ВФЛА могут полностью исключить из международной федерации. Зимний сезон точно провален, под угрозой Олимпиада

Гайки продолжают закручивать.

29 января на сайте AIU — антидопингового органа World Athletics (бывшей ИААФ) — появился пресс-релиз, где описываются дальнейшие рекомендации по российской легкой атлетике, которые AIU дает Совету международной федерации.

https://twitter.com/aiu_athletics/status/1222547261802123265

Ситуация, напомню, следующая:

  • 21 ноября 2019 года AIU выдвинул обвинения в отношении шести чиновников Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА), включая тогда еще действующего президента Дмитрия Шляхтина.
  • Кроме Шляхтина в списке исполнительный директор Александр Паркин, член президиума Артур Карамян, антидопинговый координатор Елена Иконникова, менеджер Елена Орлова и тренер Евгений Загорулько.
  • Помимо множества частных обвинений одно общее было предъявлено самой ВФЛА как национальной федерации.
  • Причиной всего этого стало расследование по делу прыгуна в высоту Данилы Лысенко. Спортсмену инкриминируются теперь уже два нарушения антидопинговых правил: пропуск трех внесоревновательных проверок за 12 месяцев и фальсификации медицинских документов, которые должны были помочь ему оправдать один из этих пропусков.
  • Именно подозрения в соучастии в фальсификации и стали причиной обвинений в адрес всех вышеупомянутых лиц.
  • Пока что все чиновники временно отстранены от работы в спорте, Шляхтин сдал свои полномочия, ВФЛА возглавляет Юлия Тарасенко. На конец февраля назначена выборная конференция, где будет определен новый глава ВФЛА.
Данил Лысенко / Фото: © Jaroslav Ozana / CTK / Global Look Press

Понятно, что одними обвинениями дело не ограничилось, AIU потребовал от всех упомянутых граждан объяснений. Предварительный ответ ВФЛА дала 2 января, еще один, дополнительный, — 16 января. В общей сложности ВФЛА было предоставлено восемь недель на то, чтобы подготовить полный ответ, причем срок трижды продлевали по запросу российской стороны.

В результате AIU сделал следующие выводы:

«…несмотря на четкие и неопровержимые доказательства, ВФЛА решила не признавать действия и бездействие сотрудников, директоров и представителей ВФЛА, за которые она несет ответственность в соответствии с Антидопинговыми правилами.
…ответственный член федерации в сложившихся обстоятельствах признал бы обвинения и проявил раскаяние за свое поведение, но ВФЛА предпочла не делать ни того, ни другого. Вместо этого ВФЛА пошла на все, чтобы отрицать любую причастность к этому делу, обвинять других и атаковать (в контексте «саботировать». — «Матч ТВ») процесс. Этот подход вызывает глубокую обеспокоенность у Совета AIU, поскольку, похоже, указывает на то, что нынешние руководители Федерации являются лишь последователями предыдущих».

В свете этого AIU решил, что больше ничего предпринять в рамках расследования не может и передает его в Совет международной федерации, чтобы дальше дело разбиралось в соответствии с законом и при необходимости (а другого варианта тут нет) было передано в CAS для урегулирования.

Ну, а пока все это будет идти, AIU рекомендует не возобновлять выдачу нейтральных статусов российским атлетам.

В случае же если обвинения окажутся поддержаны (по-видимому, CAS), то дается совет принять следующие меры:

  • Оплата расходов по делу и значительный штраф.
  • Полное исключение ВФЛА из международной федерации.

Вот, собственно, суть заявления AIU. А теперь можно перейти к тому, что за строчками заявления скрыто.

Все решит только суд

Дмитрий Шляхтин / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов

Прежде всего нужно понять, что ВФЛА как структуре и каждому обвиняемому в отдельности антидопинговыми правилами международной федерации, Кодексом ВАДА, Европейской конвенцией по правам человека гарантированы беспристрастные и справедливые слушания. AIU, по сути, выступает в роли обвинения, прокуратуры, которая требует каких-то объяснений, причем делает это достаточно жестко даже с точки зрения формулирования текста своих заявлений. Но проблема в том, что выстраивание диалога с обвинением не приведет ни к чему хорошему, а все сказанное попытаются использовать против вас.

Соответственно, как бы странно это ни звучало, но говорить что-то или оправдываться перед AIU у ВФЛА как организации и у любого из обвиняемых как частного лица нет никакого смысла.

Дело должно быть передано в суд, а уже там согласно принципу состязательности сторон, который обязывает раскрывать все имеющиеся доказательства заранее, будет проведена подготовка к слушаниям, обмен позициями. Затем — слушания и решение.

Несколько наивно полагать, что попытка выстроить диалог с AIU приведет к снятию обвинений. Сделать это можно только в суде, а значит, интерес российской стороны был в том, чтобы побыстрее отправить дело в суд, а вот задача AIU — наоборот, выудить из обвиняемых до передачи дела в суд как можно больше информации, чтобы по возможности использовать ее при составлении иска.

Если сильно упрощать, пресс-релиз AIU — это признание в том, что им не удалось ничего добиться от ВФЛА в рамках следственных действий, новую информацию они не получили, и поэтому им не остается ничего кроме как передать дело дальше на рассмотрение, скорее всего, в CAS.

То есть с судебной точки зрения все правильно. Так и должно быть. Так и нужно себя вести, чтобы не ослабить свою позицию, не сказать лишнего.

И именно поэтому AIU пытается оказать давление по другой линии — на спортсменов. Фактически шансы на то, что наши легкоатлеты будут выступать на международных соревнованиях, сохраняются лишь в случае, если ВФЛА выиграет дело. Как организация.

Пока дело не рассмотрят, нейтральные статусы выдавать не будут. Если дело будет проиграно — их не будут выдавать, потому что наши легкоатлеты вообще окажутся за пределами международной федерации. То есть, по сути, нужна победа, одна на всех, причем именно победа ВФЛА, повторюсь. Главное — выиграть суд против федерации, дела против физлиц вторичны.

Поскольку до решения в CAS никакие нейтральные статусы выдавать не станут, то с точки зрения недопуска наших легкоатлетов на ОИ в Токио противнику выгодно максимальное затягивание дела. Порешать еще месяц-другой, где будет суд, затем не спеша передать дело, запросить отсрочку на подготовку каждого ответа по нему, а там, глядишь, уже и Олимпиада, но нейтралов как не было, так и нет.

Так что сейчас ВФЛА как раз должна быть заинтересована в том, чтобы ускорить подготовку к слушаниям, и быть готова к тому, что оппонент начнет, выражаясь его собственным языком, «атаковать процесс».

Из официального заявления нашей легкоатлетической федерации пока что понятно только, что она «не согласна».

«ВФЛА не согласна с обвинениями, которые выдвигает против нее Совет AIU в связи с их необоснованностью и недоказанностью, а также, принимая во внимание нарушения процессуальных прав ВФЛА, включая предоставление ВФЛА очень сжатого времени для ответа на обвинения, которые подготавливались AIU в течение нескольких месяцев, а также непредоставление ВФЛА полного файла запрошенных документов (документы предоставлялись частями), что потребовало получения ВФЛА отсрочек для подачи своего ответа по мере поступления от AIU материалов, лежащих в основе обвинений.
ВФЛА намерена отстаивать свою невиновность и рассматривает все возможные правовые средства в рамках защиты своей позиции и интересов спортсменов».

Это все замечательно, что «намерены» и «не согласны». Но в данный момент время для пустых разговоров прошло, и согласно дуэльному кодексу пора уже решить, из каких пистолетов вы будете стреляться, со скольких шагов и где.

Читайте также: