Деньги, лучшие условия и гарантия золота. Могла ли Тутберидзе удержать Косторную от перехода к Плющенко

Разбор самого громкого трансфера в фигурном катании со времен Евгении Медведевой.

Главная новость этих выходных — чемпионка Европы и одна из лучших фигуристок мира Алёна Косторная прекратила сотрудничество с Этери Тутберидзе.

Это уже третий раунд баттла «Тутберидзе против Плющенко» из тех, что стали известны публике. В декабре 2019-го «Ангелы Плющенко» ждали в своих рядах Алину Загитову, в мае 2020-го — ждали и дождались Александру Трусову.

Не то чтобы мы сомневались в словах Евгения Плющенко, обещавшего новые громкие переходы сразу после трансфера Трусовой, но кто тогда из оставшихся в «Хрустальном» подходил на роль сенсации? Щербакова, Косторная да Загитова. Все три варианта — нокаут для Тутберидзе, вопрос ее тренерской жизни и смерти. Поэтому казалось невероятным, что Этери не удержит кого-то из своих самых титулованных учениц.

Но Косторную она не удержала. Да и могла ли бы? Какие, если по-честному, инструменты воздействия у неё были, кроме фантасмагоричных «запереть в раздевалке» и «отобрать паспорт»? Давайте разбираться.

Предоставить особые условия

Проредить группу как клумбу, чтобы оставшиеся сортовые розы чувствовали свою исключительность — такой метод противоречит тренерской философии Тутберидзе. Её идея и предполагаемый секрет успеха заключается в равных условиях для всех, независимо от того, кто перед ней — олимпийская чемпионка, вчерашний юниор или президент страны. А отказаться от самой себя ради учеников, которые, как показывает практика, приходят и уходят, — слишком высокая цена, платить которую Этери никогда бы не стала.

Гарантировать золото

Реальнее будет пообещать вечную молодость и надеяться, что учёные в отдалённом будущем как-то решат этот вопрос. Золото не гарантировано никому, и, как никто другой, об этом знают взрослые ученицы Тутберидзе — проигравшая личный турнир на Олимпиаде-2014 Липницкая, Медведева с серебром Пхенчхана-2018 и Загитова, выигравшая чемпионат мира только со второй попытки.

Этери Тутберидзе и Евгения Медведева перед выступлением на XXIII Олимпийских играх / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

Платить большие деньги

Наиболее реальный способ, пожалуй, только вот не повезло тут ни «Хрустальному», ни Алёне Косторной. Мировой экономический кризис, перспектива отсутствия каких-либо турниров в следующие полгода — худшее время, чтобы найти спонсоров 16-летней пусть и очень красивой, но всего лишь чемпионке Европы. У нас таких сейчас на всю сборную пять штук наберётся — совсем не то достоинство, которое легко монетизировать.

Так и получилось, что только Косторная осталась «нелюбимой дочерью» без рекламных контрактов. Трусову подписал Adidas накануне второго юниорского золота год назад, Щербакова стала атлетом Nike тогда, когда должна была бороться за победу на отмененном из-за пандемии COVID-19 чемпионате мира. Про Загитову и говорить нечего, но у неё особая ситуация — самым крупным контрактам в истории российского фигурного катания предшествовали самые громкие успехи.

И вот здесь обнаруживается уязвимое место Тутберидзе, в которое было чем ударить Евгению Плющенко. Хоть платье от Диор, хоть программу от хореографа Большого театра, хоть мастер-класс по танцам с бродвейской звездой — Алёна Косторная может просить у нового тренера любой аленький цветочек. Прибыльный контракт тоже может попросить, и это будет сложно, но возможно. И если даже не найдётся подходящий спонсор прямо сейчас, вряд ли для Евгения будет проблемой платить Алёне зарплату уровня столичного топ-менеджера маленькой гордой компании. Он от неё в свою очередь получает упоминания в медиа, репутационный профит и высокие шансы быстро состояться как тренер.

К тому же в команде Плющенко теперь работает Сергей Розанов, который, как говорят близкие к ситуации источники, поставил Косторной тройной аксель и вообще известен тем, что отлично справляется с технической стороной работы над прыжками. Потому по совокупности факторов предложение Евгения Плющенко Алёне Косторной было из разряда тех, от которых не отказываются.

Можно ли было уйти красиво

Теперь о том, как именно произошло расставание. Мы пока услышали только оставленную сторону, и она, естественно, не комплиментарна для стороны уходящей — якобы Алёна предъявила список фигуристов, с кем не хочет делить лёд; забрала с собой уже готовые программы, поставленные ей одной из первых; использовала группу «Хрустального» как гарантированный способ пройти восстановительный сбор в Новогорске, хотя сама уже давно приняла решение об уходе. Косторная от комментариев отказалась, поэтому ни подтвердить, ни опровергнуть слова Тутберидзе возможности нет.

https://www.instagram.com/p/CDTqWNoH-G-/?igshid=1h3cli69ms3rx

Нам всем бы хотелось, чтобы союзы «тренер — ученик» распадались канонически — с корзиной жёлтых роз, взаимными словами благодарности и пожеланиями удачи. Только вот почему-то от Тутберидзе так не уходят, и на пятой по счету неблагодарной ученице вопросы к тренеру тоже возникают. Этери Георгиевна умеет отправить такой прощальный месседж общественности относительно ушедших спортсменов, что живые позавидуют мёртвым.

Нужно ли понять и простить

В решении сменить тренера на самом деле нет ничего такого, чего стоило бы стыдиться. Даже удивительно, что общество, избавившееся от крепостного права почти 160 лет назад и 30 лет строящее рыночную экономику, до сих пор так патетически воспринимает право человека на выбор более комфортных условий деятельности, отнимающей 90% его личного времени.

Это нормально — не терпеть, когда тебе плохо, не подставлять вторую щеку, искать для себя лучшего и планировать счастливое будущее, не жертвуя настоящим. К тому же Алёна никогда не скрывала, что фигурное катание для неё — не воздух и не смысл всего, а только возможность реализоваться на довольно непродолжительном отрезке жизни. А Этери Тутберидзе — авторитетный голос исключительно в периметре катка, лучше всего воспринимающийся, когда звучит требовательное и грозное «Косторная!»

https://www.instagram.com/p/B5QeW94I5S3/?igshid=oai9hcx6cwh9

Сложность ситуации в том, что в ней нет однозначно положительных и однозначно отрицательных персонажей. Тутберидзе принято считать кем-то вроде злой волшебницы Малефисенты, но она  заслуживает добрых слов и понимания.

Прежде чем попасть в ее руки, Косторная была просто хорошенькой девочкой с проблемными зубцовыми прыжками и антистабильностью. Такой она при всем потенциале вряд ли заинтересовала бы рекламщиков или Плющенко, а значит, огромный личный вклад в спортсменку и её будущее всей команды «Хрустального» сомнению не подлежит. Естественно и то, что с Алёной были связаны определённые надежды перед Олимпиадой-2022, поскольку Косторная на данный момент является самой стабильной и высокооцениваемой фигуристкой. В общем, любой человек на месте Тутберидзе в такой ситуации был бы если не в панике, то в отчаянии.

Этери Тутберидзе / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

Придётся доказать эффективность

Только не стоит думать, что Косторная попала в сказку, и все, что сделает для неё новый тренер — сущая благотворительность. Она, как и Трусова, интересна Евгению Плющенко прежде всего как высокодоходный проект. А если проекты оказываются нежизнеспособными, бизнесмены обычно исключают их из своего инвестиционного портфеля. 

Подобное уже случалось с Серафимой Саханович и Анастасией Таракановой — тоже, кстати, экс-фигуристками Тутберидзе. После волны пиара и тренерского воодушевления, подкрепленного слабыми спортивными результатами, обе они ушли от Евгения с не лучшей репутацией.

https://www.instagram.com/p/BwTgwO3nafP/?igshid=1smtd960ou8bm

Но это все были пилотные проекты. Так по-крупному, как сейчас, Плющенко ещё не играл. А главное — теперь уже его головная боль, как делить свое внимание между сверхновыми звездами, которые ушли к нему от лучшего в мире тренера в том числе из-за сильной внутренней конкуренции.

Читайте также: