Почему от Тутберидзе уходят ученики, как тренерам вести себя с чужими спортсменами и еще 3 важных вопроса о трансферах в фигурке

Почему от Тутберидзе уходят ученики, как тренерам вести себя с чужими спортсменами и еще 3 важных вопроса о трансферах в фигурке
Этери Тутберидзе / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф
Скандал с Косторной — лишь один случай из общей практики.

Экс-ученица Тутберидзе Алена Косторная уже вышла на лед в новой группе, несмотря на вчерашнее заявление Директора ФФКР Александра Когана о том, что никакие уведомления сторон о переходе им еще не поступали. 

Теперь у Косторной есть 10 дней, чтобы документально оформить свой переход, но числиться весь следующий сезон она будет в клубе «Самбо-70». Что это значит и почему все, что касается смены тренера, — так сложно и неоднозначно?

Разбираемся на конкретных примерах и официальных документах ФФКР и отвечаем на важные вопросы:

Почему от Тутберидзе постоянно уходят спортсмены?

Этери Тутберидзе действительно часто расстается со своими учениками. Но этот факт нельзя рассматривать отдельно от условия, что с момента ОИ-2014 в ее группе побывало столько же фигуристов уровня сборной команды страны, сколько у остальных топ-тренеров вместе взятых. К ней, прежде всего, часто приходят спортсмены, и только потом уходят.

При этом большинство фигуристов и родителей просятся на просмотр сами, и большинство из них не проходит отбор. Два года назад, например, условием для поступления в младшую группу девятилетнего ребенка было наличие у него как минимум двух тройных прыжков. Нет двух тройных — подучитесь еще где-нибудь, а потом возвращайтесь, обсудим.

На наших трансферных картах в этом материале перечислены лишь самые известные и успешные спортсмены, когда-либо тренировавшиеся у Тутберидзе и оставившие ее, но в действительности их было намного больше. В первую очередь это призеры международных юниорских стартов — Ерохов, Скирда, Рухин, Паненкова, Тараканова, Цурская, Саханович, Питкеев. Был, например, и взрослый Сергей Воронов, который в «Хрустальном» выиграл несколько медалей чемпионата Европы и финала Гран-при.

Фото: © РИА Новости / Владимир Песня, Kenjiro Matsuo / AFLO / Global Look Press 

И мы сейчас даже не говорим о детях Валиевой, Усачевой, Хромых, Самсонове, которые пришли к Тутберидзе от двух до пяти лет назад и все еще продолжают с ней работать. Просто представьте, какое огромное число спортсменов прошло за последние 6 лет через руки Этери. И сколько медалей в этих руках они завоевали.

Естественно, из-за конкуренции и серьезных нагрузок состав группы постоянно обновляется. Иногда уходят действительно большие звезды — Юлия Липницкая (к Алексею Урманову, 2015 год), Евгения Медведева (к Брайану Орсеру, 2018 год), Александра Трусова и Алена Косторная (к Евгению Плющенко, 2020 год).

Переманивание — это нормально?

Несмотря на слова Тутберидзе в недавнем интервью ТАСС о том, что она никогда и никого не переманивала, по крайней мере один такой случай имел место быть в прошлом сезоне. Подтверждение тому — прямая речь фигуристки Алены Канышевой, которая в сезоне-2018/2019 делила подиум юниорского финала Гран-при с Трусовой и Косторной, а позже весной ушла от своего тренера Светланы Пановой и оказалась в группе Тутберидзе.

— Вообще меня давно звали в Хрустальный, но я сначала долго отказывалась, а потом поняла, что, наверное, зря. То есть меня не то чтобы прямо звали. Просто сказали, что Этери Георгиевна была бы рада увидеть меня в своей группе (интервью для  прессы во время контрольных прокатов год назад).

Можно ли это считать переманиванием? Пожалуй, да, потому что Алена ясно произнесла переданные ей пригласительные слова Этери Георгиевны. При этом тогда ее сотрудничество с действующим тренером было эффективным, и из двух вариантов хороших условий фигуристка просто выбрала лучшие.

Но давайте все же условимся, что слово «переманивание» с его негативной коннотацией больше подходит для характеристики действий шпионов и несмышленных жеребят, которых можно увести в чужое стойло парой кусков сахара. Мы же здесь говорим о спортсменах как о сознательных людях с их правом выбора.

В «Хрустальном», кстати, Канышевой успели поставить новые программы и собрать четверной тулуп, а потом у нее случилась серьезная травма. Не то свежая, не то рецидив старых проблем, но как итог — под руководством Тутберидзе Алена на соревновательный лед ни разу не вышла и даже завершила карьеру одиночницы. Сейчас она пробует себя в танцах на льду.

«Переманивание» как понятие вообще противоестественно, если мы говорим о конкурентной среде. Ведь не только спортсмены соревнуются между собой, но и разные школы могут предложить фигуристам разные условия. Где-то меньше льда, где-то лучше коллектив, где-то полный пансион, а кто-то богат административным ресурсом. Клеймя фигуристов предателями из-за смены тренера, мы как будто отказываем им в праве замечать все, что происходит вокруг. Запрещаем чувствовать дискомфорт, не позволяем решать, как поступать с собственной жизнью и карьерой, которая у них, к слову, всего одна.

https://www.instagram.com/p/By765TMpwB-/

На Западе система трансферов совершенна и отлажена?

Скандальные и неоднозначные переходы фигуристов от тренера к тренеру совершаются не только в России. Ярчайший пример — предпхенчанский бермудский треугольник Арутюнян — Зуева — Нейтан Чен.

Дело было так: американский вундеркинд и олимпийская надежда Чен летом поставил новые программы у Марины Зуевой, а в октябре еще раз поехал к ней, чтобы «улучшить презентационную часть катания, научиться вкладывать душу в исполнение программы» (цитата Зуевой). Поехал и как будто остался у нее - при том, что до Олимпиады-2018 оставалось 2 года, и готовил его к этой Олимпиаде Рафаэль Арутюнян. На турнире «Финляндия Трофи» Зуева даже успела вывести Чена на лед и посидеть в кисс-энд-крае во время ожидания оценок.

Точки над И были расставлены во время французского этапа Гран-при — там Зуева просила представителей медиа-центра внести ее имя как имя основного тренера Нейтана, медиа-центр пришел с этим к Арутюняну — словом, неудобно получилось. Арутюнян предложил Чену самому сделать выбор, и уже на следующем этапе в Японии Зуевой рядом с фигуристом не было.

Марина Зуева / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Арутюнян тогда прокомментировал весь расклад довольно жестко:

— Не люблю «кисс-энд-край». Работу сделал один, а сидит другой. Месяц потренировал и сел. А тот, кто шесть лет тренировал, может сколько угодно рассказывать, что это его заслуга. Но зрительный анализатор сильнее слухового. Люди видят надпись, видят лицо, сидящее в «кисс-энд-крае» — и у них складывается в голове совершенно другая картина. И что, мне им объяснять, что у каждого человека есть свой уровень понимания порядочности? Да и как мне этого человека судить, если для него это нормально? Есть люди, которые по жизни себя тренируют делать нехорошие вещи. И через какое-то время для него эти вещи становятся нормой. Для них нормально брать спортсменов за два года до Олимпийских игр, цепляться за них, как за ракету — и улетать вверх, чтобы прилететь в рай. («Советский спорт»)

Не нужно уметь читать между строк, чтобы в словах Арутюняна увидеть осуждение человеческих и тренерских качеств Марины Зуевой и разочарование от действий собственного ученика. Его негодование вполне оправданно — может ли быть иначе, когда от тебя уходит лучший воспитанник с явными медальными перспективами, поверивший сладким речам вовремя оказавшегося рядом другого тренера.

И все-таки как поступил бы Арутюнян в аналогичной ситуации, обратись к нему сейчас условная Елизавета Туктамышева? Или сразу после Пхенчхана-2018 — условный Михаил Коляда. Допустим, переманивать их к себе он бы не стал, но вот в ответ на просьбу взять — неужели бы отказался? Вопрос открытый.

Натан Чен и Рафаэль Арутюнян / Фото: © Jamie Squire / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Как в России по правилам должен быть оформлен переход к новому тренеру?

Есть специальное положение, которое регламентирует переход спортсмена от тренера к тренеру в России, и главные его требования можно свести к следующим тезисам:

  • Период переходов устанавливается с 1 апреля по 31 мая текущего сезона
  • Спортсмен или его представитель, если речь идет о несовершеннолетнем, направляет на адрес дирекции Федерации заявление о переходе не позднее 10 дней с его момента
  • В заявлении должны быть указаны: дата перехода, письменное обоснование причины перехода, подпись действующего и нового тренера, а также отметка о согласии руководителя организации, в которую переходит спортсмен

Если не выполняется одно или несколько условий, Федерация оставляет за собой право не допустить или отложить переход. В этом случае возможны такие заминки, как с Косторной. Ее принадлежность к «Самбо-70» даже после ухода к Плющенко — следствие системы клубного финансирования. Проще говоря, под Косторную, тренирующуюся в «Хрустальном», на момент ее решения уйти уже были выделены бюджетные средства на следующий сезон.

Может ли быть так, что федерация не даст добро на переход?

Было и такое, что фигуриста не отпускали к новому тренеру.

Алиса Лозко, девочка с уникальными вращениями и глазами размером с Ладожское озеро, которая начинала кататься в Ижевске вместе с Алиной Загитовой, в сезоне-2015/2016 уже тренировалась у Алексея Мишина. Ощущение стагнации и недопонимание по поводу зимних сборов, на которые ее одну из всей группы не взяли, заставили родителей Алисы задуматься о пробах в «Хрустальном». Алиса, кстати, пробы прошла, только вот на каком-то уровне трансфер застопорился. 

Не то Мишин, не то Федерация спортсменку из Питера в Москву не отпустили. Формальное основание — переход вне трансферного окна 1 апреля — 31 мая. Но сколько было случаев, когда это не являлось препятствием! Взять хотя бы самый свежий пример с Михаилом Колядой, который, кстати, к Алексею Мишину и перешел.

https://www.instagram.com/p/BbCUxqxg90M/

Так мы получаем ситуацию, где в прозрачности механизмов регулирования не заинтересована ни одна из сторон. Почему? Потому что каждый может однажды оказаться в положении, когда индивидуальный подход и гибкость системы ему удобнее, чем четкие правила, запреты и санкции за их нарушение.

Читайте также: