​​«Нам отказали в покупке велосипедов, но резкого негатива не видим». Кузнецов о новой реальности

​​«Нам отказали в покупке велосипедов, но резкого негатива не видим». Кузнецов о новой реальности
Александр Кузнецов / Фото: © РИА Новости / Евгений Одиноков
Почему российским гонщикам не придется работать велокурьерами в отсутствие стартов.

Заслуженный тренер РФ по велоспорту Александр Кузнецов рассказал «Матч ТВ», почему спортсмены из его группы стартуют на весенних гонках местного календаря в Испании и как быть с отсутствием стартов. До этих самых стартов наших спортсменов пока допускают только в нейтральном статусе при условии, что заявлены они не за сборную, а за команду без российского или белорусского флага.

— Александр Анатольевич, не вызывает у ваших ребят вопросов нынешнее состояние дел, зачем, мол, вообще все это надо. Такого нет?

— В нашей группе состояние у ребят нормальное, они эмоционально заряжены на работу. Сейчас у нас есть возможность сравнивать наши результаты в Минске с теми, что показывают на Кубке наций в Канаде, который примерно в эти же сроки. К тому же нынешняя ситуация временная, сколько она продлится, прогнозировать трудно. Но если нас допустят до соревнований, мы должны быть к этому готовы.

— У вас ребята стартуют в Испании в нейтральном статусе. Расскажите, как строится процесс заявки на такие гонки прямо сейчас.

— У нас за двадцать лет в Испании появилось много друзей. Нас там знают. На региональных гонках может стартовать кто угодно, они не под эгидой UCI. Более крупные гонки, всеиспанские, но потихоньку нам удается заявляться на них — распределили своих ребят по местным клубам. Ищем возможности приспособиться к этой ситуации.

Александр Кузнецов / Фото: © Пресс-служба ФВСР

— Хорошо, что нашлись испанцы, которые идут на это.

— Они довольно теплый народ. К тому же мы базируемся не в Мадриде, не в Барселоне. Подальше от крупных городов обстановка более спокойная.

— Давление на местных в духе «уберите россиян со стартов» есть?

— В такой мере нет.

— Сейчас будет ряд соревнований с приглашением белорусов и других команд. Хватит этого календаря, чтобы хотя бы не растерять свой уровень по крайней мере до конца года?

— Конечно, этого не хватит. Соревнований чрезмерно мало. Если бы мы могли возродить тот календарь, что был в СССР, вот его было бы достаточно. Нынешнего — нет.

Минспорта берет на себя не так много стартов и только судейские расходы, остальное оплачивают регионы. Это достаточно затратно. Тем более что не у каждого региона в велоспорте хватает средств — наш вид спорта более материалоемкий, чем многие другие. Нам нужны и велосипеды, и запчасти, зимняя одежда, машина, мотоцикл. Поэтому во многих регионах велоспорт в плачевном состоянии.

У нас есть обласканные виды спорта, но велоспорт, например, как и гребля, в плане общего финансирования — «бомжовый» вид. Если говорить о финансировании, то оно сводится к цифре бюджета одной континентальной команды. Их в мире больше ста. При этом континентальная команда в профессиональном велоспорте низший уровень — есть еще профессиональные (бывшие проконтинентальные. — «Матч ТВ») команды и команды Мирового тура. Так что нынешний наш бюджет не просто скромный, а просто никакой. Только для поддержания каких-то соревнований и выезда сборных на основные старты.

— Мы видим, что происходит сегодня в не чужом для вас теннисе (дочь Александра Кузнецова — Светлана Кузнецова, победительница двух турниров Большого шлема в одиночном разряде. — «Матч ТВ»). Думаете, в велоспорте кто-то готов вот так вступиться за вашу возможность стартовать в нейтральном статусе?

— В профессиональном велоспорте у ребят есть возможность ездить гонки — в Мировом туре в мужском и в женском. Другое дело, что взрослый теннис — он в целом профессиональный. Поэтому у них другая ситуация.

— Профессионалы на шоссе могут ездить, да. Но тем не менее в нашем самом успешном виде велоспорта — треке — пока мы никуда «нейтралами» заявиться не можем. Ведь так?

— Пробовать пока было рано, но мы будем это делать. Надеюсь, что получим допуск на серьезные соревнования. Разумеется, не на чемпионаты мира и Европы, но есть другие гонки, тоже высочайшего класса. Думаю, есть у нас определенные шансы. А вообще, сейчас задача — сохранить контингент спортсменов. На подготовку профессионального гонщика международного уровня уходит 9-12 лет, чтобы он мог на что-то претендовать. И если эта работа уже сделана, стоит ее заглушить чуть-чуть — все потеряешь. Так что это сегодня первоочередная задача.

Фото: © Личный архив Глеба Сырицы

— Сейчас на Спартакиаде обещают хорошие призовые. Это поможет?

— Призовые имеют стимулирующее значение, они нужны, важны, но не несут в себе определяющей роли.

— Не будет такого, что потенциальному лидеру сборной выгоднее будет работать велокурьером, чем заниматься профессионально велоспортом на треке?

— О своих гонщиках мы заботимся. И если мы живы, то потому что нам удается решать все материальные вопросы — наши ребята не бедствуют. Они изначально с детского возраста не покупают ни велосипед, ни форму, всем этим обеспечены. У них есть календарь — в Питере это посильно, к тому же спорткомитет у нас работает на хорошем уровне.

— До Игр в Париже два года, с существующей системой отбора без нужного количества стартов вы можете и теоретических шансов на Олимпиаду лишиться.

— На сегодняшний день надежды не теряем — она умирает последней. Если вся эта ситуация разрешится до конца года, чисто теоретически к отбору мы успеем.

— Вы поехали бы в этой ситуации на чемпионат мира, если бы ребят допустили? Водные виды отказались еще до того, как FINA решила не приглашать команду.

— Я думаю, нам бы стоило поехать, и не считаю, что в нашем виде спорта была бы совсем уж невыносимая обстановка. Там, где мы контактируем, резкого негатива не видим. Посмотрите на теннис. Ведущие игроки считают, что отстранение от Уимблдона — это неправильно. Спортивная среда — именно спортивная, — она менее поражена. Безусловно, есть запевающие…

Нужно понимать природу велоспорта. На «Тур де Франс» стартует 200 человек. Один упал — и групповой завал. Должна быть поддержка и взаимопонимание. В велоспорте есть главная группа — «мама». Если что-то случилось, если нет питания, тебе помогут.

— Но все мы читаем соцсети, СМИ. Все равно будут те, кто против.

— Безусловно, мы это чувствуем. Нам, например, отказали в приобретении велосипедов. Но это все сверху, а сама гоночная среда — это уже другая атмосфера и другие отношения.

Читайте также: