«Вся команда Поветкина пройдет проверку на полиграфе». Спецэфир «Матч ТВ» о допинг-скандале в боксе

Расследование допинг-скандала с участием Александра Поветкина уже началось. О первых версиях в прямом эфире «Матч ТВ» рассказали Александр Поветкин и глава компании «Мир бокса» Андрей Рябинский.

Александр Поветкин

Об инциденте: «Был шокирован. Очень неприятно, сильно переживал. Хорошо, что не вечером сказали, а то ночью не заснул бы. Но я бы вышел на бой по-любому. Этот препарат — остарин — нужен для набора массы, но набор массы мне не нужен. Я показал самый маленький свой вес за последнее время. Какой тут набор массы?! Надеюсь, разберутся, и выяснится, почему так получилось. Я никогда остарин не принимал. Не видел его и не знал о нем. Не могу представить, как он попал в организм. Знал, что меня проверяют через каждые пять-шесть дней. Постоянно брали допинг-тесты — после сборов в Кисловодске два-три раза, затем — когда уже дома был. И позже тоже».

О замене соперника: «Дюопа приезжал и помогал мне, еще когда я готовился боксировать с Кличко. С тех пор он стал только сильнее. Я понимал, что бой легким не будет. Если кто-то думает, что привезли мешка какого-то — можно посмотреть его бои. Мое дело было выйти на ринг и хорошо провести поединок».

«Нигде не смогли найти боксерки 49-го размера в Екатеринбурге» — что нужно знать о замене соперника

Об усилении контроля за тем, что принимает: «Что я могу контролировать? Есть специалисты, сейчас будем выяснять, что у нас могло быть не так. Сомневаюсь, что в моей команде есть предатель, даже не думал об этом. Каждому в своей команде я доверяю».

«Я отправляю человеку из USADA фото каждой этикетки». Хабиб Нурмагомедов о том, как проходить допинг-контроль

О нокауте: «Это не лаки-панч. Мы, когда тренировались, делали акцент на повторные удары. Второй-третий удар соперник обычно не видит, а именно такой удар и является нокаутирующим. Когда боксировал, много чего не получалось. Соперник другой, но очень хорошего уровня. Тем более француз был предупрежден задолго до боя, знал, что есть вероятность поединка и готовился к нему».

О возможной дисквалификации и завершении карьеры: «Даже не думаю о том, что этот бой может стать последним в карьере. Хотелось бы дальше побоксировать, я только начал раскрываться. Не знаю, как получится, но надеюсь, все будет по справедливости»

Андрей Рябинский

О том, с чего все началось: «Я узнал об этом в восемь утра. Письмо мне пришло в три часа ночи. Первое ощущение — шок. У нас было недоброе предчувствие, но оно было в отношении той команды: я как-то ждал от Дона Кинга каких-то проблем, именно поэтому появился запасной боксер, Дюопа».

О переговорах: «С самим Стиверном я разговаривал непосредственно перед боем, потому что мы хотели договориться и сделать бой без титула. У WBC не было никаких возражений о том, чтобы этот бой прошел, просто он был бы не титульным. У Саши была провалена проба „А“, но он не был дисквалифицирован.

Не хотелось обманывать ожидания людей. Вообще в такой ситуации надо отменять мероприятия, но когда мы узнаем о проваленной пробе в день боя, то отменять его сложно, нецелесообразно.

Мы предлагали Стиверну больше денег, он начал торговаться и называть запредельные суммы. И мы не смогли договориться по деньгам. Но даже не деньги были ключевым: я понял, что они сами в себе запутались и не могут принять решение».

О том, как остарин мог попасть в пробы Поветкина: «У нас ведется внутренне расследование, я не придерживаюсь никаких версий, ни о теории заговора, ни версии о том, что это подстроили враги. Есть несколько версий: первая — все спортивное питание, которое Саша употреблял, отправлено на экспертизу. И, если там будет найден какой-либо запрещенный препарат, мы будем разбираться [с производителями]. Второе — есть вероятность получить остарин с пищей, потому что когда выращивают бычков, особенно за рубежом, их подкармливают какими-то веществами, в том числе и содержащими остарин. И в теории возможно, съев стейк, получить в организм и что-то запрещенное.

Эдуард Безуглов о том, как в пробах Поветкина могли найти запрещенный препарат

Об отношении Дона Кинга и отношениях с Доном Кингом: «Мы принимаем любое мнение, даже если оно слабо компетентно. Никто не сомневался, что Дон Кинг что-то скажет. Я выиграл у него суд на два миллиона долларов, и, несмотря на то, что мы общаемся, у нас есть мужское противостояние.

Вообще дело не в Доне Кинге. Если говорить о теории заговора, то ситуация выглядит так. Очень странно, что у Саши все время чистые пробы, но ровно перед чемпионскими боями у него появляются грязные.

У меня есть суд с командой Деонтея Уайлдера, у них иск ко мне на 4,5 миллиона долларов. У меня к ним иск на тридцать с небольшим миллионов долларов. И выиграть это дело у меня были очень хорошие шансы. У них претензии к нам из-за того, что бой Поветкина с Уайлдером 21 мая не состоялся. Но в период, пока шло расследование, они наговорили кучу всяких вещей, порочащих деловую репутацию. Поэтому у меня к ним тоже был иск. Но после этого теста мои шансы на победу резко падают и это к разговору о том, кому может быть выгодна вся ситуация.

О расследовании: «Саша сдавал параллельные тесты и будет сдавать еще. Если мы там не увидим этого препарата, мы вернемся к версии относительно теории заговора (вероятно, имеется в виду возможная подмена проб или фальсификация результатов теста — «Матч ТВ»). Если новые пробы Саши тоже будут положительными, то начнется внутреннее расследование. Могу сказать, что на этой неделе, начиная с завтрашнего дня, вся команда Саши будет проходить полиграф».

Как остарин мог попасть в организм Поветкина?

Отвечает заведующая отделением функциональной диагностики Клиники спортивной медицины Виктория Гамеева.

Открыть видео

Фото анонса: РИА Новости/Павел Лисицын; РИА Новости/Кирилл Каллиников

Источник: Матч ТВ

Поделиться в соцсетях: