с «Матч ТВ»
Елизавета Худайбердиева и Егор Базин / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф
Они еще и года не катаются вместе, а уже выиграли золото и серебро на этапах Кубка России и скоро выступят на Гран-при Москвы.

В этом сезоне в танцы на льду пришел новый дуэт — Елизавета Худайбердиева и Егор Базин. Оба с интересным бэкграундом. Егору 25, и прежде он пятнадцать лет выступал с Софьей Евдокимовой, которая вынуждена была завершить карьеру по медицинским причинам. Их лучший результат — бронза на чемпионате России и серебро на Универсиаде-2019.

Елизавете 18 лет, и для нее любовь к танцам началась с «Лебединого озера» в исполнении Елены Ильиных и Никиты Кацалапова — она вдохновилась олимпийской программой и с тех пор мечтала только о танцах. Прежде чем встать в пару с Базиным, Худайбердиева каталась с Никитой Назаровым и Андреем Филатовым. С Назаровым они стали серебряными призерами чемпионата мира среди юниоров.

Елизавета Худайбердиева и Егор Базин, завоевавшие золотые медали / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

Худайбердиева — Базин победили на своем дебютном совместном турнире в Сызрани и выиграли серебро на втором этапе Кубка России, а теперь готовятся к Гран-при Москвы. Пара уже успела очаровать многих болельщиков, и «Матч ТВ» решил узнать их получше: вместе и по отдельности. Обсудили и важные события в карьере, и просто приятные моменты из жизни.

Читайте в интервью:

https://www.instagram.com/p/CFAhIDLpHb-/

«Странные ощущения — я всю жизнь держал за руку одного человека, а теперь взял другого»

— Давайте перенесемся в недавнее прошлое. Как вы оказались в одной паре?

Егор: — Изначально инициатива шла от меня и моего тренера — Олега Ивановича Судакова. К концу февраля образовалось стечение разных факторов. Лизе предложили, она подумала и согласилась.

— Как вы объявили Соне (Софье Евдокимовой — многолетней партнерше Егора. — «Матч ТВ») о своем решении? Вы ведь в душе понимали еще зимой, что она не вернется в спорт.

Егор: — У Сони давно болела спина, но она до последнего хотела кататься. В какой-то момент стало ясно, что полного выздоровления не будет. Конечно, я не мог сказать близкому человеку все в один миг. Несколько раз осторожно затрагивал эту тему, готовил ее морально к новому повороту. Затем, уже после операции, сказал, что есть вариант с Лизой и я хочу попробовать. Долго все растягивал… Когда кто-то другой меняет партнера, ты недоумеваешь, думаешь — как так можно?! А когда это касается тебя, ты анализируешь обстоятельства, переживаешь внутри всю свою жизнь. Это как переход спортсмена к другому тренеру.

Елизавета: — Давай ты сейчас не будешь себя винить! В спорте так бывает. Когда встает вопрос двигаться дальше, это не значит, что ты плохой человек и бросил все. Ты хотел попробовать ради своего будущего, поэтому Соня восприняла все адекватно. Конечно, ей было очень больно. Но она любит Егора, желает ему добра, столько лет они вместе. И Соня понимала, что травма серьезная, а Егору надо дать шанс продолжить карьеру.

— Какие чувства вы испытали, когда впервые взялись за руки и поехали кататься?

Егор: — У меня были странные ощущения, потому что я всю жизнь держал за руку одного человека, а теперь взял другого.

Елизавета: — А мне было так страшно и непонятно, что я даже не помню нашу первую неделю тренировок до карантина. Мы еще не знали, точно ли это нам нужно. Вроде хочется, но очень сложно, странно, с грузом прошлого. Мой мозг блокирует тот период в воспоминаниях.

Елизавета Худайбердиева и Егор Базин / Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев

— Можете вспомнить, когда уже ощутили себя гармоничной парой?

Егор: — Я — ближе к концу августа. Но Лиза, кстати, мне плов еще ни разу не приготовила (улыбается).

Елизавета: — После карантина мы поставили программы, затем начали их «чистить». Отрабатывали каждую связку на 10 секунд — кто куда едет, как ногу ставить, пытались подстроиться друг под друга. Конечно, все шло медленно и с трудом. Но мотивация была сильная, и я понимала, что не будет как по взмаху волшебной палочки. Просто нужно было время, и в итоге все получилось.

— С чего вообще начинают опытные фигуристы, когда встают в новую пару?

Егор: — С раскатки и общих упражнений по технике. Мы сначала катались параллельно по одному, затем выполнили простые тройки, скобки, выкрюки (названия шагов в фигурном катании. — «Матч ТВ»). Потом связки, а в последнюю очередь — поддержки.

— У вас изначально разные тренеры, у каждого из них своя методика и сценарий работы. Как удалось соединить эти знания с двух сторон?

Егор: — Денис Эдуардович (Самохин) и Николай Юрьевич (Никонов) взяли меня в свою группу, и я подстраиваюсь под их стиль. А Олег Иванович смотрит со стороны и дает советы по технике. Например, «тут выезды плохие, здесь лучше такую позицию». Он больше консультант, и на соревнованиях, конечно же, помогает.

— Егор, вы с Соней много лет были лидерами в Самарской области. А теперь вы в Москве, где сконцентрированы сильнейшие танцоры страны, да и в самой группе сильные пары. Те же Казакова/Ревия — победители юниорского финала Гран-при. В какой обстановке психологически комфортнее работать?

Егор: — У меня до сентября ни разу не закралась мысль о соперничестве. Я настолько увлекся новым коллективом, атмосферой, программами, что вообще не обращал внимания, кто на льду кроме нас. На самом деле плохо, когда нет коллег, на кого можно каждый день смотреть и понимать, что они делают круче, — это подстегивает. Поэтому я хочу кататься с людьми, на которых желаешь равняться, чтобы была легкая интрига.

Елизавета: — А я всю танцорскую карьеру нахожусь в спарринге с Гошей Ревия (выступает за Грузию, победитель финала Гран-при. — «Матч ТВ»). Сначала он катался с Евой Хачатурян, теперь с Машей Казаковой. И мы всегда с ними соперничаем, это здорово! Сравниваешь, видишь ошибки и плюсы.

«Когда-нибудь исчезнет наконец стереотип, что фигурное катание — не спорт, а лишь колготки натянул»

Елизавета Худайбердиева и Егор Базин / Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев

— Лиза, вы как-то говорили, что во время Олимпиады 2014 года впечатлились программой Ильиных/Кацалапова «Лебединое озеро» и это мотивировало вас перейти в танцы на льду. Расскажите подробнее.

Елизавета: — В 11 лет мне в руки попал родительский айпад. Попросила папу познакомить меня с ютьюбом. Тогда как раз заканчивалась сочинская Олимпиада, и он решил показать мне записи выступлений лучших фигуристов. Мы вместе нашли прокаты Аделины Сотниковой, Юны Ким и других девочек. Я сама была одиночницей, поэтому начали с женского катания. Видимо, в рекомендациях выскочило видео Лены с Никитой. А я и не знала, что существуют другие виды фигурного катания, что можно так красиво танцевать на льду в паре. И загорелась! Родители были очень против — они мечтали, чтобы я прыгала и стала олимпийской чемпионкой среди женщин. Только недавно они прониклись и поняли мой выбор. А тогда… я год промаялась в одиночном и однажды решилась сказать: «Мама, папа, нам нужно серьезно поговорить!».

— А почему родители возражали?

Елизавета: — Как и многие родители маленьких фигуристов, они считали, что в танцы идут неудачники. На одиночниц всегда спрос больше, они популярнее. Плюс в танцах деньги другие — важно ведь найти партнера.

— В танцах дефицит мальчиков. Почему так? Фигурное катание больше привлекает девочек своей эстетикой?

Елизавета: — Мальчиков в принципе меньше на планете, и да, в женственный вид спорта они идут не с таким энтузиазмом. Как правило, родители мальчика скорее хотят видеть его хоккеистом, футболистом или баскетболистом. Возьмите любую детскую группу одиночников: это 17 девочек и, дай бог, два пацана. Но сейчас наш вид спорта популяризируют, и я надеюсь, лет через 15 там будет гораздо больше ребят. Исчезнет наконец стереотип, что фигурное катание — не спорт, а лишь «колготки натянул» (смеются).

— Егор, вы с Соней Евдокимовой много лет дружили с парой Бетины Поповой и Сергея Мозгова. Как это получилось, учитывая, что вы были прямыми конкурентами и часто соревновались «место в место»?

Егор: — Я лучше приведу пример Андрея Багина (катается с Аннабель Морозов. — «Матч ТВ»). Последние пять лет мы на всех турнирах живем в одном номере. Кто бы из наших пар ни выигрывал — всегда потом трезво смотрим видео вместе и друг друга оцениваем: «Здесь ты молодец, а тут недоработал». Грань соперничества стирается. С Бетиной мы тоже с детства соревновались, но это не мешало дружбе. Сейчас, правда, редко видимся.

Елизавета Худайбердиева и Егор Базин / Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев

— Кто составляет ваш круг общения за пределами катка с момента переезда в Москву?

Егор: — Андрей Багин, Никита Кацалапов и два моих хороших друга из Тольятти, которые тоже переехали в столицу почти одновременно со мной — учиться и работать.

— Пару лет назад вы снимались в фильме Максима Шабалина (чемпион мира и Европы, бронзовый призер Олимпиады-2010. — «Матч ТВ») «Умри, Джульетта!». Расскажите об этом опыте.

Егор: — Максим пробовал себя в роли режиссера, его жена — известная актриса (Ирина Гринева). Снимали в нашем общем родном городе Тольятти, и Максим предложил нам с Соней как ученикам его первого тренера попробовать себя на камеру. По сюжету тренер воспитывает свою дочь-фигуристку, а я — партнер девочки. Мы просто катались как дублеры. Наверное, так часто снимают: дальние ракурсы исполняет спортсмен, а ближние — актер. Но было 3-4 сцены с моими и Сониными репликами. В итоге получился короткометражный фильм на 20 минут, его выставляли на фестивалях. В Тольятти в кинотеатре мы с друзьями тоже смотрели. Классный опыт: настоящие съемки с профессиональными камерами и операторами, на экране себя запечатлели.

— Вы сейчас общаетесь с Шабалиным? Все-таки земляки.

Егор: — Он написал мне после Кубка России в Сочи, что мы с Лизой молодцы и что он будет следить за нашей парой, поддерживать.

— Кстати, за кого вы болели на Олимпиаде 2010 года? За Максима или за Тессу Виртью и Скотта Мойра, которыми, я знаю, восхищались?

Егор: — Вся наша группа болела за Макса с Оксаной (Домниной). В тот момент мы думали, что только русские фигуристы — самые сильные. Так удивились, когда после оригинального танца наши уступили канадцам и американцам! Я подумал: «Кто это?» Вообще не видел таких дуэтов, я ведь только чемпионат Европы смотрел. Разозлился, а потом нашел записи прошлых выступлений Скотта и Тессы, и моя любовь к фигурному катанию заиграла с новой силой.

— Софья Евдокимова рассказывала, как много лет назад у вас в группе пробовали исполнять знаменитую поддержку этого дуэта, которой они всех удивили на Олимпийских играх. Может, с Лизой попробуете воспроизвести?

Егор: — Нет, такое не повторяется. Это именно их фишка!

Елизавета: — У Егора с Соней была фирменной нижняя поддержка, очень эффектная. Но если кто-то из ребят повторит ее на соревнованиях… конечно, никто ничего не скажет, но смотреться будет странно. Это как взять музыку к новой программе после того, как твои коллеги объявили, что уже поставили программу под эту же музыку.

Елизавета Худайбердиева и Егор Базин / Фото: © РИА Новости

«Дружочек, плов заслужить вообще-то нужно!»

— Лиза, ваш папа родом из Узбекистана. Вас что-то связывает в настоящее время с этой страной? Бываете ли там, может, национальную кухню любите?

Елизавета: — Егор все ждет, когда я приготовлю ему плов. Дружочек, такое заслужить вообще-то нужно! Женщины просто так плов не готовят (улыбается). Увы, только один раз я была в Узбекистане с родителями пять лет назад. Ездили в Ташкент и Самарканд. У меня там много знакомых спортсменов, и я рада, что узбекистанское фигурное катание развивается, есть юниорская группа. Я была приятно удивлена, встретив на Гран-при фигуристов оттуда. Думала, что они, как Маша Казакова и Гоша Ревия, живут в Москве и выступают за другую страну. А ребята реально живут и тренируются на родине, там каток построили. Тренеры даже просили, если я окажусь в Ташкенте, провести мастер-класс. Вообще хотела в этом году съездить в Узбекистан, отдохнуть душой. Но из-за пандемии поездка сорвалась, оставила в планы на будущее.

— Кстати, в Ташкенте ведь в прошлом году открыли ледовый дворец Humo Arena, и власти республики уже борются за то, чтобы принять чемпионат мира.

Елизавета: — Будет здорово! В этом сезоне этап юниорского Гран-при должен был пройти в том дворце. Когда в прошлом году появились списки, все в группе сразу настроились, что я туда поеду. Но я уже не юниорка, да и серию Гран-при отменили.

— Есть ли в планах поставить узбекский танец, когда в ритмическом будет тема «танцы народов мира»? У тех же Ильиных/Кацалапова был опыт.

Елизавета: — Честно говоря, мне не очень нравилась музыка к той программе. Она не фигурнокатательная, драйва не хватило. Поэтому узбекский танец вряд ли зайдет на льду. Может, когда-нибудь возьмем тему для показательного номера, если Егор согласится на такую авантюру.

— А какую лично вы желаете взять музыкальную тему в будущем?

Елизавета: — «Лебединое озеро». Это программа, с которой я влюбилась в танцы на льду. Классика, очень красивая и глубокая. И Егор, мне кажется, готов каждый год пробовать что-то новое. Но если браться за эту тему, то все должно быть только на высшем уровне!

— Из всех мест, куда вы ездили на турниры, куда бы вам хотелось отправиться в путешествие с познавательной целью?

Егор: — Канада, Япония, Владивосток и Байкал.

Елизавета: — У меня еще Австралия: там был мой первый серьезный старт — юниорский Гран-при. И сразу такое райское место, летели 28 часов.

https://www.instagram.com/p/CFiJHj9phCT/

— Есть ли у вас «место силы» — город, где были успешные соревнования? Например, в прошлом сезоне Софья Самодурова рассказывала, как в разгар неудач отправилась за позитивной энергией в Минск, где ранее выиграла чемпионат Европы.

Егор: — Смотрите: я съездил в Красноярск на Универсиаду и выиграл там серебро. В конце того же года приехал опять в Красноярск на чемпионат России и занял всего лишь 7-е место. Поэтому не хочется привязывать к месту, дело всегда в собственном выступлении. Назову лишь места, которые я обожаю и где люблю находиться, — Красная поляна в Сочи и родной Тольятти.

Елизавета: — У меня тоже победы не ассоциируются с географией. Просто нравится Таллин и вообще вся Эстония, еще Польша.

Егор: — Тольятти…

Елизавета: — Да, очень крутой город! Мы ездили туда осенью на несколько дней, катались под руководством Олега Судакова. Было очень уютно, настоящая маленькая Италия!

Читайте также: