live

«Поймай меня, если сможешь». Как спортсмены пытаются скрыться от допинг-контроля

«Поймай меня, если сможешь». Как спортсмены пытаются скрыться от допинг-контроля
Фото: © globallookpress.com
Обзор уловок большого спорта на фоне допингового скандала в лыжных гонках.

Что произошло?

  • На ЧМ в Зеефельде австрийской полицией были арестованы 5 лыжников: двое представителей сборной Австрии, двое — Эстонии, и один — Казахстана;
  • Имена задержанных на данный момент не сообщаются;

Наш корреспондент на месте событий Сергей Лисин введет тебя в курс дела.

Открыть видео

А теперь — о проблеме в целом.

Вообще-то на допинг спортсменов тестируют уже давно, еще с шестидесятых годов прошлого века. Однако до недавнего времени сам по себе допинг-контроль не создавал больших проблем желающим использовать запрещенные препараты по одной простой причине: он был предсказуем, потому что проводился только на крупных соревнованиях. Именно появление внесоревновательного допинг-контроля стало главной проблемой. Сначала, в 1990-х, он был редкостью, а позже — с появлением системы АДАМС, где спортсмены указывают свое местонахождение на каждый день — превратился во вполне обычное дело.

Совершенствовались и допинговые схемы, уходя в сторону препаратов и методов, оставляющих крайне непродолжительные по времени обнаружения следы. В результате за последние десять лет сложилась ситуация, когда доперам для того, чтобы избежать неприятностей, порой бывает нужно гарантировать себе отсутствие визита инспекторов допинг-контроля в течение, скажем, 48 часов. Учитывая, что большая часть профессиональных атлетов заполняет АДАМС и приехать к ним могут в любой день, на помощь тем, кто прячется от допинг-контроля, приходят несколько несложных, но в то же время крайне эффективных методик. О них и пойдет речь в этом материале.

«Его здесь нет»

Самый простой и часто используемый способ — обычная ложь. Родственники или соседи по номеру сообщают, что человек, который требуется допинг-контролю, отсутствует. И неизвестно, когда вернется. Попытка проверки срывается, спортсмен получает «флажок» (предупреждение о неудачной проверке), но избегает положительной пробы. Да, за три «флажка» могут дисквалифицировать, но по ряду процессуальных требований эти три проверки нельзя проводить подряд, в течение трех дней. После каждой неудачной попытки антидопинг должен надлежащим образом уведомить спортсмена, то есть составить документ, подписать его у руководства и отправить атлету. На это уйдут минимум сутки, если речь идет о рабочих днях. Таким образом, до следующей проверки после неудачной попытки у спортсмена есть порядка 48 часов. Зачастую этого бывает достаточно.

Каролина Костнер / Фото: © Getty Images

Пример из реальной жизни: Итальянская фигуристка Каролина Костнер получила дисквалификацию за то, что соврала инспекторам допинг-контроля о том, что ее бойфренда, олимпийского чемпиона по спортивной ходьбе Алекса Шварцера, нет дома.

«Я — это он»

Очень распространенная в российской легкой атлетике прошлых лет схема. На сбор едут два спортсмена, один из которых — стоящий в пуле тестирования элитный атлет, а второй — внешне похожий на него человек, выступающий настолько слабо, что никто им не интересуется и заполнять АДАМС не заставляет. Эти двое заселяются в разные гостиницы, затем обмениваются ключами и заезжают в номера друг друга. Если к элитному атлету придут с проверкой, инспекторов встретит дублер, который похож на фото в паспорте проверяемого. В свою очередь к дублеру не приедут точно, потому что он даже не указывает свое местонахождение и для антидопинга его, строго говоря, не существует.

Данная схема работает только на выезде при условии, что инспекторы не видели настоящего спортсмена в лицо, не проверяли его ранее на соревнованиях. Поэтому, например, Португалия, где проверки обычно осуществляют испанцы, — идеальное место для подобных сценариев.

Процедура проверки на допинг не включает в себя сверку ДНК, так что такая подмена может быть раскрыта лишь в случае каких-то явных подозрений.

Елена Соболева и Юлия Фоменко / Фото: © Michael Steele / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Пример из реальной жизни: Можно вспомнить громкое дело 2008 года, когда российские легкоатлетки Татьяна Томашова, Светлана Черкасова, Елена Соболева, Юлия Фоменко, Ольга Егорова, Гульфия Ханафеева и Дарья Пищальникова были обвинены в подмене мочи и дисквалифицированы. Речь там, правда, шла не только о внесоревновательных пробах, но и о тех, что были собраны по итогам различных турниров.

Долго добираться

Вместо реального местонахождения в АДАМС указывается вымышленное, желательно подальше. Если эта территория достаточно трудна для проверки либо просто дорога с точки зрения логистики, представители антидопинга вполне могут захотеть подождать, пока спортсмен вернется домой. Понятно, что «вернется» он уже без каких-либо следов допинга в организме.

Микаэль Расмуссен / Фото: © globallookpress.com

Пример из реальной жизни: Датский велогонщик Микаэль Расмуссен указывал, что находится в Мексике, в то время как был замечен тренирующимся в Италии. Показания свидетеля, который видел Расмуссена, сначала привели к снятию гонщика с «Тур де Франс» 2007 года, а затем к дисквалификации. Позже спортсмен сам признался в использовании допинга на протяжении многих лет.

После конфликта

Абхазия 2009 года, Крым 2014-го, Северный Кипр уже долгое время — почти в каждом регионе Земли можно найти территории, на которых достаточно сложно проводить допинг-контроль. Статус этих земель непонятен, доступ к ним усложнен. С одной стороны, нет проблемы прилететь и провести проверку, войны там уже нет. С другой — сотрудники антидопинговых организаций шли не в спецназ или какое-то силовое подразделение, а на обычную работу, и за риск там доплаты нет. В результате, и это автор видел своими глазами, как только в Крыму минимально стабилизировалась ситуация, туда сразу же рванули на сборы тренеры и спортсмены, которые раньше полуостров не особо жаловали, хотя препятствий для посещения не было и тогда.

В пути

Вы взяли палатку, спальник и ушли в поход на неделю. Или с женой и детьми уехали в круиз. Для обычного человека это совершенно нормальная ситуация, а для спортсмена — проблема. Елка в лесу не имеет точного адреса, а корабль, на котором путешествует атлет, постоянно движется. То есть если антидопинговые службы захотят проверить человека, они толком даже не будут знать, где его искать. И если с походом по лесу в теории еще можно решить вопрос, оставляя GPS-координаты при выборе места ночевки, то с океанским лайнером ситуация намного сложнее: где он, известно всем навигационным службам, а вот как на него попасть до захода в очередной порт — вопрос не из легких.

В итоге вероятность проверки спортсмена во время такого круиза стремится к нулю, зато как раз возможность проводить тренировочный процесс на современных океанских лайнерах — более чем отличная. Как правило, там есть почти все, вплоть до легкоатлетических дорожек.

Читай также:

Фото: Getty Images, Michael Steele / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, globallookpress.com, Lutz Bongarts / Contributor / Getty Images News / Gettyimages.ru