Бутырская в шесть лет ездила на тренировки одна через пол-Москвы. Мы поговорили с ее тренером

Бутырская в шесть лет ездила на тренировки одна через пол-Москвы. Мы поговорили с ее тренером
Мария Бутырская / Фото: © Holde Schneider / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru
«Матч ТВ» беседует с заслуженным тренером России по фигурному катанию Ириной Нифонтовой, которая 19 июня отмечает юбилей. Вспомнили Станислава Жука, поговорили о Евгении Медведевой и Алине Загитовой и получили советы для родителей.

Ирина Нифонтова была первым тренером Марии Бутырской — первой российской чемпионки мира и трехкратной чемпионки Европы. Они сотрудничали на протяжении 8 лет.

С 1977 года Нифонтова работает в ЦСКА. Быть детским тренером — непростое рутинное дело, и это, скорее, призвание, чем профессия. Через тренерские руки Ирины прошли сотни юных фигуристов. Богатый опыт позволяет ей сравнить детей-спортсменов тогда и сейчас.

«Жук даже ночевал в радиоузле ЦСКА»

— В конце 70-х вы начали работать в спортивной школе ЦСКА, где уже трудился легендарный тренер Станислав Жук.

— Вы правы, Станислав Алексеевич был великим тренером, у которого можно многому научиться. Я видела, как работает Жук, что он делает на тренировках. Очень много интересных подробностей!

— Великий и жесткий тренер? Как Анатолий Тарасов в хоккее?

— Я никогда не слышала от Жука каких-то криков на льду, эмоциональных выпадов в адрес спортсменов. Видела большого трудягу, влюбленного в фигурное катание. Он полностью отдавался работе. Бывало, ночевал в радиоузле, хотя жил напротив ЦСКА. Жук занимался и с одиночниками, и с парами. Настоящий фанат. Талантливый, умнейший, трудолюбивый человек. Такого, как он, больше не было.

— Сильно изменилось поколение, если сравнивать со временами СССР? Наверное, сейчас родители приходят в секцию и говорят: «Сделайте из моей девочки новую Алину Загитову»?

— И тогда, и сейчас есть талантливые одержимые дети. Конечно, важны родители, небезразличные к тому, что их ребенок идет в большой спорт. Они не диктуют условия, но создают условия для тренировок. Другое дело, что теперь уровень фигурного катания вырос.

В то время, когда выступала моя ученица Мария Бутырская, она исполняла тройные прыжки. Сейчас вы знаете, что девчонки 13-14 лет уже делают четверные. Такого раньше не было. А если вспомнить времена Белоусовой и Протопопова, то там вообще прошлый век.

Я могу сравнивать, потому что работала с тремя поколениями. Первое — когда выступала Маша Бутырская, наша первая российская чемпионка мира в одиночном женском катании. Во втором поколении были Юлия Солдатова, Надя Канаева, Юлия Лаутова… А после большого перерыва, родив ребенка, я вернулась. И теперь снова работаю с талантливыми детьми в ЦСКА. Для меня это дом родной. Решила начать все с нуля, опять занимаюсь с самыми маленькими. И вот уже есть восьми- и девятилетние детки, которые прыгают все тройные.

— Как вы относитесь к тому, что женское фигурное катание — уже дело не девушек, а девочек? Нужно ли это как-то ограничивать? Может, ввести возрастной ценз?

— Я с этим не согласна. Есть очень артистичные девочки. Евгения Медведева — 19 лет, Алина Загитова — 17…

— Но ведь на подходе 14-летняя Александра Трусова, о которой говорят, что она будет вообще доминировать в спорте.

— Да, теперь подготовка детей идет очень рано. Их с детства учат сложным прыжкам, элементам. Все стало более ранним и насыщенным. Но я бы не стала вводить цензы. Не могу сказать, что детей прям мучат на тренировках, и они абсолютно несчастные. И раньше шла тяжелая работа, и сейчас идет. Одни выдерживают нагрузки, другие — нет.

Фото: © Из личного архива Ирины Нифонтовой

«Тутберидзе не даст много свободы»

— Евгения Медведева сменила тренера, уехав к канадцу Брайану Орсеру — и ее результаты пошли вниз. Не нужно было уходить от Этери Тутберидзе?

— Я бы не хотела выносить оценки. Женя — умная девочка, очень много положила сил на подготовку, чтобы выйти на такой уровень. Тут очень много и работы тренера. Возможно, есть какие-то обиды. Как она считает, что на Олимпиаде — так писали — могли бы придержать Загитову и дали бы выиграть Медведевой.

В принципе, и можно было бы так сделать, а потом Женя ушла бы на пике славы. Хотя, думаю, Медведева бы осталась в спорте. Вообще это интимная тема, отношения между тренером и ученицей.

— Наверное, Медведевой в Канаде теперь дают больше свободы, она стала самостоятельной.

— Если человек одержим фигурным катанием и правильно занимается, то он будет развиваться всегда. И результат придет. Это и тренера касается. Взять ту же Тутберидзе — думаю, по своему складу характера она не даст много свободы. Не будет со стороны смотреть, как ее воспитанники готовятся самостоятельно.

Тут идет совместная работа. Тяжелая, трудная. И надо любить свое дело. Грамотно подбирать детей, чувствовать, с кем и как ты занимаешься.

Фото: © Из личного архива Ирины Нифонтовой

— А как подбирать детей? Вспомните, как вы впервые увидели Бутырскую.

— Как раньше отбирали детей? Запускали внушительную группу на большую площадку ЦСКА, и они катаются. Ребенок мог впервые выйти на лед и попробовать свои силы, возьмут в секцию или нет.

На этом массовом катании я и заметила Машу. Обратила внимание на искорки в глазах. Пятилетняя девочка сразу была маленькой звездочкой. Уже в шесть-семь лет ее брали на показательные выступления, которые устраивали на мероприятиях в ЦСКА. Всегда была интересной, очень спортивной.

И вы представляете, в шесть лет она ездила рано утром через полгорода в ЦСКА. Добиралась до «Войковской» на общественном транспорте. Потом — на метро. У нее спрашивали: «Девочка, а сколько тебе лет? Где твои родители?» А она обманывала: «Мне — семь, я еду в школу».

Так в их семье сложилось, что мама развелась с мужем, родился еще маленький ребенок. Ездить на фигурное катание было не с кем. И вот с шести лет Маша занималась одна. Ее никто не подгонял. Все делала сама. Ухоженная, аккуратная, правильная.

Зимой рядом с ЦСКА раз в год заливали маленький каток. Днем там уже каша из льда. Мы и там занимались, отрабатывали какие-то элементы. Машка уходила с этих тренировок, и у нее сосульки висели на шерстяных колготках.

Ходила в школу недалеко от ЦСКА. Там были спецклассы, где учились фигуристы. А если между уроками вклинивались тренировки, учитель брал детей за руку и вел вдоль забора Министерства обороны к нам в ЦСКА. Откатаются, и снова на уроки. Теперь такого, конечно, нет.

Мария Бутырская / Фото: © Holde Schneider / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

— Кажется, тогда фигуристы учились в одном классе с хоккеистами.

— Мы часто выезжали вместе на сборы. Например, сборная Москвы по разным видам спорта ездила в Оленегорск.

— Это под Мурманском.

— Среди хоккеистов был тот же Павел Буре. Многие известные фамилии из ЦСКА. И вот там мы все вместе тренировались. Было удобно, когда хоккеисты уходили заниматься физикой, а мы с фигуристами захватывали весь лед.

Мы и жили в том дворце в комнатах. Дети там надевали коньки и шагали на тренировку. Три раза в день мы выходили на лед. Зимой за окном сплошная темень, а летом большое круглое солнце ослепляло все вокруг. Спать было невозможно, мы на окна вешали одеяла. Но тренировки в то время были классными!

«У меня дети уже в пять лет исполняли двойные прыжки»

— После Олимпиады в Сочи случился бум?

— Я бы не сказала. Я постоянно вижу большой ажиотаж, и он растет с каждым годом.

— Рейтинг у фигурного катания сумасшедший! Любой вид спорта уберет, даже хоккей.

— Потому что зрелищно, красиво. Можно не в театр идти, а на фигурное катание.

— Во сколько лет нужно отдавать детей в секцию? Дайте совет родителям. Вот в семь лет…

— Думаю, это уже поздно. Если только в танцы. Да и то, они тоже на таком уровне, что сложно пробиться.

Хорошо отдать ребенка в секцию года в четыре. Но для этого нужно проходить отбор. Я вот недавно набирала группу, по своим параметрам. Видно, что дети теперь пошли развитые. Хорошего ребенка можно сразу заметить.

Фото: © Из личного архива Ирины Нифонтовой

— Дети быстро прогрессируют?

— У меня уже в пять лет двойные прыжки исполняли во время зачета. А для этого очень много нужно работать и в зале, и на льду. И физику нужно заложить, и хореографию создать. У ребенка в шесть лет уже должна быть программа…

— Ничего себе!

— Я очень люблю ставить детям программы под классическую музыку. Родители иногда пугаются: «А справится ли наша девочка?» Но потом втягиваются так, что самим нравится.

— Водить ребенка на фигурное катание — это самоотречение для родителей.

— Даже маленькие дети каждый день выходят на лед. А с шести-семи лет — бывает, два раза в день. И еще в школу нужно успеть.

— Титанический труд.

— Еще бы!

— Сейчас я в Сочи. И вижу, как вокруг бассейна, где все на шезлонгах лежат, бегают маленькие девочки. Это секция приехала на сборы. Все отдыхают, а они кроссы бегают, растягиваются, тренируются.

— Но согласитесь, это очень трогательная картина! И когда ты видишь эти горящие детские глаза, то понимаешь, ради кого работаешь тренером. В этом и есть самое большое удовольствие.

Читайте также:

Нет связи