«Сдерживаюсь, чтобы не материться». Интервью Шлеменко после боя с Мусаси

«Сдерживаюсь, чтобы не материться». Интервью Шлеменко после боя с Мусаси

Через час после боя Александр Шлеменко рассказал корреспонденту «Матч ТВ» Александру Лютикову о реакции на решение судей, сломанной руке и лежащем в соседней палате Мусаси.  

– Александр, поздравляю с победой.

– Спасибо, но это не победа. Вообще, когда бой закончился, я думал, что дадут раздельным решением в мою пользу. Мне сказали сейчас, что Джимми Смит (комментатор Bellator, бывший боец – «Матч ТВ») отдал мне два раунда. Я считаю, это правильно. Я не понимаю, как можно отдавать победу человеку, который так провел третий раунд. По-моему, я выиграл этот раунд со счетом 10-8. Мусаси не сделал там ничего. Сейчас ведь ввели новые правила, новые системы оценки. И я хочу спросить: где эти новые системы оценки? По ним ведь можно дать 10-7 в раунде. И я не понимаю, что сделал Мусаси, чтобы в третьем раунде было 10-9, а не 10-8? Сдерживаюсь, чтобы не материться.

– Этот бой ставит под сомнение справедливость рейтингов.

– Согласен. Ну вот на какое место они меня сейчас отбросят в рейтинге – с 17-го на 27-е? А Мусаси останется третьим? Но меня радует знаешь что? Третий номер мирового рейтинга ничего мне не сделал. Не попал по мне даже. Ты прекрасно знаешь, что меня там уже похоронили все знатоки и умники. Это люди, которые смотрят рейтинги: так, третий номер против семнадцатого. Ну все, значит, семнадцатого побьют. И причем Bellator тоже меня похоронил заранее – думали, что мне в этом бою конец. А получилось вон как.

У меня есть две руки, две ноги. Любой может избить меня. Любой может избить Мусаси. Главное захотеть.

– Все ли получилось в этом бою так, как планировалось?

– Если честно, мне чуть по-другому надо было драться. Но не могу я драться на очки. Не хочу я драться, как лох: пробить два лоукика и бегать, удерживать это преимущество. Да, первый раунд он провел у меня за спиной. Но я знал, что я встану – и он ляжет. Я шел за нокаутом. Но он тоже, надо отдать должное, не мальчик для битья. И как бойца я его уважаю. Терпеливый боец и не зря на хорошем счету. Опыт тоже видно: он выдержал все до конца. Тем более выдержать проще, чем зарубаться. Он же не шел в рубку – и сразу весь свой кикбоксинг позабыл, и интервью свои позабыл про то, что он во всех аспектах лучше меня. В стойке мне можно было работать похитрее, но это трехраундовый бой, времени мало. Поэтому я в каждом моменте был заряжен на нокаут. Но за три раунда финишировать топового бойца очень сложно. Тем более если у него установка бегать – попробуй догони его. И поэтому как раз хочу драться в пятираундовых боях. Я хотел пятираундовый бой, но они не дали. Еще два раунда – и я бы его финишировал. Возможно, что даже еще одного раунда хватило бы. Ты же видел, один удар – он падает на спину и лежит.

– В третьем раунде Мусаси упал, вы пошли за ним в партер и попытались добить там. Не считаете, что надо было дать ему подняться и продолжить разбивать в стойке?

– Не знаю… Может быть. Может быть, да. Я думал, может, хоть в партере его пробью. В стойке-то он бегает, его еще догнать надо. Если кто-то думает, что он упал от усталости, пересмотрите его прошлые бои. Он наоборот обычно концовку всегда забирал. А здесь сказались все те удары, в том числе по корпусу, которые я по нему пробил.

– Первый раунд, он предпринимает несколько попыток вас задушить. Это было опасно?

– Да в том положении он никогда бы в жизни меня не задушил. Он положил руку на челюсть и изображал, что душит. Смехота вообще.

– Но есть люди, которые от такого давления на челюсть сдаются.

– Так душить можно только новичков или перворазрядников, которые испугались.

– Ключевой вопрос: кому отдать победу во втором раунде? 

– Я считаю так: в стойке я выиграл, потом еще и тейкдаун сделал. И он тейкдаун тоже сделал. Ну да, он там отсиделся за спиной, но за это время он не сделал ничего. Какой урон он нанес? Мне кажется, я выиграл этот раунд. Но допускал, что его расценят как ничейный - и отдадут победу раздельным решением тому, кто взял заключительный раунд, то есть мне. 

– С какой реакцией на это судейское решение вы столкнулись?

– Весь зал поддержал. Когда уже с боя шел, все люди говорили, что я выиграл. Я с такими ситуациями уже сталкивался в карьере. Дважды побил Пеле Ланди, дважды мне присудили поражение, дважды зал освистал это решение – что в Бразилии, что в Словении.

– Есть пример боксера Руслана Проводникова, которому после выдающегося боя против Брэдли все говорили: «Ты молодец, ты настоящий чемпион». И его это, мне кажется, немного опьянило, что сказалось на дальнейших боях.

– Меня не опьянит. Руку подняли не мне – это значит, что я не был достаточно убедительным для судей. Мне присудили поражение – и оно теперь навсегда останется со мной. Пройдет время – и уже никто не будет помнить, какой там был бой и справедливым или несправедливым было решение. Мне нужно кормить семью, нужно подниматься в рейтингах. Что даст мне это поражение? Что несколько людей подойдут ко мне, посочувствуют и скажут мне: «Ты выиграл»? А кто до боя меня похоронил, те и будут продолжать говорить: «Да ничего не было, да он проиграл, да он не умеет бороться». У меня такое было еще по любителям. Если не выиграл нокаутом, то проиграл по очкам. Я бы, может, изменился, но мне это не дано. Как-то суперхитро действовать я не могу. Я не раз говорил уже: я не родился бойцом, это не мое предназначение. Просто у меня есть дух, но это даже не моя заслуга, а моих предков.

– Почему понадобилось ехать в больницу?

– Во втором раунде сломал левую руку. Бил и понял, что она уже сломана.

– И продолжал ей бить.

– Да в бою-то не чувствуешь этого вообще.

– Будет реванш с Гегардом?

– Ты считаешь, что они выйдут на меня с предложением боя? Мне мой менеджер Алексей уже говорит, что это придется год ждать: в марте Мусаси за титул подерется – и только потом, может быть, со мной. А я и так год просидел без боев в Bellator. Я не хочу, чтобы моя карьера простаивала, не хочу сидеть и ждать этого реванша. Мне все говорят: «Ты такой маленький для этого веса». Зато я могу драться часто. Я бы уже на следующей неделе мог подраться, если бы не сломал руку. 

– Вроде бы у Гегарда сломана орбитальная кость. 

– Говорят, что он в соседней палате. Многое можно говорить, но мы бойцы, я его уважаю и хочу пожелать ему выздоровления. 

Автор: Александр Лютиков

Фото: globallookpress.com

Шлеменко засудили в США. Правда или нет? 

Поделиться в соцсетях: